Меню Рубрики

Установка и стереотипы массового поведения

Тема 9. Установки и стереотипы массового сознания

Возможности управления массовым сознанием и поведением связаны с действием целого ряда элементов, лежащих в сфере бессознательного. Наиболее значимые из них с точки зрения массового влияния – это установки и стереотипы.

Установка – это состояние внутренней готовности субъекта реагировать определенным образом на объекты действительности или на информацию о них.

Термин «установка», соответствующий английскому понятию «attitude» или в русском варианте «аттитюд», в отечественную психологическую науку ввел известный представитель грузинской (советской) психологической школы Д.Н.Узнадзе. По его мнению, установка – это предшествующая любым психическим или поведенческим актам человека готовность совершать их адекватно данной ситуации. Он утверждал, что реакция человека на ситуацию (оценочная или поведенческая) обусловлена не только самой ситуацией, но и его внутренней, неосознаваемой им самим предрасположенностью реагировать определенным образом. Благодаря установке, человеку не нужно каждый раз заново определять, в чем состоят его потребности в данный конкретный момент, и выбирать лучшие способы их удовлетворения. Все это на основании прошлого опыта уже зафиксировано в установке. “Основное положение таково: — пишет Д.Узнадзе, — возникновению сознательных психических процессов предшествует состояние, которое ни в какой степени нельзя считать непсихическим, только физиологическим состоянием. Это состояние мы называем установкой – готовностью к определенной активности, возникновение которой зависит от наличия следующих условий: от потребности, актуально действующей в данном организме, и от объективной ситуации удовлетворения этой потребности. Это – два необходимых и вполне достаточных условия для возникновения установки – вне потребности и объективной ситуации ее удовлетворения никакая установка не может актуализироваться, и нет случая, чтобы для возникновения какой-нибудь установки было бы необходимо дополнительно еще какое-нибудь новое условие».[41]

В американской социальной психологии существует частично похожая концепция установки или аттитюда. Один из ее разработчиков Гордон Олпорт в своем определении установки также использовал понятие готовность.

Помимо собственного социального опыта личности, установка может быть продуктом стихийной или целенаправленной коммуникации, особенно тех видов массовой коммуникации, которые предполагают высокую степень сопереживания происходящим событиям.

Большинство установок приобретаются человеком в готовом виде из социального опыта и культуры. Массовое сознание особенно редко стремится самостоятельно выработать отношение к социальным и политическим явлениям и процессам. Оно предпочитает получать его в готовом виде из СМИ.

Так, в СССР большинство граждан искренне верили в «ужасы капитализма», тиражируемые советской пропагандой, а значительная часть американцев продолжает считать оккупацию Ирака американскими войсками «освободительной миссией».

Особенно прочное положение в массовом сознании занимают расовые, этнические и конфессиональные установки.

Так, многие россияне, обладающие негативной установкой по отношению к мигрантам, возможно никогда не участвовали в реальных конфликтах с представителями подобных групп, однако, видели по телевизору, читали или слышали от знакомых соответствующие рассказы. Это позволяет некоторым не очень чистоплотным политикам при необходимости актуализировать указанные установки в конкретных политических целях, например, для получения массовой поддержки на выборах.

В этих случаях можно говорить о групповых или массовых установках. «Круг установок человека, — пишет Д.Узнадзе, — не замыкается установками, опосредованными случаями объективации и возникшими на ее основе собственными актами мышления и воли. Сюда нужно отнести и те установки, которые впервые когда-то были построены на базе объективации других, например, творчески установленных субъектов, но затем они перешли в достояние людей в виде готовых формул, не требующих более непосредственного участия процессов объективации. Опыт и образование, например, являются дальнейшими источниками такого же рода формул. Им посвящается специальный период в жизни человека – школьный период, захватывающий все более и более значительный отрезок времени нашей жизни. Но обогащение такого же рода сложными установками продолжается и в дальнейшем – опыт и знание человека беспрерывно растут и расширяются».[42]

Следует подчеркнуть, что именно в результате действия неосознаваемых самим рассказчиком установок происходит заострение или даже добавление конкретных деталей в процессе передачи слуха.

В социальной психологии принято выделять несколько функций установки в процессе познания и мотивации поведения: познавательную (регулирует процесс познания), аффективную (канализирует эмоции), оценочную (предопределяет оценки) и поведенческую (направляет поведение).

Для понимания различия между ними можно использовать пример, известный в истории изучении установки как «парадокс Лапьера». В 1934 году американский психолог Р.Лапьер объехал значительное число небольших американских городков в сопровождении двух студентов китайцев. Они останавливались в гостиницах, посещали рестораны и кафе и, за исключение одного случая были приняты вполне нормально. После завершения путешествия он разослал владельцам этих гостиниц и ресторанов письма с вопросом, готовы ли они принять его с группой друзей, в числе которых будут китайцы. 93% ответили отказом. Данные Р.Лапьера были позже подтверждены другими исследователями. На этом при мере мы можем видеть, что оценочная установка по отношению к представителям конкретной расовой группы в ситуации, требующей поведенческой реакции была вытеснена поведенческими установками хозяина гостиницы или ресторана по отношению к клиенту.

Действие «парадокса Лапьера» следует иметь в виду при проведении различных опросов, касающихся будущих действий или намерений. Ответ респондента совсем не обязательно будет реализован впоследствии в его поведении.

Кроме указанных функций установки, следует выделить еще одну, наиболее значимую с точки зрения воздействия на массовое сознание и поведение. Это функция барьера. Сформировавшаяся в сознании человека установка не допускает в него информацию, которая могла бы ей противоречить. Положительная установка по отношению к любимому человека заставляет подсознательно не замечать и не запоминать информацию противоположного характера (не случайно народная мудрость говорит, что любовь слепа). Точно так же система установок, существующая в сознании убежденного коммуниста, не позволяет ему воспринимать информацию об ошибках или предательстве со стороны руководства своей партии.

Американские политологи даже ввели специальный термин «тефлоновый президент», объясняя невосприимчивость массового сознания к любой негативной информации, касавшейся Президента США Р.Рейгана.

В первые годы президентства В.В.Путина ряд российских СМИ также использовали этот термин уже по отношению к нему.

Точно также негативная установка не позволяет видеть в субъекте ничего положительного. Негативная установка направляет личностное или массовое внимание лишь на одну стороны объекта, осуществляет своеобразный отбор информации.

Если же сообщение не может быть вытеснено, массовое сознание все равно бессознательно будет искать объяснение, соответствующее негативной установке.

Читайте также:  Установка портов для внутривенных

Функция барьера придает установке особую устойчивость, делая бесполезными попытки переубедить человека, принимающего решение на основе установки. Он в лучшем случае не услышит наших аргументов, в худшем – у него сформируется негативная установка по отношению к нам как к источнику информации. Поэтому, ставя перед собой задачу управления массовым сознанием и поведением, следует, прежде всего, использовать для достижения цели уже имеющиеся установки, в ряде случаев попытаться сформировать на их основе новые, и не тратить большие усилия на попытки сломать или разрушить существующие установки, особенно закрепившиеся в массовом сознании в течение длительного времени.

Более сложную структуру по сравнению с установкой имеет стереотип. Это понятие было впервые использовано американским журналистом и политологов Уолтером Липпманом в работе «Общественное мнение». В переводе с греческого стереотип – «твердый отпечаток» чего-либо. Стереотипы — устойчивые, мало зависимые от эмпирического познания образы окружающих предметов или явлений. Строго говоря, формирование в сознании образа предмета всегда включает элемент стереотипизации, то есть определенную степень упрощения, выделения значимых и вытеснение неважных для субъекта его сторон и характеристик.

Однако устойчивость образам, определяемым как стереотипы, придают особенности процесса их формирования. Во-первых, стереотип, как правило, далек от собственного опыта. У.Липпман объясняет это тем, что «современная жизнь полна пестроты и спешки. Кроме всего прочего, очень часто люди, связанные друг с другом жизненно важными отношениями (работодатель – наемный работник, государственное лицо – избиратель), отделены друг от друга значительным расстоянием. И у них нет ни времени, ни возможности для близкого знакомства. Поэтому, усмотрев в каком-то человека знакомую, свойственную определенному типу черту, мы восполняем отсутствующую информацию о нем с помощью стереотипов, содержащихся в нашем сознании».[43]

В современном обществе основным источником стереотипов все чаще становятся соответствующим образом подобранные сообщения СМИ.

Например, постоянный читатель газеты, подробно рассказывающей о преступлениях мигрантов, независимо от своего желания будет представлять себе типичного мигранта как бандита или члена криминального сообщества.

Во-вторых, устойчивость стереотипу придает его непосредственная связь с установкой, которая определенным образом защищает стереотип от возможной трансформации или разрушения. «В определенной степени, — пишет У.Липпман, — внешние стимулы, особенно произнесенные или напечатанные слова, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно… Если то, на что мы смотрим, совпадает с тем, что мы ожидали увидеть, стереотип получает дополнительное подкрепление на будущее. Например, человек, который заранее полагает, что японцы хитры и коварны, и, к своему несчастью, наталкивается на двух нечестных японцев, будет и впредь считать всех японцев обманщиками».[44]

Наиболее удаленными от непосредственного эмпирического опыта человека и, потому, наиболее устойчивыми являются политические стереотипы. Обычный человек видит только внешнее проявление происходящих поли­тических процессов.

Уинстон Черчилль называл российскую политику «битвой бульдогов под ковром» (это определение можно отнести к политике в любом другом регионе мира). Обычный человек можем наблюдать только шевеление «ковра». Наши суждения о том, что происходит «под ковром», зависят от людей, которые своей профессией сделали формирование политических стереотипов. То, что мы принимаем за знания о политике, может оказаться всего лишь продуктом специфической деятельности политических технологов.

Современный российский психолог А.П. Назаретян, признавая устойчивость стереотипа, отмечает возможность его «переворачивания». Так, по его мнению, стереотипы, сформированные советской пропагандой, не смогли устоять перед потоками противоположной им информации, хлынувшей из средств массовой информации в период горбачевской «гласности» (вторая половина 80-х). Однако, не поддаваясь разрушению, они перевернулись на противоположную сторону. В этот период популярными стали утверждения, что западный (особенно американский) капитализм и есть то идеальное общество, к которому следует стремиться, что вся советская истории – это большая черная дыра, в которой нельзя найти ничего светлого или положительного, и т.д.

Сегодня, наряду с более рациональным осмыслением советского опыта, мы видим в ряде случаев желание массового сознания вернуть на место старые стереотипы (например, негативный стереотип Запада). Так, например, исследования, проводимые в последние годы самыми различными социологическими центрами, а также результаты голосования по проекту «Имя России» свидетельствуют о стабильном росте положительных оценок такой спорной политической фигуры советской истории как И.Сталин.

Установки и стереотипы массового сознания играют значительную роль в формировании образа мира, как отдельного человека, так и целых больших социальных и культурных общностей. «Для того, чтобы охарактеризовать предмет, — утверждает У.Липпман, — не обязательно видеть его. В огромном шумном многоцветии внешнего мира мы вычленяем то, что уже было определено нашей культурой. Мы воспринимаем предметы через стереотипы нашей культуры».[45]

Концепция образа мира была предложена и глубоко проанализирована российским психологом А.Н.Леонтьевым. Он подчеркивал, что образ мира не есть зеркальное отражение в сознании человека и общества явлений и процессов действительности. Образ мира – это особая конструкция, формируемая такими институтами как семья, школа или средства массовой коммуникации. Любая новая информация должна каким-либо образом вписаться в уже существующий образ мира или будет отвергнута личность или группой. Недостаток информации, в свою очередь, компенсируется деталями, взятыми из образа мира.

Устойчивость образа мира может быть достигнута за счет сознательного и управляемого конструирования его не только с помощью СМИ, но и большинством других институтов социализации личности. К ним относится, прежде всего, школа.

Примером такого устойчивого, успешно противодействующего попыткам разрушения с помощью информации образа мира, является образ мира, существующий в сознании значительной части граждан США. Система установок и стереотипов, на основе которых строится представление среднего американца об «американских ценностях», «американской демократии», о месте и роли Америки в мировом политическом процессе, постоянно воспроизводимая не только большинством СМИ, но и продукцией массовой культуры (в первую очередь, кино), надежно защищает образ мира этого среднего американца не только от навязывания ему противоположных мнений или оценок, но и от влияния очевидных фактов (например, информации о сопротивлении иракцев «демократической миссии» войск США).

Целенаправленной деятельностью общества и государства по сохранению и поддержанию образа мира, опирающегося на принцип национально-государственной идентичности, можно объяснить устойчивость культуры Франции по отношению к американской культурной экспансии.

Читайте также:  Установка пластиков для стен

С этой точки зрения, деятельность российских средств массовой коммуникации представляется скорее хаотичной. За исключением тех каналов, которые осознанно действуют в интересах внедрения в российское массовое сознание западного (американского) образа мира, прочие СМИ, в том числе государственные, ориентируясь на рейтинг и привлечение рекламодателей, по-видимому, не видят особой необходимости в поддержке образа мира, который мог бы помочь сохранить национально-государственную идентичность и целостность российского государства. При этом следует подчеркнуть, что задачу выработки стратегии формирования образа мира должны реализовывать не журналисты, а идеологи. Только наличие целостной национальной идеологии может стать основой для защиты опирающегося на нее образа мира.

При разработке стратегии формирования и сохранения образа мира следует учитывать и использовать два основных механизма, способствующих ее реализации.

Механизм социальной категоризации – отнесение каждого нового воспринимаемого объекта к группе (категории) подобных и уже известных ранее. Его основная функция состоит в упорядочении информации и упрощении процесса познания.

Механизм социальной атрибуции — приписывание реальным личностям или группам определенных (положительных или отрицательных) свойств, намерений или действий, возможно, не имеющие в реальности к ним отношения.

Действие указанных механизмов можно проиллюстрировать с помощью эксперимента, проведенного американскими психологами в середине 30-х годов в условиях активного влияния расовых стереотипов. Группе белых школьников показывали фотографию двух дерущихся между собой мужчин: белого и черного. При этом у белого в руках был хорошо виден нож. Когда через несколько дней их просили описать изображенное на фотографии, нож неизменно оказывался в руках у черного.

Образ мира предлагает индивидуальному и массовому сознанию на только систему стереотипизированных образов предметов и явлений, но и готовые образцы (модели) поведения в той или иной ситуации. Неудивительно, что молодое поколение начинает выражать свои мысли при помощи рекламных слоганов, в в реальной жизни воспроизводить модели поведения популярных телевизионных сериалов.

В зависимости от того, кем является положительный герой сериала, привлекательным бандитом («Бригада») или честным милиционером («Менты», «Опера»), зритель будет бессознательно формировать свое представление о социально приемлемом и одобряемом поведении.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Установки и стереотипы массового сознания

Установка — это состояние внутренней готовности субъекта реагировать определенным образом на объекты действительности или на информацию о них.

Термин «установка», соответствующий английскому понятию «attitude», или в русском варианте «аттитюд», в российскую психологическую науку ввел известный представитель грузинской (советской) психологической школы Д. Н. Узнадзе. По его мнению, установка — это предшествующая любым психическим или поведенческим актам человека готовность совершать их адекватно данной ситуации. Он утверждал, что реакция человека на ситуацию (оценочная или поведенческая) обусловлена не только самой ситуацией, но и его внутренней, неосознаваемой им самим предрасположенностью реагировать определенным образом. Благодаря установке человеку не нужно каждый раз заново определять, в чем состоят его потребности в данный конкретный момент, и выбирать лучшие способы их удовлетворения. Все это на основании прошлого опыта уже зафиксировано в установке.

Помимо собственного социального опыта личности, установка может быть продуктом стихийной или целенаправленной коммуникации, особенно тех видов массовой коммуникации, которые предполагают высокую степень сопереживания происходящим событиям.

Большинство установок приобретаются человеком в готовом виде из социального опыта и культуры. Массовое сознание крайне редко стремится выработать отношение к социальным и политическим явлениям и процессам. Оно предпочитает получать его в готовом виде из СМИ.

Так, в СССР большинство граждан искренне верили в «ужасы капитализма», тиражируемые советской пропагандой, а часть американцев продолжает считать оккупацию Ирака американскими войсками «освободительной миссией».

Особенно прочное положение в массовом сознании занимают расовые, этнические и конфессиональные установки.

Так, многие россияне, обладающие негативной установкой по отношению к кавказцам, евреям или ваххабитам, возможно, никогда не участвовали в реальных конфликтах с представителями указанных групп, однако видели по телевизору, читали или слышали от знакомых соответствующие рассказы. Это позволяет некоторым не очень чистоплотным политикам при необходимости актуализировать указанные установки в конкретных политических целях, например для получения массовой поддержки на выборах.

В этих случаях можно говорить о групповых или массовых установках. Следует подчеркнуть, что именно в результате действия неосознаваемых самим рассказчиком установок происходит заострение или даже добавление конкретных деталей в процессе передачи слуха.

В социальной психологии принято выделять несколько функций установки в процессе познания и мотивации поведения: познавательную (регулирует процесс познания), аффективную (канализирует эмоции), оценочную (предопределяет оценки) и поведенческую (направляет поведение).

Для понимания различия между ними можно использовать пример, известный в истории изучения установки как «парадокс Лапьера». В 1934 году американский психолог Р. Лапьер объехал значительное число небольших американских городков в сопровождении двух студентов-китайцев. Они останавливались в гостиницах, посещали рестораны и кафе и, за исключением одного случая, были приняты вполне нормально. После завершения путешествия Лапьер разослал владельцам этих гостиниц и ресторанов письма с вопросом, готовы ли они принять его с группой друзей, в числе которых будут китайцы. 93% ответили отказом. Данные Лапьера были позже подтверждены другими исследователями. На этом примере мы можем видеть, что оценочная установка по отношению к представителям конкретной расовой группы в ситуации, требующей поведенческой реакции, была вытеснена поведенческими установками хозяина гостиницы или ресторана по отношению к клиенту.

Действие «парадокса Лапьера» следует иметь в виду при проведении различных опросов, касающихся будущих действий или намерений. Ответ совсем не обязательно будет реализован в поведении.

Кроме указанных функций установки следует выделить еще одну, наиболее значимую с точки зрения воздействия на массовое сознание и поведение. Это функция барьера. Сформировавшаяся в сознании человека установка не допускает в него информацию, которая могла бы ей противоречить.

Положительная установка по отношению к любимому человека заставляет подсознательно не замечать и не запоминать информацию противоположного характера (не случайно народная мудрость говорит, что любовь слепа).

Точно так же система установок, существующая в сознании убежденного коммуниста, не позволяет ему воспринимать информацию об ошибках или предательстве со стороны руководства своей партии.

Американские политологи даже ввели специальный термин «тефлоновый президент», объясняя невосприимчивость массового сознания к любой негативной информации, касавшейся президента США Р. Рейгана. В первые годы президентства В. В. Путина некоторые российские СМИ также использовали этот термин уже по отношению к нему.

Читайте также:  Установка канализационных наружных трубопроводов

Негативная установка не позволяет видеть в субъекте ничего положительного. Негативная установка направляет личностное или массовое внимание лишь на одну сторону объекта, осуществляет своеобразный отбор информации.

Функция барьера придает установке особую устойчивость, делая бесполезными попытки переубедить человека, принимающего решение на основе установки. Он в лучшем случае не услышит наших аргументов, в худшем — у него сформируется негативная установка по отношению к нам как к источнику информации. Поэтому, ставя перед собой задачу управления массовым сознанием и поведением, следует, прежде всего, использовать для достижения цели уже имеющиеся установки, в ряде случаев попытаться сформировать на их основе новые и не тратить большие усилия на попытки сломать или разрушить существующие установки, особенно закрепившиеся в массовом сознании в течение длительного времени.

Более сложную структуру по сравнению с установкой имеет стереотип. Это понятие было впервые использовано американским журналистом и политологом Уолтером Липпманом в работе «Общественное мнение». В переводе с греческого стереотип — «твердый отпечаток» чего-либо. Стереотипы — устойчивые, мало зависимые от эмпирического познания образы окружающих предметов или явлений. Строго говоря, формирование в сознании образа предмета всегда включает элемент стереотипизации, т. е. определенную степень упрощения, выделения значимых и вытеснение неважных для субъекта его сторон и характеристик.

Однако устойчивость образам, определяемым как стереотипы, придают особенности процесса их формирования.

Во-первых, стереотип всегда далек от собственного опыта. В современном обществе основным источником стереотипов все чаще становятся соответствующим образом подобранные сообщения СМИ.

Например, постоянный читатель газеты «Московский комсомолец» независимо от своего желания будет представлять себе типичного кавказца как бандита или члена криминального сообщества.

Во-вторых, устойчивость стереотипу придает его непосредственная связь с установкой, которая определенным образом защищает стереотип от возможной трансформации или разрушения.

Наиболее удаленными от непосредственного эмпирического опыта человека и потому наиболее устойчивыми являются политические стереотипы. Обычный человек видит только внешнее проявление происходящих политических процессов. Уинстон Черчилль называл российскую (советскую) политику «битвой бульдогов под ковром» (это определение можно отнести к политике в любом другом регионе мира). Обычный человек может наблюдать только шевеление «ковра». Наши суждения о том, что происходит «под ковром», зависят от людей, которые своей профессией сделали формирование политических стереотипов. То, что мы принимаем за знания о политике, может оказаться всего лишь продуктом специфической деятельности политических технологов.

Современный российский психолог А. П. Назаретян, признавая устойчивость стереотипа, отмечает возможность его «переворачивания». Так, по его мнению, стереотипы, сформированные советской пропагандой, не смогли устоять перед потоками противоположной им информации, хлынувшей из средств массовой информации в период горбачевской «гласности» (вторая половина 1980-х годов). Однако, не поддаваясь разрушению, они перевернулись на противоположную сторону. В этот период популярными стали утверждения, что западный (особенно американский) капитализм и есть то идеальное общество, к которому следует стремиться.

Сегодня, наряду с более рациональным осмыслением советского опыта, мы видим в ряде случаев желание массового сознания вернуть на место старые стереотипы. Так, например, исследования, проводимые в последние годы самыми различными социологическими центрами, свидетельствуют о стабильном росте положительных оценок таких спорных политических фигур советской истории, как И. Сталин и Л. И. Брежнев.

Установки и стереотипы массового сознания играют значительную роль в формировании образа мира как отдельного человека, так и больших социальных и культурных общностей.

Концепция образа мира была предложена и глубоко проанализирована российским психологом А. Н. Леонтьевым. Он подчеркивал, что образ мира не есть зеркальное отражение в сознании человека и общества явлений и процессов действительности. Образ мира — это особая конструкция, формируемая такими институтами, как семья, школа или средства массовой коммуникации. Любая новая информация должна каким-либо образом вписаться в уже существующий образ мира или будет отвергнута личностью или группой. Недостаток информации, в свою очередь, компенсируется деталями, взятыми из образа мира.

Устойчивость образа мира может быть достигнута за счет сознательного и управляемого конструирования его не только с помощью СМИ, но и большинством других институтов социализации личности. К ним относится, прежде всего, школа.

Целенаправленной деятельностью общества и государства по сохранению и поддержанию образа мира, опирающегося на принцип национально-государственной идентичности, можно объяснить устойчивость культуры Франции по отношению к американской культурной экспансии.

С этой точки зрения деятельность российских средств массовой коммуникации представляется скорее хаотичной. Прочие СМИ, в том числе государственные, ориентируясь на рейтинг и привлечение рекламодателей, по-видимому, не видят особой необходимости в поддержке образа мира, который мог бы помочь сохранить национально-государственную идентичность и целостность российского государства. При этом следует подчеркнуть, что задачу выработки стратегии формирования образа мира должны реализовывать не журналисты, а идеологи. Только наличие целостной национальной идеологии может стать основой для защиты опирающегося на нее образа мира.

При разработке стратегии формирования и сохранения образа мира следует учитывать и использовать два основных механизма, способствующих ее реализации.

Механизм социальной категоризации — отнесение каждого нового воспринимаемого объекта к группе (категории) подобных и уже известных ранее. Его основная функция состоит в упорядочении информации и упрощении процесса познания.

Механизм социальной атрибуции — приписывание реальным личностям или группам определенных (положительных или отрицательных) свойств, намерений или действии, возможно, не имеющих в реальности к ним отношения.

Действие указанных механизмов можно проиллюстрировать с помощью эксперимента, проведенного американскими психологами в середине 1930-х годов в условиях активного влияния расовых стереотипов. Группе белых школьников показывали фотографию двух дерущихся мужчин: белого и черного. При этом у белого в руках был хорошо виден нож. Когда через несколько дней их просили описать изображенное на фотографии, нож неизменно оказывался в руках у черного.

Образ мира предлагает индивидуальному и массовому сознанию на только систему стереотипизированных образов предметов и явлений, но и готовые образцы (модели) поведения в той или иной ситуации. Неудивительно, что молодые люди начинают выражать свои мысли при помощи рекламных слоганов, а в реальной жизни воспроизводить модели поведения популярных телевизионных сериалов.

источник

Добавить комментарий