Меню Рубрики

Установка декодеров на аналоговые локомотивы

Київський модуль

Український форум моделістів та шанувальників залізниць

Установка декодеров в старые локомотивы

Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення DimaFirebird350 » 31 серпня 2010, 21:02

Re: Бернард расскажите как вы ставили декодеры на старые локи

Повідомлення Bernard » 31 серпня 2010, 23:01

Самое главное декодер помощнее надо туда ставить.Желательно минимум 1 ампер.Если будет слабый,то локомотив будет дёргатся при старте как эпилепсик.Похоже старые моторы там прожёрливые.Желательно с регулировкой Back EMF.Первое что удаляю это всякие конденсаторы,и катушечки.Лампочки естественно вон,меняю на светодиоды.Больше я там ничего особого не заметил.

Re: Бернард расскажите как вы ставили декодеры на старые локи

Повідомлення DimaFirebird350 » 31 серпня 2010, 23:21

Bernard писав: Самое главное декодер помощнее надо туда ставить.Желательно минимум 1 ампер.Если будет слабый,то локомотив будет дёргатся при старте как эпилепсик.Похоже старые моторы там прожёрливые.Желательно с регулировкой Back EMF.Первое что удаляю это всякие конденсаторы,и катушечки.Лампочки естественно вон,меняю на светодиоды.Больше я там ничего особого не заметил.

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення SergeyABelov » 31 серпня 2010, 23:23

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення SergeyABelov » 31 серпня 2010, 23:25

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення Bernard » 31 серпня 2010, 23:27

Да,некоторые декодеры нереально греются.Не знаю,может это попортить корпус или нет.Но я стараюсь максимально удалить декодер от корпуса.Вгрызаюсь в баласт если места не хватает.Тираню напильником,сверлю пазы.Вообщем если не видно,никакой пощады потрохам.

Красный,чёрный рельсы.
Оранжевый,серый,мотор
Синий общий к свету и дополнительным функциям.
Белый,жёлтый ,передний,задний свет.

Подетальнее надо инструкции полистать.В общем никакой разницы чей декодер,провода и функции всегда будут одинаковы.Там добавятся фиолетовый,зелёный,но это уже дополнительные функции.

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення DimaFirebird350 » 31 серпня 2010, 23:46

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення SergeyABelov » 31 серпня 2010, 23:53

Re: Установка декодеров в старые локомотивы

Повідомлення pavnd » 01 вересня 2010, 14:09

источник

Установка декодеров на аналоговые локомотивы

Как работает раздельное управление локомотивами

Как известно, в обычной железной дороге управление осуществляется простым пультом, который регулирует величину и полярность напряжения, подаваемого на рельсы. Двигатель локомотива через колёсные пары подключается к рельсам.

Для раздельного управления, двигатель и фонари локомотива подключаются к рельсам через плату-декодер.

К рельсам подключается пара Control Station — Booster, которые по паре рельс подают на плату декодера питание и сигналы управления одновременно.

Управление железной дорогой, в простейшем случае, осуществляется ИК-пультом.

Приёмник ИК сигналов расположен на Control Station, которая формирует управляющие сигналы для Booster. Booster формирует на рельсах переменное напряжение, смодулированное управляющими сигналами. Booster и Control Station часто совмещены в одном устройстве.

Декодеры различной степени “навороченности” также могут содержать проигрыватель звуков локомотива, генератор дыма паровоза, контроль скорости локомотива с обратной связью, поддержку плавных стартов/остановок.

Мне предстояло сделать Control Station + Booster с приёмом команд по ИК и Bluetooth, три декодера локомотивов и три декодера стрелок.

Передача команд по рельсам
______________

В стандартной реализации передача данных осуществляется по протоколу DCC[8]. На рельсы подаётся переменное напряжение, промодулированное цифровым сигналом. Это не синусоида, а переключение полярности постоянного напряжения 12В. Единицы и нули формируются импульсами разной длительности:

Декодер содержит выпрямительные диоды, которые формируют постоянное напряжение питания для микроконтроллера и двигателя.

Микроконтроллер декодирует поступившие команды и управляет двигателем и фонарями локомотива. Каждый локомотив имеет уникальный номер и обрабатывает команды, посланные только ему.

В сети можно найти программную реализацию протокола DCC[9], а также открытые проекты DCC Control Station[6] с кучей “наворотов”. Однако попытки по-быстрому “врубиться” в исходники библиотеки привели к выводу, что быстрее будет сделать упрощённую систему управления на своём простейшем протоколе, а в дальнейшем, при большом желании, написать исходники для работы по стандарту DCC. Нужно ставить себе конечные задачи — иначе ребёнок вместо игры будет наблюдать папу, постоянно копающегося с паяльником. Совместимость со стандартом в задачу не входит.

Формат пакета данных
____________

В качестве протокола выбран простой формат, похожий на протокол RC5 ИК пультов. В режиме простоя станция передаёт “единицы”. Начало пакета обозначают 8 “нулей”. Дальше следуют 16 бит данных, и эти же 16 бит в инвертированном виде.

Импульс шириной 100 мкс — “1”.
Импульс шириной 200 мкс = “0”.

источник

Установка декодеров на аналоговые локомотивы

Продолжаем начатую недавно тему — «Изготовление поверхностей, подставок и держателей для моделей кораблей». В данном посте , хотелось бы поделиться с Вами найденными в мировой паутине вариантами держателей, под названием «КРЮЧОК». А также некоторыми мыслями по самостоятельному изготовлению такого держателя.

Начнем Мы с Вами с «крючков», которые можно купить на «invitinghome» (дословно, как Приглашение Домой анг.). Это магазин для различных поделок своими руками и не только. К сожалению больше пока данные «крючки» я не встречал. Однако ниже мы рассмотрим вариант изготовления своими руками. А те, кто часто заходит в строительные магазины, и возможно им, подвернуться подобные изделия нам об этом сообщат прямо в комментариях к данному топику.

Итак Вот фотографии оригинальных «крючков»-настенных держателей нашей модели.

Часть 3. Диорама. Имитация воды при помощи Vallejo Water effects и Vallejo Still water

ВСЕМ ЗДРАВИЯ!

Что такое спец-средства и как с ними «бороться»?

Vallejo Water effects акриловый продукт, предназначенный для создания основы рек, озер, заливов и океанов. Vallejo Still water являясь плотным гелем, идеально подходящим для имитации поверхности воды на цветном основании созданном при помощи Water effects, а также может быть использован для создания водопадов, волн, ряби и льда.

Часть 2. Диорама. Изготовление морской воды из акрилового клея

Если Ваша диорама предполагает всплеск воды например от упавшей в воду канистры, сделать его можно следующим образом: необходимо расположить канистру на поверхности, немного обмазать её шпаклёвкой и небольшими пощипываниями пинцетом «поднять» шпаклёвку вверх создавая основу для всплеска воды

Часть 1. ДИОРАМА . Изготовление морской воды из силиконового герметика

Всем Здравия!

Пробежав неоднократно по всему, что есть в мировой паутине по созданию такой эффектной поверхности для моделей кораблей, как диорама, пришел к выводу, что есть три самых простых и абсолютно не затратных способа изготовления «синего моря» в домашних условиях. К сожалению не нашел автора данного метода, а рекламировать чужие сайты нет желания. Посему, найдется автор обязательно укажем в нашем с Вами блоге.

Изготовление поверхностей, подставок и держателей для моделей кораблей

Здравия желаю Всем, кого интересует и кто желает дополнить данное повествование!

Задумывая данный блог, я посчитал, что многие из нас, зачастую завершив модель, оставляют ее на подставке, вложенной в наш кит. Либо изготавливают, нечто похожее на подставки друзей. Однако, данные разрозненны и как правило находятся в заключительной стадии топиков на форуме, зачастую через месяц и позже после сообщения об уже завершенной постройке. А ведь как подать модельку под любознательные и благодарные глаза Ваших родных и гостей? Как выставить в правильном свете тот или иной борт, как указать правильный ракурс и угол обзора, не давая в чуждые руки «наше детище» ?

Постройка действующего макета железной дороги. Часть IV

Наконец-то впервые смог осуществить движение поезда в полной и логичной последовательности. Все получилось даже лучше, чем я предполагал – даже несмотря на то, что мне пришлось делать остановки для фотографирования. На первой фотографии – 61626 Brancepeth Castle, который я считаю одним из самых красивых локомотивов. Поэтому далеко не случайно их у меня сразу несколько штук.

Обзор постройки модели линкора HMS Victory. Часть 2.

Итак, в прошлый раз, вопреки заветам Бернадетт, я приступил к сборке корпуса.

Вот как выглядит моя килевая рамка. Она была готова ещё в начале декабря.

Постройка действующего макета железной дороги. Часть III

Одним из важнейших моментов для меня является достоверная реконструкция деталей макета – они должны полностью соответствовать рассматриваемой эпохе. Основная сложность в том, что достоверных фотографий того времени, да еще и снятых с разных ракурсов, сохранилось очень мало. Но иногда мне везет и удается найти очень полезные изображения. Одна из таких фотографий приведена ниже.

Алгоритм этапов покраски и везеринга стендовой модели для начинающих моделистов.

Здравствуйте Уважаемые Моделисты и те, кто только делает первые шаги в Мир Моделей.

Купив в первый раз набор для склеивания, и собрав пластиковый «шедевр» строго по инструкции, очень хочется продемонстрировать его всем окружающим и сравнить с другими работами. Как? Естественно через интернет. Но глянув туда видим, что практически все размещенное там окрашено, покрыто пылью и забрызгано грязью и внешне ничего общего с пластиковой игрушкой, что стоит у Вас на полке, не имеет. Естественно, у тех кого «зацепило», возникает много вопросов. Как? Чем? В каком порядке? Информации в сети по вопросам окраски и везеринга огромное количество, но систематизировать ее человеку, для которого слова «прешейдинг», смывка, фильтры и т.д. пустой звук, на первых порах сложно и зачастую непонимание отбивает желание заниматься этим увлекательным хобби. Дабы минимизировать потери пополнения в армии моделистов, попытаюсь в этой статье дать общее понимание этапов покраски и везеринга стендовых моделей. (Не претендую на 100 % авторство всего, что будет изложено, т.к. данная статья основана на огромном количестве материала полученного из сети, периодических изданий и личного опыта. Поэтому сразу благодарю всех тех, чьи мысли, опыт и практика подсмотренные мной, будут использованы в данном материале.)

Обзор постройки модели линкора HMS Victory. Часть 1.

Не так давно мы обнаружили на популярном форуме Model Ship World, посвящённом судомоделированию, интереснейший обзор постройки линкора HMS Victory в масштабе 1:84, опубликованный участником под ником Canoe21. Так как не все могут похвастаться хорошими знаниями в английском, но многих может заинтересовать этот пошаговый обзор, мы решили опубликовать перевод этого обзора в нашем блоге. Всех заинтересованных и просто любопытных, милости просим на борт.

источник

Установка декодеров на аналоговые локомотивы

Вместо предисловия

Для начала оговорюсь: речь в этой статье пойдет о возможных подходах к выбору систем цифрового управления моделями железных дорог. Но не сразу.

Прежде позволю себе некоторое отступление «философско-экономического» характера (кому неинтересно — смело пропускайте).

Когда мы увлекаемся чем-то новым, наиболее сильным мотивом «вхождения» в это «желанное неизвестное» для подавляющего большинства становится стремление, по возможности, быстро получить какие-то первые результаты. Это очень важно, и, как я понимаю, в какой-то степени «правильно» — увлечение должно приносить удовольствие. Но «правильно» именно и только лишь «в какой-то степени».

«Правильность» подхода к любому делу каждый определяет для себя сам. Это, как говорится, святое! Каждый также имеет священное право не признавать никаких авторитетов и лично «набивать» все возможные «шишки» на пути познания истины. Но в подавляющем большинстве хобби и, в частности, в хобби, посвященном железнодорожному моделизму, есть одно очень банальное обстоятельство, которое, если угодно, в корне подрывает основы этой самой «свободы» и «права самоопределения». Модели кто-то производит, а мы их покупаем. Это означает, что развитие возможностей, то есть «предложения» определяется тем неочевидным для многих экономическим механизмом, который принято называть «рынком». И «на той стороне прилавка» расположились производители, которые более или менее активно и с разной степенью честности и ответственности предлагают нам варианты «выбора», т.е. своего товара.

Кстати, сама мысль написать эту статью постепенно «оформилась» в моей голове после того, как я перевел для www.railwaymodel.com американский обзор цифровых систем из Model Railroader. А причина возникновения этой мысли проста. По моему скромному мнению, этот обзор и есть своеобразный «парад товаров» и ничего больше. Там так принято. Но для тех из нас (и таких немало), кто ничего или почти ничего про «цифру» не знает, обзор не столько помогает разобраться, сколько создает дополнительную путаницу, т.к. конкретные сведения о каждом из продуктов там неполноценны и местами отрывочны. Описание отдельных комплектов в нем неравно по объему, а также, что наиболее для нас прискорбно, отражает далеко не все ключевые качества систем и зачастую не самые важные из этих качеств. В результате у читателя не может возникнуть систематической картины представлений.

Но при всем этом «рядок» продуктов на «прилавке» довольно длинный, у нас в России, к примеру, подобный ряд цифровых систем для реального выбора значительно скромнее. И получается, что там есть, из чего выбрать. Особо подчеркну: если знать, для каких целей выбираешь. А если не знать?

«Какая система лучше?» — вопрос, на мой взгляд, продиктованный уже упомянутым стремлением к быстрому результату и достаточно традиционным заблуждением типа «я пока в этом ничего не понимаю, надо попробовать, а дальше видно будет». Сразу хотелось бы предостеречь: когда «станет видно» — будет уже поздно, так как уже будут потрачены немалые деньги на некую «пробную систему», которая в какой-то момент «вдруг» окажется неспособной поддерживать дальнейшее развитие железной дороги. Речь здесь не о том, что купленная «второпях» или «по незнанию» система может оказаться «плоха», а о том, что всякий производитель закладывает в свои системы различные «предельные» возможности, далеко не всегда очевидные и открыто объявляемые. При отсутствии у пользователя живого личного опыта в области работы с цифровыми системами идея купить некий «готовый комплект» (в стартовом наборе, к примеру) и сразу получить тот самый первый ощутимый результат кажется очень и очень заманчивой.

Вынужден «вылить целое ведро дегтя»: в виде «готовых» комплектов типа «все в одной коробке со стартовым набором дороги» продаются, как правило, достаточно простые системы с заложенными в них многочисленными «минами замедленного действия» в виде ограничения возможностей разного рода. И если в результате «пробы» вы решите развивать свою железную дорогу, весьма вероятно, что в дальнейшем, когда систему все-таки придется менять, немалых усилий по ее созданию и «тупиковой эволюции», да и потраченных на нее немалых сумм непременно станет жалко. А это уже никакое не удовольствие. Есть, конечно, исключения из этого «правила», но они также не могут претендовать на условный титул «абсолютной» системы по различным причинам. Ниже я приведу конкретный пример такого исключения одной всемирно известной марки, на котором из моего собственного опыта станет очевидным то, что я имею в виду.

Первым и наиболее важным вопросом для пользователя при выборе его первой цифровой системы мне представляется именно тот вопрос, на который пользователь ответить не готов и, что еще важнее, зачастую даже не готов его должным образом для себя поставить. Мысленно возвращаясь в начало своего увлечения «цифрой», когда я не знал о ней абсолютно ничего, я бы сформулировал его так: «четко ли я понимаю, какого уровня железную дорогу я хочу сейчас, и (. ) как и до какого уровня захочу развивать ее в дальнейшем?». То есть, если проще, вопрос, по моему мнению, следует ставить не как: «какая мне сейчас нужна цифровая система?», а как: «какая у меня потом будет дорога?». Занудствуя в тонкостях формулировки, еще раз подчеркиваю: новичок не сможет сразу самостоятельно ответить на такой вопрос.

На этом заканчиваю свое отступление и… приступаю еще к одному, куда более длинному и неоднозначному, но опять-таки к отступлению. Посвящается оно приобретению опыта, а заодно и вопросу доверия читателей: «А ты сам-то кто таков, откуда все знаешь?». Это новое отступление является попыткой честно рассказать, как я сам для себя разбирался в цифровых системах.

В детстве у меня была шестнадцатимиллиметровая железная дорога PIKO. Целых четыре стартовых набора и еще два электровоза, которые мне купили отдельно. Помню очень отчетливо, что сначала мне на день рождения подарили набор, в котором были двухосный паровозик — пародия на BR80 и два двухосных пассажирских вагончика военной поры, зеленые, с серыми крышами и открытыми площадками с обеих сторон. Еще в наборе был овал рельсов и ручная стрелка с тупиком. Кажется, тогда мне исполнилось девять лет.

Потом постепенно появились электровозы E44 и E69. Я однажды увидел их в «Доме игрушек» на Кутузовском и «прожужжал» родителям все уши, так мне их хотелось. Семь рублей и четыре рубля — не шутка! Когда же мы с мамой, в конце концов, спустя почти год, поехали покупать 44-й, нетерпение было так велико, что я бежал бегом от остановки, и мама вынуждена была смириться. Идти просто шагом от троллейбуса до дверей магазина мне было невмоготу. E44 оказался так хорош, радость от обладания им была настолько велика, что я, воодушевленный, тем же летом выпросил себе и получил и E69 тоже.

Следующим моим локомотивом стал «беспородный» двухосный тепловоз, ярко синий, по виду узкоколейный или промышленный, но ездил по колее 16 мм, естественно, как и все локомотивы PIKO. Я получил его, уж не помню, по какому случаю в наборе с кружком рельсов и двумя умопомрачительными вагонетками, пронзительно оранжевыми со светло серыми рамами.

В один прекрасный день ко всему этому добавился еще один E44, тоже в наборе, но уже с тремя вагонами. Кроме уже знакомых мне двух пассажирских вагонов (которых становилось уже четыре), в наборе находился двухосный почтово-багажный вагон с башенкой, тоже зеленый. И, наконец, еще через некоторое время с Украины приехал погостить мой двоюродный дядька и я, само собой, показал ему свое «богатство». На следующий день он подарил мне последний из моих наборов. Набор во всем был абсолютно такой же, как предыдущий, и отличался только локомотивом. Вместо электровоза в коробке лежал паровоз BR55. У него не было лампочек, как у E44, в фонари были просто вклеены стекляшки. Но зато у него было целых восемь ведущих колес и поршни. Как настоящие. В моем тогдашнем восприятии это был верх совершенства.

В какой-то момент я выпросил у родителей «настоящий» сетевой трансформатор Trafo T2, так как все мои наборы комплектовались игрушечными реостатиками с питанием от батареек. Потом я еще пытался покупать отдельно какие-то вагоны. В памяти отложились двухосный вагончик для перевозки баллонов с газом и три большие четырехосные цистерны, все одинаковые.

Читайте также:  Установка visual studio iso

Рельсов у меня скопилось довольно много (еще бы, целых четыре набора!) и я мог построить в комнате на полу длинный извилистый путь. Прямых отчаянно не хватало, и я заменял их кривыми, сложенными зигзагом. А та стрелка из самого первого набора так и осталась единственной. Больше у меня в детстве стрелок не было. Не продавали их тогда отдельно.

Потом детство кончилось. 70-е годы подошли к концу. Интересы изменились. Музыка, девчонки, институт, армия, семья, работа… Словом — как у всех. Коробки с железной дорогой в течение многих лет пылились в шкафу, а потом были отданы «на растерзание» моему старшему сынишке. И их не стало.

В 2001 году родился мой младший сын. Когда ему исполнилось два года, мы с женой подарили ему детскую железную дорогу фирмы TOMY на батарейках. Голубой пластмассовый паровозик по имени Томас с веселой «мордочкой» на месте крышки дымовой камеры возил по голубым же пластмассовым рельсам два смешных коричневых вагончика и пел песенки. Ребенок был в восторге и играл в свой паровозик практически постоянно. Мы, желая сделать ему приятное, нашли в одном из магазинов другой паровозик из этой серии, тоже с «мордочкой». Звали его Гордон (ударение на первом слоге). Он не пел, только ездил, но был больше первого и у него был тендер. Теперь у ребенка стало два паровоза! Маленький и большой!

А потом оказалось, что это целый миф мирового масштаба – как Микки Маус или «Звездные войны». Уже добрых шестьдесят лет существует бесконечная история про мифический остров под названием Содор, на котором под предводительством «великого и справедливого» начальника сэра Тофэма Хата живут и трудятся смешные «одушевленные» паровозики и тепловозики, наделенные «мордочками», именами, характерами и прочими «атрибутами» живых существ. Они непрерывно попадают в переделки, придумывают себе «на голову» приключения и проблемы, а потом сообща из них выпутываются с неизменным «хэппи-эндом».

В орбите этого мифа «крутятся» огромные инвестиции. По нему выпущено бессчетное число детских книжек и комиксов, снято множество мультиков. Паровозики в этих мультиках не рисованные, а очень похожи на довольно качественные модели локомотивов (только с «мордочками») и ездят по огромным декорациям, явно изготовленным по принципу железнодорожных макетов. После появления новых серий по их следам сразу же выпускаются новые игрушки.

Мой ребенок при нашем попустительстве попался в сети этого мифа. Я как-то по случаю (уж не знаю – счастливому ли, или наоборот) купил ему в «Пурпурном легионе» DVD-диск с мультиками про приключения одного из «дружков» Томаса – паровозика Перси. На английском. Но ребенок отлично воспринял все и на незнакомом языке. И как говорится, пошло-поехало…

Поскольку миф о Томасе в свое время (в 1940-е годы) родился из сказок, которые один папаша-любитель-железнодорожник родом из Англии придумывал для своего сына, все персонажи и с самого начала, и в дальнейшем приобретали облик типично британских локомотивов различных лет и классов, которые просто снабжались «мордочками». Томас, например, создан на основе прототипа – реального английского трехосного маневрового паровозика-танка. Неудивительно, что, будучи на протяжении нескольких лет погружен в «томасоманию», я непроизвольно, сам того не сознавая, попал под влияние «британской эстетики» локомотивостроения, если можно так выразиться.

На протяжении последующих трех лет я регулярно и педантично «шерстил» интернет-магазины в Англии и США, торгующие разными игрушками на тему Thomas & Friends, с целью «выудить» новых персонажей, новые элементы путей, новые сооружения (мосты, депо, станции и т.п.), а также новые DVD с мультиками и успеть своевременно заказать их ребенку к праздникам, чтобы их вовремя прислали в Москву.

Попутно я обнаружил, что кроме откровенно игрушечных серий из пластмассы, дерева и силумина продаются и электрические «модели», если можно их так называть, «Томаса и компании» в масштабе 00 (1:76 – британский масштаб с колеей 16,5 мм).

Делают их сразу два именитых производителя: всем известная фирма Hornby и не менее известная компания Bachmann. Это, естественно, тоже игрушки, все они с аналоговым питанием и без колодок для декодеров, но выглядят точь-в-точь как в мультиках. И стоят такие, с позволения сказать, «модели» вполне «по-взрослому».

Однажды, в 2004 году, будучи на работе, я вдруг поймал себя на мысли, что мне хочется паровоз. Не настоящий паровоз, разумеется, а модель. Просто поставить на полку, на кусочке рельсов со стрелкой и парой тупиков. Создать, так сказать, диораму. Сначала я очень сильно сам себе удивился: настолько далекой от насущных моих увлечений и проблем была сама эта мысль. Ничто, прямо скажем, не предвещало: у меня совсем другое хобби, даже два, дел по горло, ностальгии по прошлому — никакой… Почему паровоз. А вот хочется! Причем какой-нибудь «уродский», какие встречаются среди британских локомотивов. Я поборолся с навязчивой идеей несколько дней, а потом засел в интернет, поискал, ничего «британского», естественно, в Москве не нашел, но нашел один многообещающий, как мне тогда показалось, магазин и поехал туда.

В результате я… неожиданно для себя оказался обладателем двух стартовых наборов с (. ) паровозами BR24 и BR74, четырьмя товарными вагонами, двумя овалами и двумя одинаковыми трансформаторами, еще одного набора очень красивого вюртембергского пассажирского состава с BR18.1, маневрового BR89 (забавно!), а также двух коробок наборов расширения путей с четырьмя ручными стрелками, двух коробок с кривыми большего радиуса под второй овал и еще коробки с прямыми. Комизм ситуации заключается даже не в том, что это были «немцы», а в том, что все перечисленное было в масштабе Z…

Продавцы были даже несколько огорошены моим истинно профанским напором «Хочу. «, но быстро совладали с собой и очень профессионально рассказали мне обо всех преимуществах продукции Maerklin, т.к. в магазине была представлена именно она. Когда же они поняли, что я на самом деле не знаю, чего именно хочу, и действую по ощущениям, но готов покупать — стали расхваливать роскошный сорокатысячный набор Maerklin HO с двумя поездами и с цифровой станцией управления 6021. Одна только коробка впечатляла — она была просто огромной и ослепительно «фирменной». Но я упорствовал в своей одержимости идеей построить кусок дороги на полке! Или на столе, на худой конец! Частное сумасшествие на рабочем месте и ничего больше! Приобретение по-настоящему большого набора, который займет полкомнаты, меня никак не устраивало. Тогда мне показали микроскопические творения Maerklin масштаба Z, и…

…Оказывается, можно на небольшом столе построить целую дорогу! А паровозики-то при этом металлические! И свет у них имеется! Ух, ты! Да… и бог с ней, с цифрой! Не знал я ничего про нее и обойдусь! И я купил кучу Z, истратив денег в общей сложности не намного меньше, чем просили за ту огромную коробку.

Отрезвление наступило почти сразу после того, как я собрал из купленных рельсов двойной овал со стрелками и запустил по нему свои новые поезда. Все прекрасно поместилось на письменном столе. Локомотивы вызвали восторженный шок у одного моего коллеги — совершенно «не железнодорожника», но любителя миниатюрных «гаджетов». «Вот! Это я бы себе купил!» — воскликнул он, заглянув в одну из моих коробок, когда я только их принес, и… как ни в чем не бывало, отправился по своим делам.

…Поезда шустро и уверенно ездили по овалам, три паровоза из четырех при этом светили огоньками. Мне еще подумалось: «это при таких-то размерах!». Но ощущения счастья обретения чего-то «важного» почему-то не приходило.

Больше я ни разу не доставал свои «зэдки». Они просто лежали в коробках на той самой полке, на которой мне так «приспичило» поставить паровоз. Навязчивая идея обернулась ничем, на то она и навязчивая! А примерно через полгода я безо всякого сожаления отдал все на комиссию за полцены в один из известных московских интернет-магазинов. Как говорится, «сердце не екнуло».

У этого совершенно бестолкового и еще в большей мере расточительного «опыта» обнаружились последствия. У меня остался еще толстый каталог Maerklin 2002 года, полученный как бонус при покупке Z. Каталог немедленно попал в руки моему ребенку, который рассматривал его в течение целых полутора лет, «разинув рот», иначе не скажешь, пока полностью не истрепал.

А для меня самого настоящим откровением стали две модели масштаба HO, представленные в том каталоге. Это были Union Pacific Big Boy и двухсекционный тепловоз ALCO PA в конфигурации А-А. Обе модели были с установленными цифровыми декодерами, в Big Boy их было даже две штуки. Да-да, целых два декодера! И в обоих случаях давалась краткая история создания прототипов. Наверное, именно тогда я впервые обратил внимание на американские модели. До того все они казались «на одно лицо». Я почему-то с детства был уверен, что все американские паровозы — одинаковые, черные и скучные, а дизели — ничуть не лучше, тоже одинаковые, во всяком случае, судя по американскому кино, где мне раньше приходилось их видеть. Но эти две модели (особенно Big Boy) поразили меня, что называется, наповал!


…Тем временем мой сын продолжал «затирать до дыр» марклиновский каталог, при первой возможности пытаясь привлечь к этому занятию и меня. Постепенно я заинтересовался теми страницами, которые сын во время наших совместных просмотров заставлял пролистывать. Там не было паровозов, тепловозов, вагонов, а были схемы, фотографии пультов с многочисленными кнопками и ручками и довольно много текста на английском языке. Наступил день, когда я сел за каталог сам и стал читать.

Первое, что меня привлекло, это описание системы «высокоэффективного движителя» в моделях масштаба HO. Утверждалось, что все локомотивы Maerklin с пятиполюсными электродвигателями и такой системой, а также с цифровыми декодерами способны демонстрировать особую плавность хода, в том числе при движении с самой малой «маневровой» скоростью, которую можно включать с цифрового пульта управления. Способны они также поддерживать постоянную «маршевую» скорость, не зависящую от уклонов. Говорилось еще, что декодеры позволяют запускать эти локомотивы и в аналоговом режиме, при этом свет и дым (у паровозов) будут постоянно включены.

Следующая важная особенность, с которой я познакомился, касалась фирменной «трехрельсовой» системы путей с питанием двигателей локомотивов переменным током, которая применяется Maerklin и для цифрового, и для аналогового управления. В этой системе в отличие от привычной «двухрельсовой» системы с питанием двигателей постоянным током по обоим рельсам подается отрицательный потенциал. Для подачи в локомотив положительного потенциала посередине между рельсами по шпалам проложена прерывистая контактная дорожка. Все локомотивы Maеrklin снабжаются специальной «лыжей», которая скользит по этой дорожке, обеспечивая контакт с положительным полюсом питания. При организации питания электровозов через контактную сеть по верхнему проводу подается «плюс», а по обоим рельсам — «минус».

И, наконец, самое интересное для меня началось тогда, когда я перешел к описанию возможностей цифрового управления Maеrklin. Оказалось, что система Maerklin Digital позволяет независимо друг от друга управлять восьмьюдесятью (Ого! — подумал я тогда) локомотивами, которые будут правдоподобно вести себя в движении. При помощи цифрового управления можно настраивать характеристики этого движения при разгоне и торможении и задавать каждому локомотиву предел максимальной скорости. А на некоторых моделях, оборудованных специальными декодерами с расширенным набором из четырех дополнительных функций и звуковым модулем, можно включать и выключать свет, дымогенератор, гудок, габаритные огни и шумы паровой машины или дизеля, дистанционно поднимать и опускать пантографы электровозов и делать другие удивительные вещи.

Цифровое управление Maerklin предназначено, кроме того, для управления действующими стационарными сооружениями, такими как поворотные столы, подъемные краны, разводные мосты, а также электромагнитными приводами стрелок, семафорами и прочими аксессуарами, общее число которых может достигать 256-и.

Особый упор в описании системы делался на то, что вся аппаратура управления обеспечивает преемственность поколений, новые поколения аппаратуры в обязательном порядке поддерживают «обратную» совместимость с более ранними. И еще неоднократно подчеркивалось, что для обеспечения гарантии совместимости и безотказной работы следует пользоваться только оригинальными устройствами Maerklin.

В качестве центрального устройства для организации цифрового управления предлагалась командная станция Control Unit 6021 с встроенным пультом управления и выходом на дополнительный бустер. Именно такая была в том большом наборе, который я не купил. Эта станция сама по себе, без внешнего бустера способна обеспечить максимальный выходной ток в 2,5 ампера.

Для управления аксессуарами предлагался отдельный блок клавиатуры 6040 на 16 электромагнитных устройств. Следующими шагами в этом направлении могли стать блок автоматического контроллера маршрутов 6043 и внешний бустер 6017. И так далее. Приводы для стрелок и перекрестий, «короткоимпульсные» декодеры к ним, специальные декодеры для включения света и моторизованных стационарных сооружений на макете, специальные декодеры для датчиков обратной связи, сами датчики… всего не упомнишь, одним словом.

Что-то заставляло меня раз за разом возвращаться к этому чтению. Постепенно идея управления поездами независимо друг от друга, да еще с возможностью имитировать правдоподобное ускорение и замедление, включать и выключать свет и дистанционно переводить стрелки стала казаться мне очень привлекательной. А от цифровых блоков на фотографиях в каталоге с их молочно-белыми глянцевыми пластиковыми корпусами, черными верхними панелями и яркими красными и зелеными кнопками так и веяло солидностью и «непревзойденным немецким качеством». И опять же — «обаяние» мифа. Да какого мифа! Фирме почти 150 лет! Как я узнал позже, вообще вся мировая история «цивилизованного железнодорожного моделизма» началась в 1891 году именно «с подачи» этой замечательной компании. И с «цифрой» они тоже начали работать первыми — еще в 1984 году, когда состоялся альянс Maerklin и всемирно известной электронной корпорации Motorola. Созданный в результате этого альянса программный протокол цифрового управления с тех пор так и называется — Maerklin-Motorola. Он используется в цифровой аппаратуре под маркой Maerklin и сегодня.

Вообще говоря, складывается впечатление, что Maerklin — своеобразная «сверхдержава», абсолютно «самодостаточная», правда при этом, как это часто бывает в жизни, полностью замкнутая на себя. И в самом деле: локомотивы Maerklin поедут только по своему «трехрельсовому» пути, по которому нельзя запустить обычных «двухрельсовых». Протокол Maerklin-Motorola также остается почти полностью (всего с двумя известными мне исключениями) несовместимым с любой аппаратурой управления, кроме Maerklin. Полная, так сказать, обособленность и полное «пренебрежение»: мол, Maerklin — это Maerklin! Это навсегда! А для всех остальных они «просто взяли и купили» Trix — он, дескать, «двухрельсовый».

В каталоге настолько подробно, обстоятельно и убедительно излагалось, что построить эту замечательную и удивительную систему легко и просто. В общем, единственное, что меня тогда остановило — чудовищная дороговизна. Еще раз выкинуть сорок тысяч в качестве лишь «первого шага» за стартовый набор уровня «премиум», в котором только и можно было купить станцию 6021?! А потом еще бог знает, сколько тысяч за пошаговое развитие не только «цифры», но и всего остального. Рельсы, стрелки, подвижный состав — решительно все, каждую мелочь пришлось бы в дальнейшем покупать только от Maerklin, и даже не потому, что другое несовместимо или хуже — потому что к дорогому автомобилю, например, просто стыдно приделывать «нефирменные» детали! И эта «кабала», так сказать, «в обмен» на совершенно неопределенный результат — я имею в виду внутреннее удовлетворение, ту самую радость приобретения чего-то для себя важного. На такое я был уже не готов. История с покупкой Z надолго остудила мой пыл необоснованной расточительности. И я решил искать пути «обхода» столь значительных затрат.

Я не смогу перечислить всех российских и, прежде всего, зарубежных сайтов, на которых я побывал. Специально созданный раздел в «избранном» моего интернет-обозревателя разросся до невообразимых размеров. Но в результате «перелопачивания» массы разнообразной и зачастую взаимопротиворечивой информации я сложил для себя первичную картину представлений о том, какие варианты здесь в Москве являются реальной альтернативой «сорокатысячной» коробке «с прицепом» еще больших дальнейших затрат, пока неопределенных, но от этого еще более пугающих, если всерьез захотеть приобрести «цифру».

Вариантов этих я определил на тот момент всего два. Это, во-первых, цифровые наборы PIKO — марки, знакомой с детства (подчеркиваю — марки, но не цифровой системы) и, во-вторых, совершенно незнакомые мне тогда наборы австрийской ROCO. Кстати, наборы с Multimaus только еще были объявлены, в продаже их не было, у продавцов в наличии были наборы ROCO серии Digital is Cool c Rocomaus 2. Кстати говоря, оба варианта относились к цифровым системам открытого международного стандарта Digital Command Control (DCC) и работали по протоколу управления DCC, несовместимому с протоколом Maerklin-Motorola. И еще меня очень удивил явный недостаток детальной информации по обеим системам. Само по себе это выглядело как-то подозрительно по сравнению с богатством и «классом» подачи информации в «фолианте» Maerklin. Я продолжал искать…

В начале лета 2005 года я совершенно случайно «набрел» на московский интернет-магазин, где, среди прочих, предлагались стартовые наборы Bachmann в масштабе HO. Я внимательно просмотрел их все и вдруг увидел набор, от которого у меня в буквальном смысле защекотало спину мурашками. Набор состоял из двух английских (. ) паровозиков-танков (представьте себе, передо мной были «прототипы» Томаса и Перси, без «мордочек», естественно, но с именами Stewart и Greg и номерами на бортах), пары двухосных полувагонов и одного тормозного вагона, овала рельсов с ручной стрелкой и коротким тупичком и пультика управления несколько необычного вида. На коробке, кроме прочего, было довольно крупно написано: «Bachmann Branch-line», «Digital starter set» и «Featuring E-Z Command Digital Control System». Когда же я увидел цену, у меня глаза, что называется, совсем «полезли на лоб». И было от чего! Набор стоил чуть больше трех с половиной тысяч рублей.

Читайте также:  Установка антивируса касперский интернет секьюрити

…»Это ошибка!» — сказал я себе, будучи уверен, что я просто что-то не так понял, что цифровой стартовый набор НЕ МОЖЕТ продаваться за столь смешную сумму, и «полез» на международный сайт Bachmann, а оттуда — на их британский сайт. Но это оказалась не ошибка. В том смысле, что на британском сайте действительно была представлена «доступная и легкая в пользовании» система цифрового управления под названием E-Z Command. Более того, там я нашел и этот набор, он действительно был цифровым. Только его рекомендованная цена в фунтах была не «заоблачной», но тревожной. Подозрения насчет трех с половиной тысяч неприятно укрепились. Возникла даже мысль про «неликвиды» и «конфискат». Но дело уже просто нельзя было не довести до какого-то логического завершения! Я скачал себе инструкцию на E-Z Command и подробно с ней ознакомился.

Простая, но симпатичная компактная система, рассчитанная на детей среднего школьного возраста и на нетребовательных взрослых любителей, созданная, как было написано, «в сотрудничестве с создателем самой первой цифровой системы, в дальнейшем положенной в основу стандарта DCC — германской компанией Lenz Electronik». «Lenz — это что-то серьезное…» — припомнил я.

И действительно, ранее, копаясь в информации по «цифре», я неоднократно находил те или иные отсылки к разработкам этой фирмы. А один раз попал на германский сайт Lenz, но прочитать там «с налету» ничего не смог, т.к. сайт был полностью германоязычный, а я читать по-немецки пока еще не умею. Только полюбовался на черно-серебристые металлические коробочки командных станций и бустеров, на ручные пульты с колесами, клавишами и индикаторами, отметив про себя, что один из них похож на калькулятор. И отложил дальнейшее разбирательство в этом направлении «на потом».

Пульт E-Z Command, как было далее сказано в инструкции, позволял при помощи цифровых команд управлять скоростью, направлением движения, светом и функциями F нескольких (десяти, если быть точным) локомотивов независимо друг от друга. Но в отличие от других систем DCC, в этой системе до предела упрощен процесс программирования адресов локомотивов, которое можно производить прямо на главном пути, без программного участка. E-Z Command, кроме того, поддерживает 28-и и 128-шаговый контроль скорости и снабжен упрощенной коммутацией. Также было указано, что E-Z Command, как всякая система, сертифицированная по стандарту DCC, может управлять локомотивами с любыми декодерами, созданными в соответствии с этим стандартом, и предлагает возможности, которые до ее появления можно было найти только в гораздо более дорогих системах. Еще говорилось, что маленький аппаратик полностью совместим с любой другой аппаратурой DCC, то есть его можно использовать совместно с аппаратурой DCC других производителей. Но про управление аксессуарами не было ни слова. Это, конечно, не Maerklin.

«А что я, собственно, раздумываю!» — вдруг пришла мысль, — это же то, что нужно! Вот она — долгожданная возможность «безболезненно» попробовать «цифру». Есть цифровой пульт, есть два паровоза! За три с половиной тысячи. То есть даром! Еще есть вагоны, рельсы, но это уже не просто бесплатно, а как бы «с приплатой»! Посмотрю, что это такое и отдам ребенку. Он же будет счастлив просто потому даже, что это «почти Томас и Перси»!

Я позвонил в магазин, благо телефон на сайте был, и довольно быстро нашел «ответственного» за интересующий меня раздел. «Да-а-а. Что вы говорите. Правда, цифровой. » искренне удивился он, когда я заявил, что желаю СРОЧНО ПРИОБРЕСТИ ЭТОТ НАБОР, знаю, что он ЦИФРОВОЙ и прошу «по возможности — бегом» уточнить его цену и наличие на складе. Так я познакомился с замечательным человеком по имени Андрей, благодаря которому позже приобрел немало полезных знаний, и не только из области предмета хобби, но также и в области профессиональных «хитростей» устройства отечественного и, в частности, московского рынка железнодорожных моделей…

…Как все уже поняли, набор я получил. За три с половиной тысячи рублей! Андрей лично съездил за ним к дистрибутору и приехал ко мне прямо от него с двумя одинаковыми коробками, объяснив, что одну он взял для меня, а другую — для себя, чтобы самому посмотреть, что это за «цифра» от Bachmann. Мы вместе распаковали одну коробку и проверили оба локомотива.

Друзья мои, как же это здорово, все-таки, когда паровозики по одним рельсам едут навстречу друг другу! Когда видишь это воочию впервые, невольно возникает неподдельно детский восторг.

Несколько дней я после работы (да и в рабочее время — чего греха таить) забавлялся, получая истинное наслаждение. И все оттягивал момент, когда увезу набор домой, и он перестанет быть по-настоящему «моим». Сейчас кажется, что и в детстве я не получал такого удовольствия от железной дороги. По-прошествии этих «нескольких дней» я вдруг придумал себе отсрочку, чтобы не расставаться с ним. Я подарю это ребенку на Новый год — решил я. — И он станет постарше — меньше вероятность, что сразу сломает, и я за это время узнаю больше об этой системе. И рельсов точно надо будет еще докупить, или, что скорее, совсем их поменять, они же Bachmann 00.

Освоение пультика E-Z Command оказалось куда проще, чем я мог предположить. Круглая ручка регулятора скорости работала «однонаправлено», то есть ее «ноль» находился в крайнем левом положении. Поворот вправо увеличивал скорость локомотива. Для того чтобы заставить локомотив ехать в обратном направлении, нужно было нажать на кнопку со стрелочкой. Таких кнопок было две, со стрелочками, направленными одна — вверх, другая — вниз. Стрелка вверх означала направление «вперед». Вторая стрелка — направление «назад».

Из инструкции я узнал, что всем «цифровым» локомотивам, т.е. локомотивам с цифровыми декодерами программно назначается условное направление «вперед», определяемое не относительно рельсов, как при аналоговом управлении, а относительно самого локомотива. Можно поставить на рельсы паровоз и назначить ему его собственное направление движения «вперед» как «вперед трубой», так и «вперед тендером». Если, например, назначить движение «вперед трубой», то при нажатой кнопке направления «вперед» (стрелка вверх) локомотив и поедет трубой вперед. А если развернуть локомотив и поставить его на рельсы трубой в другую сторону, то, нажав все ту же кнопку со стрелкой вверх, вы заставите его ехать снова трубой вперед, но уже в обратном направлении. И этот принцип соблюдается всеми производителями цифровых систем.

Все это, естественно, «полная банальщина». На сегодняшний день подавляющее большинство моделистов знает, что понятие «вперед» применительно к направлению движения локомотива совершенно условно. Это направление определяется в соответствии со стандартом DCC в нулевом (согласно нумерации битов, утвержденной стандартом DCC) или в первом (согласно собственной нумерации битов, применяемой компанией Lenz) бите CV29 декодеров. Значение может быть равно либо нулю, либо единице. При значении, равном нулю, локомотив после выбора направления «вперед» (стрелка вверх) едет «вперед трубой». При значении, равном единице, «вперед» означает «вперед тендером». Но тогда-то для меня все это было в новинку!

Также на пульте находились желтая кнопочка с надписью «function», красная круглая кнопка экстренного отключения питания и выстроенные в два рядка десять кнопок с красненькими светодиодиками, пронумерованные от одного до десяти. Это были кнопки вызова локомотивов по адресам. Работали они, так сказать, на альтернативной основе. Одновременно нажатой могла быть только одна из них. Нажатие на любую другую зажигало ее светодиодик и одновременно гасило светодиодик у кнопки, нажатой ранее. Это было совершенно понятно: так исключался ошибочный вызов на пульт сразу двух и более локомотивов.

Желтая кнопка «function» переводила десять «адресных» кнопок в режим включения/выключения дополнительных функций F у локомотива, вызванного на пульт. В этом режиме можно было нажимать на «адресно-функциональные» кнопки в любом сочетании, параллельно включая хоть все функции, заложенные в конкретный локомотив, в пределах возможностей самого пульта, естественно. У включенных в набор паровозиков не было ни одной из таких дополнительных функций. Не было даже света. Проверять было не на чем. Свет я, правда, впоследствии установил сам, как видно на фотографии. Но не о том сейчас речь.

В той же инструкции было сказано, что система поддерживает десять дополнительных функций. И пронумерованных кнопок на пульте было тоже десять. Но, как оказалось позже, меня ждал еще один маленький сюрприз. В режиме управления функциями работали только первые девять из них. Первая кнопка включала свет в сторону движения, то есть была «нетипичным» вариантом кнопки F0 или FL (L означает light). Как правило, на аналогичных пультах других производителей кнопка управления светом обозначается именно так. Оставались еще кнопки со второй по девятую, то есть в сумме их было всего восемь. Десятая кнопка никаких функций не включала, даже если они заведомо были заложены в локомотив (это я проверял уже в 2006 году на дорогих звуковых моделях). Если считать со светом, то получалось всего девять функций. Где же десятая?

Все оказалось очень просто, хотя для этого мне пришлось поискать и почитать кое-какие описания на сайте NMRA (Национальная ассоциация железнодорожного моделизма США — главный «регулятор» и поборник стандартизации систем цифрового управления под эгидой стандарта Digital Command Control). Функция управления светом в сторону движения оказалась на деле двумя разными функциями, выведенными на одну кнопку. И действительно, при движении «вперед» на локомотиве зажигается одна лампа, а при движении «назад» — другая. И соответствие кнопки F0 включению той или другой конкретной лампы при движении в каждом из направлений задается в двух различных CV. Кстати, в самых простых декодерах возможности такого назначения функций на кнопки F вообще не предусмотрено. И в таком случае для неискушенного пользователя это выглядит как «жесткая» автоматическая» зависимость: кнопка F0 как бы «просто» включает свет в ту сторону, куда локомотив едет.

Но, повторюсь, описанная проблема и особенность пультика E-Z Command, связанная с ней, сразу после приобретения набора не проявилась, так как у локомотивов из набора не было ни единой дополнительной функции. Они просто ездили. Но и этого для меня тогда было более чем достаточно. Очень нравилось, что можно менять паровозам адреса и задавать им то одно направление «вперед», то другое.

Оказалось, что это и есть все, что может программировать пульт, причем его способность менять адреса «на главном пути» была объявлена чуть ли не «новым словом» в масштабе всей индустрии. «Если же вы желаете настраивать какие-то иные параметры моделей, воспользуйтесь другой, более совершенной системой», — говорилось в инструкции.

В качестве ремарки уточню для тех, кто не знает: запись коротких адресов локомотивов (от 1 до 127) в CV1, а также длинных (0001-9999) в CV17 и 18 в режиме Programming on the Main (POM) в подавляющем большинстве цифровых систем запрещена. Для этого обычно предусмотрен специальный отдельный выход командной станции, к которому следует подключать также специальный участок рельсов, называемый программным. Этот участок изолируется от остального макета и служит «площадкой программирования» декодеров. Выходной ток на этом выходе принудительно ограничивается величиной от 800 миллиампер до 1 ампера. И предполагается, что на программном участке одновременно будет программироваться только один локомотив.

Есть на рынке довольно много командных станций, у которых отдельный выход на программный участок попросту отсутствует. В таких случаях производители по-разному комментируют это конструктивное ограничение. Но, в общем и целом, новичкам следует помнить, что отсутствие у станции выхода на программный участок является первым признаком того, что сама станция относится к классу упрощенных «систем начального уровня».

Менять систему на более совершенную инструкция рекомендовала и в случае, если пользователь намерен управлять более чем десятью локомотивами, так как «адресных» кнопок было всего десять. И возможные адреса локомотивов ограничивались «множеством» от одного до десяти. Но их у меня было всего два! И могло, по моим тогдашним представлениям, стать больше ну еще на два-три. Десять — это же более чем достаточно, — думал я. Зато не надо морочить себе голову дорогостоящими «более совершенными» системами (при мысли о них перед глазами тут же возникал «призрак Maerklin»), а потом еще разбираться в путанице CV, в программных участках и в режимах программирования. Их, как я знал уже тогда, в «серьезных» системах предусмотрено целых четыре: address-only mode (режим, при котором менять можно только адреса локомотивов), direct mode (режим прямого доступа к CV), paged mode («постраничный» режим) и register mode (регистровый режим). Не было, правда, до конца понятно, в чем они состоят (кроме первого из перечисленных) и чем отличаются, но названия я к тому моменту уже «добыл» из интернета. Смешно! Однако прошу обратить внимание, я же собирался подарить набор пятилетнему ребенку!

В силу различных обстоятельств я вскоре был вынужден отложить увлечение цифровой железной дорогой. Более того, осенью выяснилось, что мой сын страстно желает продолжать оставаться «томасоманом» и ждет к Новому году уж никак не какой-то безликий (в буквальном смысле) набор, а штук десять новых героев мифа, новые сооружения, еще стрелок и, само собой разумеется, новые DVD про приключения на острове Содор.

Коробка «Digital Starter Set» осталась лежать на работе. И к теме я вернулся только в начале следующей весны, когда меня посетила мысль, что надо бы купить еще один локомотив, у которого был бы свет. Но я заранее видел в этом деле трудности, о которых сейчас даже несколько неловко вспоминать. Я был тогда почти уверен в том, что к моему набору подойдут только локомотивы с декодерами от Bachmann или от Lenz (суть одно и то же). Что касается декодеров других производителей, будут они работать, или нет — я не знал. И боялся, что не будут.

Я позвонил Андрею. Андрей, как выяснилось, тоже не был в этом уверен. Но высказал предположение, что по идее должны подходить любые декодеры, сертифицированные по стандарту DCC, и предложил это проверить. Момент был подходящий, так как у него в магазине как раз образовался «неликвид», от которого отказался покупатель — американский дизель GP50 в цветах железной дороги Norfolk Southern, то есть черный с белыми полосами и изображением вздыбленного коня. Этот локомотив относился к самой дешевой серии Bachmann HO и имел «страхолюдный» вид. Качество пластмассовой отливки его внешнего корпуса тоже было далеким от совершенства. И еще у него отломался кусок сигнального горна на крыше, из-за чего он, собственно, стал «неликвидом». Но для наших целей он подходил практически идеально, потому что стоил как неликвид. Предстояло установить в него декодер.

Андрей предложил для удешевления и ускорения процесса взять самую простую модель декодера PIKO, которую он мог получить у местного дистрибутора этой замечательной компании уже на следующий день. И стоил этот декодер дешевле любых других доступных вариантов, что было признано немаловажным обстоятельством, принимая во внимание нашу неуверенность «а вдруг не подойдет». Так или иначе, но и «тушку» локомотива, и декодер я должен был купить, хоть и без торговой наценки. Андрей сам это предложил. «Да что вы! — воскликнул он по телефону в ответ на мой вопрос, в чем же тогда его выгода, если без наценки, — мне самому интересно!»

На следующий день мы созвонились снова. Андрей совершенно счастливым голосом сообщил мне, что получил декодер и будет сам его устанавливать, так как он вскрыл GP50 и обнаружил, что на модели отсутствует колодка для декодера. «Буду паять!» — заявил он, и я вдруг отчетливо услышал ликующие нотки старого электронщика, который был разлучен с любимым делом долгие годы и вот, наконец, «дорвался». Я даже не стал спрашивать, сколько я ему буду должен за установку. Эти слова — «буду паять!» он произнес еще раз пять, прежде чем мы закончили разговор и договорились о завтрашнем приезде ко мне его курьера с готовым «продуктом».

Получив GP50, я сразу стал его проверять на куске из двух радиусных рельсов. Весил «неликвид» больше полкило. Силумина явно не пожалели. Выяснилось, что мой пульт прекрасно управляет моделью с декодером PIKO, который оказался детищем еще одного известного немецкого производителя электроники для ж/д моделей — компании Uhlenbrock. У меня немедленно возникло предположение, что по аналогии с альянсом Bachmann-Lenz и вся остальная цифровая электроника PIKO является на самом деле продукцией Uhlenbrock. Я проверил свое предположение чуть позже. Оно оказалось верным. На международном сайте PIKO это было честно написано. Как и в случае Bachmann-Lenz, подобное сотрудничество обосновывалось стремлением производителя моделей воспользоваться «самым, что ни на есть, передовым опытом в области создания и развития систем цифрового управления моделями железных дорог». Почему кавычки? Во-первых, это цитата с сайта, пусть несколько перефразированная и упрощенная. А во-вторых, уже через месяц мне пришлось на своем опыте убедиться, каковы эти «продукты передового опыта» PIKO в деле…

Информация к размышлению: В дальнейшем, после длительного внимательного изучения многочисленных материалов с сайтов производителей моделей железных дорог и цифровых систем управления я вывел для себя факт, который далеко не всегда открыто «афишируется» этими самыми производителями.

Факт такой: производители моделей железных дорог на самом деле не производят цифровых систем управления. Их разрабатывают только специализированные компании. И возможны, по большому счету, лишь два варианта.

В некоторых случаях разработчики цифровых систем продают производителям моделей уже имеющиеся у них системы по так называемым OEM-соглашениям (OEM — original equipment manufacturer или «истинный разработчик оборудования»). По условиям таких соглашений, покупатель приобретает не только оборудование, но и право дальнейшей его перепродажи под своей торговой маркой (как в стартовых наборах дороги, так и отдельно от них). Важное для пользователя обстоятельство такой системы поставок заключается в том, что совершенно одинаковые по внешнему виду системы могут (не всегда, но часто!) сильно различаться по функционалу. И различия эти всегда оказываются «не в пользу» производителя дорог. Иными словами, такие OEM-системы зачастую «адаптируются» — их функционал попросту «урезается». До какой степени по сравнению с «прототипом» — это уже другой вопрос. Но его при выборе системы желательно выяснить. И повторюсь, что так бывает не всегда.

Второй вариант — когда производители моделей заказывают производителям цифровых систем разработку для себя неких «оригинальных» или, точнее, «условно оригинальных» семейств аппаратуры управления. Такие «условно оригинальные» заказные системы, конечно же, полностью строятся на технологиях, имеющихся в распоряжении подрядчиков. Как правило, для них разрабатывается в той или иной мере «оригинальный» внешний вид, отличающийся от внешнего вида собственной аппаратуры подрядчика. А вот реальные возможности этих заказных систем (например, в области совместимости с другой аппаратурой, способности к модернизации, поддержки различного рода периферийных и вспомогательных устройств, возможности интеграции с ПК и т.п.) совершенно необязательно будут соответствовать «последнему слову» достижений специализированных фирм, их создавших. Все эти возможности определяются «индивидуально» соглашением сторон в каждом конкретном случае. Действует общее правило: любая заказная система, созданная для производителя моделей, уступает по возможностям наиболее передовым системам своего создателя (специализированной «цифровой» компании), продаваемым под его собственной торговой маркой. Причины, я надеюсь, понятны всем. А если сравнивать между собой заказные системы различных марок, оказывается, что их возможности также могут кардинальным образом различаться.

Исключений здесь практически не бывает (не могу претендовать на всезнание, но очень люблю «рыть глубоко» и до сих пор находил почти исключительно подтверждения описанной выше ситуации). Речь, естественно, идет о разработках, распространенных, так сказать, «в мировом масштабе» — о стандартах цифрового управления DCC и Maerklin-Motorola.

К слову: лишним подтверждением не так давно послужил поразивший меня самого факт, что даже Maerklin — «великая и ужасная» — исключением не является. А в качестве известных мне исключений могу пока привести только два примера.

Это, во-первых, стандарт Selectrix — собственный цифровой стандарт компании Trix, несовместимый с обоими упомянутыми «мировыми» стандартами. Но, как известно, Trix (в прошлом — один из законодателей мод в масштабе N с колеей 9мм) с 1995 года является собственностью Maerklin и с тех пор «под ее чутким руководством» выпускает клоны моделей Maerklin, предназначенные для «двухрельсовой» системы питания.

Изначально стандарту Selectrix — «закрытому», как это вообще свойственно политике Maerklin, предназначалась роль «завоевателя умов» «всего остального», «немарклиновского» мира и, конечно, роль «победителя» в конкуренции с интенсивно развивавшимся стандартом DCC. Таково было проявление своеобразного «великодержавного шовинизма» Maerklin на формировавшемся в те годы рынке цифровых систем. Но дальнейший ход событий показал неспособность Selectrix составить сколько-нибудь серьезную конкуренцию DCC — открытой для всех желающих технологии, в развитии которой принимали участие десятки компаний по всему миру. Таким образом, попытка Maerklin-Trix создать «двуглавую» монополию в мире цифровых систем провалилась. Selectrix не стал стандартом мирового уровня, хотя оборудование этого стандарта развивается и продается компанией Trix и в настоящее время. Любопытно, что цифровые системы Trix уже несколько лет наряду со своим стандартом в обязательном порядке поддерживают и работу в стандарте DCC (получается, что война проиграна, а жить как-то надо). И надо еще добавить, что у Selectrix, безусловно, есть свои сторонники и их немало.

Второй пример на сегодня гораздо более интересен для меня лично, но при этом пока существенно менее актуален (а вернее — совершенно неактуален) для наших моделистов. Это система DCS (Digital Control System) американской компании MTH Electric Trains. Система создана в конце 90-х годов прошлого века для популярных в Америке «больших» масштабов 0, G, 1 и т.п. и базируется на целом ряде патентованных разработок MTH. Как мне удалось разузнать, несмотря на кое-какие патентные приоритеты, создана она не «на пустом месте». Ее выпустили в качестве конкурента систем цифрового управления TMCC (TrainMaster Command Control) и Legacy от признанного лидера американского рынка моделей железных дорог на протяжении последних ста (!) лет и, кстати, еще одного «великого и ужасного» монополиста — компании Lionel. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Резюме: при выборе любой цифровой системы всегда небесполезно заранее понять, какая компания в действительности ее разработала. От этого многое зависит.

…После успешного теста на совместимость и наполненных радостными междометиями переговоров с Андреем я решил запустить вместе все три своих локомотива: «Пусть поездят втроем». И запустил. И они даже поехали по кругу, который я специально для этого собрал. Друг за дружкой. Я, как бывалый моделист, лихо переключил пульт в режим управления функциями и включил на тепловозе свет. И тут, как говорилось в известной рекламе, «случилось страшное». Локомотивы встали. Я растерялся, вскочил со стула и некоторое время «неподвижно внутренне суетился», лихорадочно соображая, что же не так, а когда эта противная бессильная суета меня отпустила, и я посмотрел, наконец, на пульт, то увидел, что зажглась красная лампочка аварийной защиты от перегрузки. Три локомотива и одну лампочку E-Z Command «не сдюжил»! Это сработала первая, самая распространенная, но, отнюдь не единственная «мина» из тех, которые я упоминал в самом начале — ограничение по току…

Поскольку в инструкции по этому поводу не было написано ничего, я поспешил на британский сайт Bachmann, который уже однажды мне помог. Помог он мне и на сей раз. После относительно недолгого «копания» в его структуре я нашел раздел FAQ (очень надеюсь, что не надо объяснять, что это такое) по E-Z Command.

Подчеркну, что ответы на все вопросы в разделе касаются системы E-Z Command. Но большинство ответов, как, впрочем, и вопросов «универсально» и относится к цифровым системам вообще. Рискну предположить, что новичкам было бы полезно ознакомиться с этими вопросами и ответами вне зависимости от того, какой системой им предстоит в дальнейшем воспользоваться (опытные пользователи цифровых систем в моих советах наверняка не нуждаются).

Краткая инструкция по подключению пультика (в дальнейшем буду называть его командной станцией) к макету:
1. Полностью отключите от рельсов аналоговый источник питания;
2. Подключите к рельсам кабель для подачи питания из комплекта командной станции;
3. Убедитесь, что на макете нет «самоизолирующихся» стрелок, а также боковых участков и тупиков с питанием, отключаемым вручную.

Предостережения:
Никогда, ни в коем случае не подключайте командную станцию к макету, если к нему уже подключен любой другой источник питания, в том числе другая командная станция;
Не используйте высокочастотных электрических очистителей рельсов в случаях, если макет управляется цифровой системой. Ток высокой частоты выведет из строя и командную станцию, и декодеры локомотивов;
Не используйте на макетах с цифровым управлением высокочастотных осветительных приборов. Это также выведет из строя командную станцию и декодеры.

Вопрос: Можно ли подключить к одному макету две и более командные станции, чтобы соответствующим образом увеличить общее число управляемых системой локомотивов?
Ответ: НЕТ. Ни в коем случае. Если число локомотивов, управляемых одной станцией (ВНИМАНИЕ! Это касается любой командной станции. ), недостаточно для вас, подберите другую станцию с большими возможностями в этой области.

Вопрос: Можно ли использовать станцию для управления частью большого макета?
Ответ: Да, технически это возможно, но убедитесь, что каждый участок такого макета, управляемый одной командной станцией, полностью электрически изолирован от всех других участков. Помните, однако, что цифровое управление DCC предназначено для того, чтобы позволить поездам независимо друг от друга передвигаться по всему макету, избавляя вас от забот о разделе на изолированные участки и т.п. Разбивка цифрового макета на подобные секции, каждая из которых управляется своей командной станцией, является неверным подходом и приведет лишь к ограничению возможностей, заложенных в систему DCC.

Предостережение: Ни при каких обстоятельствах не допускайте даже мысли о возможности подключения питания к нескольким изолированным участкам по схеме с общим обратным проводом!

Вопрос: Сколько поездов можно запускать одновременно?
Ответ: Станция E-Z Command комплектуется источником питания с предельным выходным током 1 ампер. Этого достаточно для трех локомотивов. Можно также присвоить одинаковые адреса двум локомотивам и запускать их в сцепке. Помните, что в каждый момент времени вы управляете только одним локомотивом (сцепкой). Остальные находятся в режиме «фонового» управления и продолжают исполнять ранее полученные команды.

Предостережение: Вы несете всю полноту ответственности за возможные столкновения ваших локомотивов. Производитель цифровой системы не несет ответственности за возможные поломки и иной ущерб, возникающий в таких случаях.

Дополнение: Кнопка экстренного отключения питания STOP на командной станции (на любой!) полностью обесточивает макет. Но после того, как питание будет вновь включено, все локомотивы на макете продолжат исполнение последней команды, полученной каждым из них до отключения питания, т.е. начнут двигаться с прежними скоростями в тех же направлениях. При вызове на пульт управления командной станции того или иного локомотива, который движется или стоит на месте в «фоновом» режиме, этот локомотив автоматически изменит скорость в соответствии с текущим положением регулятора скорости станции. Станция E-Z Command не оборудована какой-либо специальной памятью для хранения данных о скоростях «фоновых» локомотивов.

Последнее замечание касается именно станции E-Z Command и подобных ей упрощенных систем «начального уровня». Более сложные и совершенные системы управления обеспечивают адаптацию скорости «в обратную сторону»: при вызове «фонового» локомотива на пульт скорость локомотива не меняется. Вместо этого изменяется текущее значение скорости на станции, «подстраиваясь» под локомотив.

Наиболее эффектно, на мой взгляд, это происходит в случае станции ESU ECoS (см. американский обзор), оборудованной двумя моторизованными вращающимися регуляторами скорости. При вызове локомотивов эти регуляторы с тихим жужжанием сами поворачиваются в нужное положение.

Дополнение: Относительно света в вагонах — если в вагонах установлено освещение или действующие габаритные огни, то оно будет включено постоянно, так как при цифровом управлении на рельсах постоянно поддерживается напряжение 16 вольт переменного (!) тока. (При этом на двигатели локомотивов, на лампы и т.п. подается постоянный ток, декодеры DCC, в частности, работают и в качестве «выпрямителей»). Не забывайте принимать в расчет такое освещение при определении суммарного потребления тока на макете. Оно не должно превышать возможностей источника питания (в случае E-Z Command это 1 ампер). Каждая лампа освещения потребляет в среднем 80 миллиампер.

Мое дополнение: Вот я и добрался до выяснения причины моей проблемы. Все дело было в том, что слабенький источник питания и ограничение по току в 1 ампер годились для двух маленьких паровозиков без света. Добавление к ним довольно здорового и «прожорливого» GP50 подвело суммарное потребление тока практически к пределу. Включение лампочки на дизеле увеличило потребление еще немного, но достаточно, чтобы сработал аварийный выключатель.

Краткая справка: Двигатель современного локомотива масштаба HO может потреблять от 400 миллиампер тока (двигатели небольших локомотивов и все современные пятиполюсные двигатели) до 1,5 — 1,8 ампер (у американских звуковых моделей при включенном звуке). Каждая лампочка или светодиод, рассчитанные на «цифровое» питание, то есть питание напряжением в 16-22 вольт, потребляют от 30 до 80 миллиампер. «Цифровые» дымогенераторы Seuthe (№11, №24 и т.п.), потребляют по 70 миллиампер каждый.

Для определения общего потребления на макете в целом необходимо просто сложить вместе значения номинально потребляемого тока от всех работающих электрических устройств. Если полученная сумма окажется меньше предельного тока, который может отдать на рельсы источник питания командной станции — система будет работать. Если же сумма превысит предельный ток источника, это будет означать, что необходимо действовать по одному из трех вариантов:
— заменить источник на более мощный (если это допускается конструкцией командной станции);
— заменить командную станцию на более энерговооруженную;
— подключать к системе дополнительные усилители (бустеры) с отдельными источниками питания (если это, опять же, допускает конструкция командной станции). Последний случай требует, в частности, разделения макета на изолированные участки. К нему мы вернемся несколько позже.

Вопрос: Может ли командная станция (E-Z command) программировать декодеры?
Ответ: Кроме присвоения адреса локомотива в пределах от 1 до 10 (CV1) и направления движения «вперед» («нулевой» бит CV29) E-Z Command не может программировать никаких других CV декодеров. Существуют другие, более совершенные системы DCC, а также специальные программаторы, которые могут это делать.

Дополнение: Будучи однажды запрограммированы, ячейки памяти декодера сохраняют внесенные в них значения постоянно. Эти значения определяют, как именно декодер управляет поведением локомотива. Вы можете настроить параметры декодера с помощью DCC-системы, позволяющей программировать все CV декодеров, или на программаторе, а после этого управлять локомотивом с этим декодером с помощью E-Z Command.

Примеры параметров декодеров, которые можно настраивать:
Минимальное напряжение, подаваемое декодером на двигатель — Vmin (Определяет минимальную скорость локомотива, устанавливается в CV2 любого декодера стандарта DCC. Диапазон возможных значений может различаться в зависимости от производителя и конкретной модели декодера.) Рекомендуется настраивать этот параметр так, чтобы при перемещении регулятора скорости на станции в сторону ее увеличения локомотив начинал двигаться как можно раньше, но его движение оставалось плавным, без рывков.
Максимальное напряжение, подаваемое на двигатель — Vmax (Определяет максимальную скорость локомотива, устанавливается в CV5 всех DCC-декодеров. Диапазон значений также может различаться.) Рекомендуется устанавливать этот параметр так, чтобы масштабная максимальная скорость модели соответствовала максимальной скорости прототипа (у маневровых локомотивов она, по идее, должна быть ниже, чем у магистральных, у грузовых — ниже, чем у скоростных пассажирских).
Кривая изменения скорости (определяет динамику ускорения и замедления модели). Такая кривая может строиться на базе различного числа промежуточных значений (Как правило, их бывает 28, каждое из которых записывается в отдельном CV. Нумерация таких CV не является обязательным стандартом и может различаться в зависимости от производителя и модели декодера. Переключение декодера между режимом «линейной» характеристики изменения скорости в интервале между Vmin — Vmax и режимом изменения скорости по многоточечной кривой производится в четвертом бите CV 29 по нумерации NMRA или в пятом по нумерации Lenz).
Световые функции (в случае, если декодер имеет выходы управления световыми и прочими функциями). Световые функции могут быть запрограммированы, например, для работы в режиме пульсирующего света, стробоскопических эффектов и т.п.

Вопрос: Что такое режим программирования на главном пути?
Ответ: Обычно декодеры программируются с отдельного выхода командной станции, именуемого выходом на программный участок. Такой участок должен быть полностью электрически изолирован от всего остального макета. На программном участке следует одновременно программировать только один локомотив. Команды, адресованные декодеру, имеют вид: «записать в ячейку 1 (CV1 — адрес локомотива) значение «4»». При этом значение «4» будет записано в CV1 всех локомотивов, находящихся на программном участке.
Режим программирования на главном пути позволяет программировать декодеры «избирательно», обращаясь только к какому-то одному из локомотивов, когда он находится в любом месте на макете (но не на программном участке). В этом случае команды выглядят, к примеру, так: «Локомотиву с адресом «4» записать в ячейку 1 значение «5»». И сколько бы локомотивов в этот момент не находилось на рельсах, только тот из них, у которого был адрес «4», изменит его на «5». Все остальные локомотивы проигнорируют эту команду.
Однако существуют относительно несовершенные декодеры «первого поколения», выпускавшиеся в прежние годы, которые не поддерживают режим программирования на главном пути. Такие декодеры при программировании в этом режиме будут выполнять даже те команды, которые им не предназначены (т.е. не соответствуют их текущим адресам).

Вопрос: Что такое «самоизолирующиеся» стрелки?
Ответ: Большинство моделей железнодорожных стрелок предусматривают «самоизоляцию». Это означает, что при переводе стрелок, соединяющих две стороны боковой ветки с главным путем, в положение прямого проезда по главному пути, электропитание боковой ветки отключается. Это сделано для того, чтобы при традиционном «аналоговом» управлении находящийся на такой изолированной ветке локомотив стоял на месте в то время, как локомотив на главном пути продолжал движение. При цифровом управлении такая «самоизоляция» в большинстве случаев не нужна и даже вредна по понятным причинам.

Вопрос: Можно ли запускать «аналоговый» локомотив с двигателем постоянного тока без декодера на макете с цифровым управлением?
Ответ: E-Z Command (как и большинство других командных станций) допускает управление одним локомотивом без декодера. Но поскольку на рельсы непрерывно подается переменный ток с напряжением 16 вольт, «аналоговый» локомотив будет все время издавать свистящий шум.

Предостережение: Никогда не оставляйте «аналоговый» локомотив неподвижно стоять на рельсах под переменным током при цифровом управлении дорогой. Двигатель может выйти из строя. В случае необходимости отводите такие локомотивы на «самоизолирующиеся» боковые ветки и изолируйте (см. ответ на предыдущий вопрос).

Вопрос: Могут ли расширяться возможности E-Z Command?
Ответ: Станция E-Z Command снабжена стандартным разъемом шины Lenz X-bus (частный случай шины подключения периферии управления, упоминавшейся в американском обзоре). Через этот разъем можно подключать к станции другое оборудование, совместимое с протоколом шины X-bus. В планы развития системы E-Z Command входит создание средств управления стрелками и другими аксессуарами. Кроме того, совместно со станцией E-Z Command могут работать некоторые устройства других производителей.

Предостережение: Подключайте к разъему шины периферии управления (в случае E-Z Command это шина X-bus разработки Lenz) командной станции только те устройства, которые либо специально созданы для совместной работы с ней, либо прямо рекомендованы производителем. Никогда не подключайте никаких других устройств, даже если эти устройства имеют коммутацию, совместимую с разъемом станции. Отсутствие рекомендации производителя означает полную или частичную несовместимость и может привести к выходу командной станции из строя.

источник

Добавить комментарий

Adblock
detector