Меню Рубрики

Установка которая справилась с немецкими тиграми

Убийца «тигров» и «пантер». Как ИС-2 нокаутировал бронетехнику Рейха

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости// Wikimedia Commons

ИС-2 — пожалуй, самый известный тяжёлый танк Великой Отечественной войны. Они завоевали поля сражений в последние полтора года войны и стали отлично узнаваемым символом антиблицкрига. По грозной репутации с ИС-2 может соперничать, пожалуй, только его главный конкурент — немецкий «Тигр-I». Между тем путь ИСов к победе не был усыпан розами…

Рождение героя

О создании нового тяжёлого танка начали задумываться ещё весной 1942 года. Именно тогда в бой впервые пошли модернизированные немецкие танки Pz-4 и самоходки StuG-III с усиленной бронёй и усовершенствованными орудиями. Кроме того, немцы начали применять кумулятивные снаряды, которые производили настоящее опустошение в рядах советских танков.

Проект создания нового танка курировал Жозеф Котин. Это был один из опытнейших конструкторов СССР, получивший громадный опыт проектирования тяжёлых танков, в частности, именно он стал отцом семейства КВ. «Клим Ворошилов» был не лишён недостатков, начиная от невысокой надёжности и заканчивая очень тяжёлыми условиями работы экипажа. Непосредственным конструктором танка стал Николай Шашмурин, которого Котин отлично знал по работе в 30-е годы на Кировском заводе в Ленинграде.

Первоначально речь шла о машине массой в 30 тонн и с пушкой калибром 85 мм. Танкостроители пытались создать универсальную машину, сочетающую хорошую подвижность с живучестью. Первый образец получил обозначение КВ-13. На испытаниях новая машина полностью провалилась: ходовая часть оказалась ненадёжной. Доработка КВ-13 привела к появлению опытных образцов с разными системами вооружения. На одной из версий стояла 76-мм пушка, аналог той, что использовалась на серийных КВ. Однако для тяжёлого танка второй половины войны требовалось нечто более мощное.

Осенью 1942 года в руки конструкторам попался подбитый «тигр». Причём практически в рабочем состоянии, даже с технической документацией. Не менее значимым событием была встреча красноармейцев с новинками немецкой полевой фортификации. К таким относилось, например, массово изготовлявшееся бронированное пулемётное гнездо типа «Краб». Бронеколпак целиком из броневой стали утапливался в специально вырытый котлован, после чего наружу оставалась торчать только амбразура и крыша.

Словом, стало ясно, что войскам требуется машина, вооружённая пушкой, способной поразить даже очень хорошо защищённую цель. Обстрелы трофейных «тигров» привели к однозначному выводу: нужно повышать калибр. Правда, более мощное вооружение неизбежно приводило к увеличению габаритов: машина раздавалась вширь, масса росла. Идею создать идеальный танк с высокой скоростью, бронезащитой и огневой мощью отбросили, и жертвой пала подвижность.

Поначалу думали ограничиться орудием калибром 85 мм. Для среднего танка такая пушка вполне подходила, но Котин настаивал на установке ещё более мощного орудия: на типичной дистанции танкового боя среднюю бронетехнику неприятеля из 85-мм орудия можно было бы выбивать, а вот тяжёлую уже нет. В итоге Котин и его команда решились на эксперимент со 122-мм орудием.

В качестве базовой модели избрали 122-мм корпусную пушку А-19. Это была мощная артсистема, а Пермский завод № 172 давно их освоил и довольно интенсивно производил. Осенью 1943 года был готов эскизный проект, который впечатлил наркома танковой промышленности Вячеслава Малышева, а затем и Сталина. Ещё больший фурор новая модель произвела на полигоне, где из него расстреляли трофейную «пантеру». С полуторакилометровой дистанции снаряд буквально разворотил «кошачью» башню, пробив её насквозь. Правда, при этом взорвался дульный тормоз на пушке. К счастью, никого не убило, а конструкцию тормоза пришлось полностью переработать.

Недостатки у нового танка были. Во-первых, крайне плохая для танковой пушки скорострельность (всего 1,5–3 выстрела в минуту) не позволяла забрасывать противника снарядами в высоком темпе. Другой серьёзной проблемой ИС-2 был малый боекомплект. Танкисты часто старались помещать в машины снаряды сверх штата.

Однако куда лучшая по сравнению с любым средним танком живучесть и, главное, могучее орудие искупали всё. ИС-2 пошёл в серию.

Шум и ярость

ИС-2 начали боевую карьеру в апреле 1944 года на Украине. Пошедшие прежде них в бой ИС-1 не слишком впечатлили ни своих солдат, ни противника: эти машины несли потери, не адекватные успехам. А вот об ИС-2 такого сказать уже было нельзя. Для начала неприятный сюрприз противнику преподнесла живучесть новых машин. Даже снаряды «тигров» не всегда обеспечивали их поражение.

Летом 1944 года один из ИСов получил сразу 18 попаданий 75-мм пушек и уцелел. Неуязвимых танков не существует, но контраст с уязвимыми для огня Т-34 был очевиден. Один из пехотинцев позднее вспоминал, что, когда он увидел подбитый ИС, первой реакцией стало удивление: «Я думал, их вообще ничто не берёт». Настоящим бенефисом ИС-2 стали сражения лета 1944 года. ИС-2 не заменяли собой средние танки, их бросали в бой в составе отдельных тяжёлых полков — позднее и бригад — на ключевых направлениях прорыва. И в этом качестве они проявили себя блестяще.

— Большие бои за населённые пункты часто шли по одному сценарию. Впереди пускали наши танки ИС-2 из корпусного тяжёлого танкового полка, которые таранили оборону немцев. Потом шли, в сопровождении мотострелков, бригадные танки, «шермана», которые сразу горели как свечки или как спички, и танки Т-34 из постоянно сопровождавшей нас бригады, — воспоминания Захара Фридмана из разведывательной роты мехбригады.

Ключевое различие между «Тигром» и ИС-2 — это комплекс вооружения. Они отличаются даже не на уровне технологий, а концептуально. В случае «Тигра» мы видим пушку с великолепными баллистическими характеристиками, очень хорошей оптикой, высокой скорострельностью и высокой бронепробиваемостью. Это орудие танка, чья основная функция — охота на бронетехнику противника. Однако разработчики ИС-2 не могли ставить себе задачу создать совершенное противотанковое орудие. Основным противником ИС-2 были не танки противника, а бетонные ДОТы, пулемётные гнезда в прочных каменных домах, артиллерийские батареи. И вот с этой задачей пушка ИС-2 справлялась отлично. Весившие 25 килограммов снаряды давали море осколков, а фугасное действие позволяло просто «сложить» перекрытия дома вместе с засевшим внутри противником.

ИС-2 несколько хуже «Тигра» справлялся с задачей расстрела множества танков противника: мешала низкая скорострельность. Однако беззащитными в столкновении с танками ИСы нельзя назвать. На немецкие танки и САУ сыпались те же самые 25-килограммовые снаряды, причинявшие страшные повреждения.

Тяжёлую технику под огнём ИСов ничего хорошего не ожидало. Александр Фадин вспоминал:

— Откуда ни возьмись, идут два наших ИС-2. Я их в первый раз увидел. Поравнялись с нами, встали. Два «тигра» отделяются и выходят чуть вперёд, вроде как дуэль. Наши упредили их с выстрелом и снесли обоим башни.

Здесь очень важно одно обстоятельство. Ремонтные подразделения вермахта отличались отличным оснащением и высокой квалификацией персонала. Поэтому было крайне желательно не просто поразить немецкую машину, а нанести такой ущерб, чтобы ремонтировать в ней стало нечего. Снаряды ИСов отлично справлялись с этой задачей.

Читайте также:  Установка подогрев охлаждающей жидкости

При правильном их применении ни одна машина противника не могла чувствовать себя уверенно. Интересно, что «королевские тигры», впервые применённые летом 1944 года на Сандомирском плацдарме, никакого фурора не произвели. Столкновение на Висле окончилось фиаско новой бронетехники вермахта. 501-й тяжёлый батальон вермахта, только что укомплектованный «королевскими тиграми», был попросту избит действующей из засад «сборной» нескольких потрёпанных танковых частей РККА, лишь часть из которых составляли ИСы. 24 танка, из которых 13 — «королевские тигры», были потеряны противником.

Однако главной целью всё равно оставались неподвижные огневые точки. Характерен отчёт 80-го Гвардейского тяжёлого полка по итогам Висло-Одерской операции. Полк претендовал на уничтожение 19 танков и САУ, 41 орудия, 15 пулемётных гнёзд, 10 миномётов и 12 блиндажей. Некоторые полки и бригады отчитывались даже об уничтожении сотен огневых точек и артиллерийских позиций при крайне скромных заявках на подбитую бронетехнику.

Никакие качества машин не могли бы принести пользы, если бы не радикально улучшившийся уровень подготовки танкистов и командиров. В начале войны танки постоянно погибали из-за того, что их не поддерживала пехота.

Именно отлаженное взаимодействие со стрелками и артиллерией и высокие собственные качества позволяли танкистам ИСов выходить победителями даже из очень сложных боёв против превосходно вооружённых танковых батальонов вермахта и СС. Один из танкистов позднее писал:

— Вдруг осенью 1944-го из тыла к нам начали приходить очень умные мальчики — младшие лейтенанты… Они уже не производили впечатления школьников в одежде не по росту, а нормально командовали, прекрасно знали матчасть не только свою, но и противника… а главное — практически все они делали всё это машинально! Не задумываясь! Их звали — «академики»!

Даже в сильно урбанизированной Германии ИС-2 оставались мощным тараном, который мог плодотворно использоваться. Красноармейцы использовали в городах классический приём «ёлочка»: танки в сопровождении автоматчиков и снайперов шли по разным сторонам улицы, страхуя друг друга. Пехота отстреливала фаустников и артиллеристов, танки давили огнём пулемётчиков, сносили ДОТы и крушили баррикады.

Конечно, война даже на таких мощных машинах оставалась устрашающе опасным делом. По словам участников боёв, и з личного состава конца 1943 года из экипажей танков до Победы дошли примерно 25% танкистов.

Весной 1945-го ИС-2 закончили свою главную войну. Позднее они служили в танковых войсках нескольких союзных СССР стран, но в первую очередь он остался символом победы в Великой Отечественной, танком, закончившим войну убедительным нокаутом на улицах Берлина, Праги и Вены.

источник

Первый бой ИС-2 против «тигров»: как приводили немцев в «шок и трепет»

Красная Армия, дорогие читатели, впервые познакомилась с «тиграми» еще в конце 1942 года. И с тех пор одной из важнейших задач для наших конструкторов была разработка оружия, способного противостоять этим немецким тяжелым танкам. И если в противотанковой артиллерии такое оружие уже имелось (ЗиС-2, появившаяся еще в 1941 году — раньше «тигров», собственно говоря), а артиллерия самоходная получила его (в виде «зверобоев» СУ-152) в 1943м, то у танкистов все обстояло гораздо хуже. Еще в том же 1943м году под Прохоровкой с «тиграми» и «пантерами» сходились уже устаревшие по сравнению с ними Т-34-76 (вынужденные для поражения «тигра» сближаться с ним на пару сотен метров), КВ-1с и даже легкие Т-60 и Т-70, у которых против «тигров» вообще не было ни единого шанса.

И лишь в 1944 году наконец-то появляются танки, способные справиться с «тиграми» и «пантерами» без необходимости стрельбы в упор. Т-34-85 становится модификацией «тридцатьчетверки», вооруженной пушкой, которая могла поразить и «тигр», и «пантеру». Правда — броня все равно не могла держать снаряды немецких «кошек», поэтому главной защитой новой «тридцатьчетверки» была маневренность.

Однако в том же 1944 году появляется тяжелый ИС-2 со 122м пушкой. Многие сегодня видят его недостатки в низкой скорострельности и худших, чем у «тигра», приборах наблюдения. Однако, что касается скорострельности, то обычно путают полигонную и боевую скорострельность. У ИСа полигонная скорострельность составляла 6 выстрелов в минуту, а боевая — 2-3 выстрела. У «тигра» полигонная составляла 7 выстрелов, боевая 3-4. К этому можно добавить, что, чтобы зарядить пушку «тигра», необходима остановка так же точно, как и для выстрела; а вот ИС надо было останавливать только для выстрела — для заряжания остановка не требовалась. Так что на деле скорострельность не сильно-то и отличалась — у «тигра» — 3-4 выстрела в минуту, у ИСа — 2-3 выстрела. Зато гарантированное поражение ИСа «тигром» при попадании составляло 400-500 метров, т.е. «тигру» для поражения надо было подбираться к ИСу так же, как «тридцатьчетверкам» к «тигру»; а вот дальность гарантированного поражения «тигра» ИСом составляла 1900-2000 метров. Кстати говоря, оптика у обоих танков практически идентична. Так что в реальности шансов у «тигра» против ИСа, если с нашего танка вовремя заметили немецкий, просто не было.

Но это все цифры — как же (и когда) произошло самое первое боестолкновение «тигров» и ИСов. Случилось это 16 апреля 1944 года под Тернополем, который штурмовали советские войска. Накануне немцы с целью деблокады гарнизона Тернополя создали «бронированный кулак» из танков, основу которого составили «тигры» и «пантеры», и стали с его помощью пробиваться к городу, окруженному нашими войсками. Удар танков был нанесен по деревне Почапинцы, в которой, по данным немцев, находился отряд устаревших Т-34-76, не имевших шансов против «тигров» и «пантер».

На самом же деле накануне в Почапинцы прибыл 11-й гвардейский танковый полк, который был укомплектован новыми ИС-2. Советские тяжелые танки заняли оборону на окраине деревни. Вскоре показались немецкие танки. Едва они приблизились на два километра к нашим — дистанция гарантированного поражения, как мы помним — как ИСы открыли огонь. В считанные минуты были поражены три «тигра» и десять «пантер». Экипаж одного только ИСа, которым командовал лейтенант Вовк, записал на свой счет сразу четыре немецких тяжелых танка.

Читайте также:  Установка delphi error 1308

Шокированные немцы (никогда прежде не видевшие, чтобы вот так сразу вспыхнули тринадцать тяжелых танков) спешно начали отход, не рискуя ввязываться в дальнейший бой. Так ИСы сорвали попытку немцев деблокировать гарнизон Тернополя, который в скором времени капитулировал.

С вами был Танкист, ставьте «палец вверх» и подписывайтесь на мой канал!

источник

САУ M36: американский аргумент против «Тигров»

После того, как американская армия встретилась на поле боя с вермахтом, достаточно быстро выяснилось, что у США просто нет эффективного средства для поражения тяжелых немецких танков. Основной американский танк M4 «Шерман» и созданная на его базе САУ M10 Wolverine (Росомаха) с их 76-мм орудиями оказались слабо приспособлены к борьбе против новых немецких танков — «Тигров» и «Пантер». К счастью для американцев, они сравнительно быстро смогли оценить угрозу. С немецкими «Тиграми» они столкнулись еще в 1943 году в Африке. Результаты этой встречи серьезно ускорили работы по созданию новой самоходки на том же шасси танка «Шерман», но вооруженной уже 90-мм орудием.

Серийное производство новой противотанковой самоходной установки, получившей обозначение M36 и известной также как Slugger и Jackson, началось в апреле 1944 года, летом самоходка уже оказалась в войсках. Однако к проведению операции «Оверлорд» и высадке союзников во Франции установка опоздала. САУ M36 вступили в бой с немцами осенью 1944 года и до появления под самый конец войны американских тяжелых танков «Першинг» являлись единственным по-настоящему эффективным средством борьбы с немецкими тяжелыми танками. После завершения Второй мировой войны самоходка, которая была выпущена серией в 2324 экземпляра, достаточно долго оставалась на вооружении американской армии, успев принять участие в боевых действиях в Корее, а также находилась на вооружении других стран. При этом, в отличие от САУ M10, ни одна самоходка M36 вплоть до окончания Второй мировой войны не была поставлена союзникам США.

В октябре 1942 года американцы обратились к идее исследовать возможности переделки 90-мм зенитного орудия в противотанковую пушку, обладавшую высокой начальной скоростью снаряда. Пушку планировалось устанавливать на танки и самоходные установки. Подобный же опыт немцы со своей знаменитой «восемь-восемь» провели еще раньше. Их зенитка, переквалифицировавшаяся в противотанковое орудие, по праву является одной из самых известных артиллерийских систем Второй мировой войны.

В начале 1943 года американцы в опытном порядке попробовали установить 90-мм орудие в башню от САУ М10, однако выяснилось, что оно слишком тяжелое и длинное для уже имеющейся башни. Поэтому в марте того же года в США приступили к разработке новой башни, предназначенной для установки 90-мм пушки. Шасси от САУ М10 было решено оставить. Модифицированная противотанковая самоходка проходила испытания на Абердинском полигоне. Машина оказалась очень удачной, поэтому военные сделали заказ на 500 таких установок, которые получили обозначение самоходная пушка Т71.

В июне 1944 года самоходная артиллерийская установка была принята на вооружение под обозначением М36. Она применялась американцами в боях в Европе в конце 1944 года. Самоходка показала себя самой удачной боевой машиной, которая была в состоянии бороться с немецкими тяжелыми танками «Тигр» даже на больших дистанциях. Некоторые американские противотанковые батальоны, которые были вооружены САУ М36, достигали больших успехов при умеренных потерях.

После перевооружение первых подразделений на новые противотанковые самоходки, M36 впервые были использованы в бою лишь в октябре 1944 года, во время боев на границе Германии. Так как после потерь, которые немецкие танковые войска понесли летом 1944 года, массированные атаки с их стороны стали редкостью, интерес американской армии к новой машине и скорейшему перевооружению имеющихся частей упал. Но массированное применение немцами бронетехники во время наступления в Арденнах, когда в ход пошло большое количество тяжелых танков, в том числе новых «Королевских тигров», вновь продемонстрировало неадекватность САУ M10 в роли истребителя танков, снова сделав замену их на САУ M36 приоритетной задачей армии. К январю 1945 года на западноевропейском театре военных действий имелось 6 батальонов, вооруженных САУ M36, пять в составе 12-й группы армий и шестой — в 6-й группе армий. По штату в каждом таком батальоне в трех противотанковых ротах насчитывалось в общей сложности 36 самоходок M36.

САУ M36 отличалась классической компоновкой. Моторное отделение находилось в кормовой части корпуса, объединенное отделение управления и трансмиссионное находились в лобовой части, боевое отделение находилось в средней части боевой машины, здесь же располагалась вращающаяся башня. Экипаж истребителя танков состоял из 5 человек: механика-водителя, его помощника, наводчика, заряжающего и командира самоходки.

САУ M36 обладала дифференцированным противоснарядным бронированием, бронелисты были расположены под рациональными углами наклона, боевое отделение было открытым сверху. Разные модификации данной самоходки обладали одним из двух вариантов корпуса: модификации M36 и M36B2 — корпус от САУ M10, модификация M36B1 — корпус от танка M4A3.

Бронекорпус от САУ M10 представлял собой жесткую коробчатую несущую конструкцию, которая собиралась с помощью сварки из катаных листов броневой стали толщиной 6, 10, 13, 19, 25 и 38 мм, с применением литых броневых деталей. Верхняя лобовая деталь корпуса самоходки имела толщину 38 мм и наклон в 55 градусов к вертикали. Нижняя лобовая деталь корпуса представляла собой литой кожух трансмиссии, обладавший клиновидной форму с аналогичными верхней детали углами наклона, с цилиндрическими кожухами бортовых передач. Нижняя часть бортов корпуса самоходки состояла из вертикальных бронеплит толщиной 25 мм, верхняя часть — из 19-мм бронеплит, находящихся под наклоном в 38 градусов. Корма корпуса была сборной, она состояла из 19-мм бронелистов: из клиновидной верхней части, обладавшей наклоном в 38 градусов и нижней вертикальной. Крыша корпуса самоходки состояла из 19-мм бронелиста в районе подбашенной коробки и 10-мм бронелистов — над моторным отделением, днище корпуса собиралось из бронелистов толщиной 13-мм. Верхняя ветвь гусениц САУ была дополнительно прикрыта 6-мм экранами, которые находились под наклоном в 38 градусов. Помимо этого, верхние лобовая и бортовые детали корпуса самоходки оснащались специальными болтовыми креплениями, предназначенными для установки навесного бронирования разной толщины.

Корпус от танка M4A3 обладал схожей конструкцией, однако отличался большей толщиной бронелистов и отсутствием креплений для навесной брони. Кожух трансмиссии был аналогичен таковому на САУ M10, но верхняя лобовая деталь имела толщину 64 мм, а угол ее наклона составлял 47 градусов. Бортовые бронелисты корпуса обладали толщиной в 38 мм, при этом верхняя их часть была вертикальной, за исключением скосов, находящихся в районе моторного отделения. Корма корпуса САУ состояла из верхнего и нижнего 38-мм бронелистов, которые были расположены под наклоном, соответственно 22 и 10 градусов, и образовывали между собой карман, который служил для выпуска выхлопных газов. Крыша корпуса самоходки собиралась из 19-мм бронелистов и имела наклон в 83 градуса над моторным отделением, а днище корпуса было составным — в передней части толщина брони составляла 25 мм, в районе моторного отделения — 13 мм.

Читайте также:  Установка противотуманных фар для kia rio

Цельнолитая башня самоходной артиллерийской установки M36 была идентична для всех модификаций, она отличалась цилиндрической формой и развитой кормовой нишей. Борта башни обладали толщиной 32 мм, на скуловых частях они имели наклон в 5 градусов, переходя в вертикальную кормовую часть такой же толщины. Корма ниши башни, которая играла роль противовеса, обладала существенно большей толщиной — 127 мм. Лобовая часть башни САУ отличалась сложной формой и была прикрыта горизонтально-цилиндрической литой маской орудия, обладавшей толщиной 76 мм. Основная часть башни самоходки сверху была открытой, однако кормовая ниша, а также небольшой участок в лобовой части башни имели крышу, толщина которой составляла от 10 мм до 25 мм. Самоходки M36 поздних выпусков штатно оборудовались легкобронированной крышей башни, которая сваривалась из катаных листов.

Основным вооружением самоходки M36 была 90-мм нарезная полуавтоматическая пушка M3. Данное орудие имело ствол-моноблок длиной 50 калибров (длина 4500 мм) и вертикальный клиновой затвор. Для обеспечения плавности наведения в вертикальной плоскости и уравновешивания 90-мм орудие M3 оснащалось компенсатором пружинного типа. Техническая скорострельность данной противотанковой пушки составляла 8 выстрелов в минуту. На тот момент времени 90-мм орудие M3 являлось одним из мощнейших серийных противотанковых средств, которые были в распоряжении американской армии и единственным серийным танковым орудием, которое могло эффективно поражать тяжелобронированные немецкие танки на средних и больших дистанциях боях.

В справочнике американской армии по 90-мм бронебойным боеприпасам приводились следующие данные о возможностях орудия в борьбе с немецкими танками «Тигр II» и «Пантера»: калиберный снаряд M82 позднего образца — пробивает все бронеплиты, кроме верхней и нижней лобовой детали корпуса и маски орудия танка «Тигр II». Пробитие нижней лобовой детали корпуса танка «Пантера» было достигнуто на дистанциях в 594 и 869 метров. Калиберный снаряд T33 — пробивает верхнюю лобовую деталь корпуса танка «Пантера» на дистанциях до 1006 метров, против маски орудия данного танка неэффективен. Подкалиберный снаряд M304 — пробивает верхнюю лобовую деталь танка «Пантера» на дистанциях до 366 метров, танка «Тигр II» — до 91 метра. Лоб башни и маску орудия — на дистанциях до 732 метров.

Прицельная сетка телескопического оптического прицела САУ M36 была рассчитана на ведение огня бронебойными снарядами M82, обладавшими начальной скоростью 808 м/с. Она была размечена на дистанцию до 4600 метров. Для ведения огня другими типами снарядов нужно было использовать специальную переводную таблицу. Для стрельбы с закрытых позиций на самоходке имелся азимутный указатель M18 и квадрант возвышения M9, а также артиллерийский квадрант M1, который использовался для подстройки квадранта возвышения.

Вспомогательное вооружение самоходной установки состояло из крупнокалиберного 12,7-мм пулемета M2 HB, который был расположен в шкворневой установке, находящейся на крыше кормовой ниши башни САУ. Боекомплект пулемета насчитывал 1000 патронов, которые находились в 20 снаряженных в магазины-коробы лентах. Пулемет имел темп стрельбы — 450-550 выстрелов в минуту, его боевая скорострельность составляла примерно 75 выстрелов в минуту, а максимальная эффективная дальность стрельбы — 1400 метров. Для самообороны экипаж самоходной артиллерийской установки штатно был вооружен пятью 7,62-мм карабинами M1 с 450 патронами к ним в 30 коробчатых магазинах, а также 12 ручными гранатами разных типов. Также в качестве оружия самообороны могли быть использованы пистолеты-пулеметы Томпсона.

В зависимости от модификации самоходки M36 могли оснащаться несколькими вариантами двигателей. Так на машинах M36 и M36B1 в качестве силовой установки использовался V-образный 8-цилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения производства компании «Форд», это был двигатель модели GAA. Обладая рабочим объемом 18 литров, он развивал максимальную мощность в 500 л.с. В качестве топлива для данного двигателя мог использоваться бензин с октановым числом не меньше 80. На модификации M36B2 силовая установка состояла из двух рядных 6-цилиндровых дизельных двигателей жидкостного охлаждения. Это были моторы компании «Дженерал Моторс» 6046 Model 71. При суммарном рабочем объеме почти 14 литров такая силовая установка могла развивать максимальную мощность в 410 л.с.

Располагавшиеся в открытой башне члены экипажа самоходки не имели специальных средств наблюдения. В состав оборудования САУ штатно был включен бинокль M3. Механик-водитель и его помощник на марше могли вести наблюдение за местностью через открытые люки, а в бою использовать для обзора местности перископические призменные смотровые приборы с однократным увеличением M6. По одному прибору в крышке люков и третий — слева от люка мехвода, он служил для обзора сектора по левому борту боевой машины.

Маневренность огня САУ M36 значительно выросла по сравнению с предшественницей M10 за счет замены ручного привода горизонтальной наводки на электрогидравлический привод, который уравнял установку с базовыми танками. Одновременно с этим самоходка оснащалась все тем же сравнительно примитивным телескопическим бесшарнирным прицелом, обладавшим трехкратным увеличением и фиксированной прицельной сеткой. В то время как основные американские танки M4 «Шерман» поздних выпусков получили существенно более совершенный перископический прицел T8, обладавший шестикратным увеличением, специализированный истребитель танков, оснащенный 90-мм орудием и обладавший большей дальностью эффективной стрельбы, сохранял упрощенный прицел. В то же время, главным преимуществом телескопического прицела, который был жестко закреплен на орудийной установке, была большая точность стрельбы из-за отсутствия шарнирных тяг между прицелом и орудием.

Тактико-технические характеристики M36 Jackson:

Габаритные размеры: длина — 5972 мм (с пушкой вперед — 7465 мм), ширина — 3048 мм, высота — 3277 мм.
Боевая масса — 33,5 тонн.
Вооружение — 90-мм пушка M3, 1х12,7-мм пулемет M2HB.
Боекомплект — 47 выстрелов, 1000 патронов.
Силовая установка — V-образный 8-цилиндровый карбюраторный двигатель Ford GAA, максимальная мощность — 500 л.с.
Максимальная скорость — 42 км/ч (по шоссе).
Запас хода — 280 км (по шоссе).
Экипаж — 5 человек.

Источники информации:
http://mg-tank.ru/usa/M36%20Jackson.htm
http://all-tanks.ru/content/samokhodnaya-artilleriiskaya-ustanovka-m36-«slagger»-ili-«dzhekson»
http://pro-tank.ru/bronetehnika-usa/samohodnie-ustanovki/166-m36-slagger
Материалы из открытых источников

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

источник