Меню Рубрики

Установка по узнадзе это такое отношение

Теория установки.
Дмитрий Николаевич Узнадзе (1886-1950)

Выдающийся грузинский философ и психолог Д.Н. Узнадзе подтвердил старинный принцип: гениальная мысль основывается на простом наблюдении и на элементарном эксперименте. В основу его теории установки лег следующий психологический эксперимент. Испытуемому предлагают два предмета, отличающиеся по объему, например, меньший шар в правую руку, а больший — в левую. После 10-15 воздействий подопытный получает равные по объему шары и должен сравнить их между собой. Оказывается, что он не замечает их равенства: большим ему кажется шар в той руке, в которую в предыдущих опытах он получал меньший шар.

Дмитрий Николаевич Узнадзе получил образование в Лейпцигском университете (1909), где занимался у В. Вундта, И. Фолькельта, П. Барта. В 1913 году экстерном окончил историко-филологический факультет Харьковского университета. Он учился именно в то время, когда там царила лингвистическая школа А.А. Потебни. Впоследствии это произвело серьезное влияние на лингвистические исследования Узнадзе с позиции теории установки. В частности, он написал специальную работу, посвященную внутренней форме слова.

Узнадзе изначально отвергает традиционную точку зрения на психологию как науку о сознании. Если считать, что познание, чувство и воля являются сознательными актами, тогда переход от телесных процессов к субъективно психическим будет совсем непонятным, а вопрос об отношении телесного и субъективного окажется неправильно поставленным.

Психолог вынужден будет признать параллелизм тела и души, потому что никакого перехода от телесного до психического в плане традиционной психологии представить нельзя. Отвергая идею параллелизма, Узнадзе отрицает возможность отождествления психического и сознания. Идя дальше, он признает необходимость предположить наличие какой-то формы психического, которая не совпадает с сознательной формой его существования и даже предшествует ей.

Он отвергает также фрейдистскую «психологию бессознательного», которая не понимает того важного факта, что бессознательная и сознательная психическая жизнь — это лишь две последовательные формы развития единой психики. Психоанализ не дает положительной характеристики бессознательного. Проблема развития психики по сути выпадает.

Узнадзе делает упрек той психологии, которая не интересовалась проблемой возникновения психического как бессознательного процесса, не исследовала, как возникает этот процесс и как происходит его переход в активное состояние. Вопрос о связи сознательного и бессознательного, считает ученый, ставится впервые в научной школе, связанной с его именем. «Уровню сознательных психических процессов с необходимостью предшествует активность психики, протекающая без какого-либо участия сознания; существует. досознательный уровень развития психики. Уровнем развития психики, предшествующего сознанию, является установка».

Установка по Узнадзе:

— означает неосознаваемую готовность субъекта к восприятию будущих событий и действиям в определенном направлении;

— возникает при наличии потребности и ситуации ее удовлетворения, при взаимодействии субъекта со средой.

В работе «Экспериментальные основы психологии установки» Узнадзе определяет установку следующим образом: «В результате предыдущих исследований у подопытного создается определенное специфическое состояние, которое не может быть охарактеризовано как явление сознания. Особенностью этого состояния является то, что оно предшествует появлению определенных фактов сознания. Это состояние, не будучи сознательным, все же составляет своеобразную тенденцию к определенному содержанию сознания. Правильнее всего следовало бы назвать это состояние установкой субъекта. Почему? Во-первых, это не отдельное содержание сознания, которое противопоставляется другим смыслам сознания и вступает с ним в взаимоотношения, а определенное целостное состояние субъекта. Во-вторых, это не просто какой-нибудь смысл его психической жизни, а момент его динамической определенности. И, наконец, это не какой-либо определенное, отдельное содержание состояния субъекта, а целостная направленность его в определенную сторону на определенную активность. Словом, это, скорее, установка субъекта как целого, чем какое-либо из его отдельных переживаний — его основная, его первичная реакция на воздействие ситуации, в которой ему приходится ставить и решать задачи».

Так, если дать испытуемому читать текст, скажем, на латинском языке, а потом, когда он привыкнет к этому тексту, предложить ему какие-либо русские слова, составленные из букв, имеющих общее начертание с латинскими, то подопытный в течение некоторого времени и эти слова будет читать как латинские.

Для возникновения установки, как показали опыты Узнадзе, достаточно двух элементарных условий — какой-либо актуальной потребности у субъекта и ситуации ее удовлетворения. То или иное состояние сознания, его определенное содержание вырастают только на основе этой установки. Установка не связывается с содержанием сознания, поэтому характеризовать ее в терминах сознания невозможно.

Исходя из таких теоретических основ, Узнадзе отвергает ряд «догматических» предпосылок традиционной психологии.

Сначала он подвергает критике постулат непосредственности, который без каких-либо оснований был перенесен в психологию из физики. Согласно ему причины изменений в мире психических явлений следует искать в них самих, то есть психические явления обусловлены психическими же причинами. Наибольшей критике со стороны Узнадзе подверглась ассоциативная психология, мыслящая связь между элементами чисто психологически. Этот же недостаток он предъявляет гештальтпсихологии.

Согласно второму эмпирическому постулату, который тоже, по Узнадзе, является ошибочным, условия и образ жизни животных на той или иной степени их развития представляют собой продукт длинного ряда «проб и ошибок», которые были осуществлены в не менее длинной череде предыдущих поколений. Правда, уже гештальтпсихологи отрицали концепцию «проб и ошибок» и выдвинули идею озарения (инсайта). Узнадзе же, анализируя его структуру, сводит ее к структуре установки.

Хотя представители гештальтпсихологии и К. Левин с его «теорией поля» и разрабатывали тематику потребностей и ситуации деятельности, они оставались на уровне абстрактного рассмотрения этих проблем. Факты, вскрытые этими исследователями, Узнадзе перетолковывает согласно своей концепции гештальтпсихологии. Если нет ситуации, нет и установки. Без наличия общего и согласованного воздействия ситуации и потребности нет основы для того, чтобы у субъекта образовалась установка и чтобы он был готов к действию. Узнадзе соглашается с Левиным в его идее о «возбуждающем характере определенного круга представлений».

Последовательно раскрывая свойства установки (иррадиация, перенос с одной чувственной области в другую, генерализация), Узнадзе не забывает подчеркивать, что «установка не является феноменом сознания». Кроме того, она не является специальной функцией органов восприятия, а общим состоянием индивида. Именно факты ее широкой иррадиации и генерализации подтверждают это положение. «У нас, — отмечает Узнадзе, — существует определенное состояние, которое, само не будучи содержанием сознания, имеет, однако, силу на нее влиять. В наших опытах это состояние воспроизводится в результате действия учредительных экспозиций, и факт восприятия одинаковых по объему шаров неодинаковыми является закономерным результатом активности этого — бессознательного — состояния».

Критику традиционной психологии Узнадзе направлял против ее тенденции связывать элементы психического в рамках сознания непосредственно, без учета бессознательного влияния, а именно — установки. Он подчеркивал, что связь происходит опосредованно через установку как глубинную психическую базу. Вместе с тем, раскрыв качества установки, он отвергает как ненужное понятие бессознательного вообще и понятие бессознательного в психоаналитическом толковании особенно. Слабую сторону теории Фрейда Узнадзе видит в том, что тот внес антагонизм между сознательным и бессознательным. Согласно теории установки, сознательные и бессознательные процессы по своей природе и структуре одинаковы.

Осветив психологический механизм установки, Узнадзе исследует ее фиксированность, прочность, динамичность, статичность, пластичность, грубость, иррадиированность, генерализованность, константность, вариабельность, стабильность, лабильность, интермодальнисть. На основе многочисленных экспериментов он создает последовательную теорию толкования структуры психического.

Возникновению сознательных психических процессов предшествует состояние, которое Узнадзе не считает непсихическим. Называть это состояние только физиологическим было бы недостаточно. В равной степени оно является психическим. Именно такое положение называется установкой, причем имеется в виду готовность индивида к определенной активности. Возникновение этой активности зависит от потребности, актуально действующей в данном организме, и от объективной ситуации, в которой удовлетворяется потребность. Но в отношении к ситуации и необходимости установка оказывается первичной, она является целостным, недифференцированным состоянием.

В своей начальной фазе установка обычно проявляется в форме диффузного, недифференцированного состояния. Чтобы получить определенную дифференцированную ее форму, необходимо прибегнуть к повторному воздействию ситуации. В результате установка фиксируется. Возникает ее своеобразная форма — фиксированная установка.

Установка, созданная Узнадзе в различных условиях, показывала одинаковые закономерности. В связи с этим ученый установил целый ряд характеристик установки, в том числе индивидуальных различий. Он выделил:

  • статическую и динамическую установку;
  • жесткую и пластичную;
  • лабильную и стабильную;
  • константную и вариабельную.
Читайте также:  Установка дверных коробок к профилю

Исследуя закономерности установки не только на людях, но и на животных, Узнадзе делает вывод о том, что способность реагировать на окружение в форме той или иной установки является наиболее характерной особенностью любого живого организма, на какой бы ступени развития он стоял. Установка является примитивной, но и существенной формой реакции живого организма на воздействия среды.

Исходя из этого Узнадзе пытается свести к установке все проблемы поведения и все психические процессы. «Все поведение, как бы и где оно не возникало, определяется влиянием окружающей действительности не напрямую, а прежде всего — опосредованно — через целостное отражение этой последней в субъекте деятельности, то есть через его установку. Отдельные акты поведения и вся психическая деятельность — явления вторичного происхождения».

В частности, таким вторичным явлением выступает внимание. Старая психология сознания видела в виду отдельную функцию. Узнадзе переосмысливает внимание в плане своей теории. «В каждый данный момент в психику действующего в определенных условиях субъекта входит по окружающей среде и переживается им с достаточной ясностью лишь то, что имеет место в русле его актуальной установки. Это означает, что то, чего не может сделать внимание, что мыслится как формальная сила, становится функцией установки, оказывается, таким образом, не только формальным, но и чисто смысловым понятием».

Установка, по Узнадзе, включает акт объективации, опредмечивая объективный мир. Объективацией называется специфический акт, который на основе деятельности человека превращает предмет или явление на специальный самостоятельный объект наблюдения. При этом объективация не создает объекты — они существуют в объективной действительности независимо от наших актов. Объективация превращает имеющиеся объекты в предметы, на которых человек концентрирует свое внимание, или, точнее говоря, объективирует их.

Термин «объективация» Узнадзе принимает в своеобразном значении: не как переход внутреннего во внешнее, из субъекта в объект, а как результат этого процесса, как создание объекта, с которым взаимодействует человек. Выделение объекта из круга первичных восприятий на основе установки и является актом внимания.

Тот или иной уровень установки он считает специфическим для любого живого существа. Психический уровень объективации присущ человеку как такому существу, которое мыслит, строит основы культурной жизни и выступает создателем культурных ценностей.

Жизнь на уровне установки Узнадзе рисует как непрерывный поток изменений, непрерывное становление нового: установка не знает ничего повторяющегося, ничего тождественного. «Здесь, в плане установки, основным принципом действительности является принцип становления, который исключает всякую мысль о неизменном тождестве явлений. Действительность отражается в психике только в тех своих отрезках, которые необходимы для развития потока деятельности, направленной на удовлетворение актуальных потребностей живого организма. Сама же эта действительность или какая-либо из ее сторон остается полностью за пределами внимания субъекта, она не является его объектом, не является тем предметом, который специально привлекает к себе его внимание.

Именно на этой основе вырастают мыслительные действия, направленные, по возможности, на всестороннее отображение объективированной таким образом действительности. В духе теории установки Узнадзе интерпретирует все другие психические процессы и свойства. При этом иногда используются положительные достижения рефлексологии. Так, он отмечает, что при затрудненном действии возникают интеллектуальные процессы.

Ученый выделяет два уровня психической активности: уровень установки, где можно, кроме аффективных, найти и ряд малодифференцированных перцептивных и репродуктивных элементов, и уровень объективации, где имеем дело с активными формами психической деятельности — мышлением и волей.

Уровень установки лежит в обычных актах обыденного поведения. До уровня объективации приходится подниматься только в тех случаях, когда перед человеком встает какое-нибудь новое задание, которое требует соответственно нового решения. Тогда необходимо сначала обратиться к акту объективации, а затем на его основе — к мыслительным процессам, которые призваны найти установку, реализация которой возлагается на нашу волю. Эта противоположность установки и объективации была бы определена более четко, если бы понятие «объективация» не имело многозначных интерпретаций не только у самого Узнадзе, но и в многочисленных философски мыслящих психологов.

И все же проблема установки и объективации оказывается центральным пунктом психологической теории Узнадзе. Эти понятия должны выражать противоречивый характер человеческой психики. Так, способность к объективации освобождает человека от прямой зависимости от природных установок, открывает ему путь к независимой объективной деятельности, дает ему силу самостоятельного, объективно обоснованного влияния на обстоятельства и управление ими.

Узнадзе, впрочем, отмечает, что природные особенности человека, особенности его установки продолжают в нем существовать в «снятом» виде и, следовательно, ведущего значения в деятельности человека больше нет. Здесь он не совсем четко объясняет «снятия» как существенный диалектический акт. Снятие «в диалектике означает сохранение положительного. Поэтому идея взаимоотношения природного и культурного, животного и чисто человеческого не раскрывается до логического конца: естественное и культурное остаются в определенной степени разорванными через различные сферы человеческого существования.

Узнадзе утверждает, что на уровне объективации человек становится как бы независимым от своей природы и начинает управлять обстоятельствами в соответствии с их объективным характером. Правда, он оставляет свою прямолинейность, когда признает, что естественная установка все же чувствуется в действиях человека культурного уровня. Эта установка находит свое выражение в личных переживаниях субъекта и влияет на него в определенном, соответствующем ей направлении.

Различение установки и объективации, заключается в том, что первая имеет бессознательный характер, а вторая связывается с сознательными процессами. Между прочим, эти поляризованные понятия свидетельствуют о том, что категориальный строй психологической системы не может основываться только на одной категории. Они выступают парами, а то и целыми группами.

Узнадзе отмечает, что субъект обращается к объективации только в том случае, когда в этом возникает необходимость, например, когда поставлена задача, которая не поддается решению под непосредственным руководством установки. Однако если задачу можно решить непосредственно на базе установки, субъект удовлетворяется лишь мобилизацией соответствующих установок.

Установка порождает объективации, объективация наполняет содержанием установку. В связи с этим Узнадзе указывает, что расширение сферы человеческих установок в принципе не имеет границ. Сюда входят не только установки развивающихся непосредственно на базе актуальных проблем и ситуаций их удовлетворения, но и те, что возникли когда-то на основе лично актуализированных объективаций или были косвенные при содействии образования — изучение данных науки и техники.

Объективация возникает именно на человеческом уровне развития психики. Когда человек сталкивается с трудностями, он прекращает активность в знакомом направлении и сосредоточивается на анализе этого затруднения. Человек удерживает обстоятельства в своем воображении, чтобы иметь возможность их повторно пережить, объективирует их, чтобы, наблюдая за ними, решить, наконец, вопрос о характере продолжение активности. Здесь объективировать — значит делать предмет объектом познания. В объективации мы осознаем, как кое-что остается тождественным самому себе, и мы можем переживать эту действительность сколько угодно раз. Именно это создает в условиях общественной жизни психологическую предпосылку того, чтобы объективирован, следовательно и тождественную себе действительность обозначить определенным наименованием. Поэтому возникает возможность зарождения и развития языка.

На ХVIII Всемирном конгрессе психологов в Москве Пиаже, отмечая значительные достижения психологической школы Узнадзе, предложил ввести в психологию понятие «феномен Узнадзе». Советские психологи не остались в долгу, предложив термин «феномен Пиаже».

Теорию установки очень высоко оценил С.Л. Рубинштейн в «Основах общей психологии» (1940, 1946). Однако Рубинштейн переносит центр тяжести с бессознательных компонентов на сознательные, личностные. Согласно его мнению, установка личности — это занятая ею позиция, которая заключается в определенном отношении к целям или задачам, которые стоят перед ней. что выражается в избирательной мобилизованности и готовности к деятельности, направленной на их осуществление.

Установка личности в широком, общем смысле имеет в себе такое же избирательное отношение к чему-то значимому для нее и приспособление к соответствующей деятельности или способу действия уже не отдельного органа, а личности в целом, включая весь ее психофизический строй. Рубинштейн в определенном смысле сближает установку с апперцепцией. Речь идет об апперцепции не одних только представлений, а всего реального бытия личности.

  1. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. — Москва, 1949
  2. Роменець В.А., Маноха И.П. История психологии XX века. — Киев, Лыбидь, 2003.
Читайте также:  Установка кнопки подвесного унитаза tece

источник

Понятие «установка» в трактовке Д. Узнадзе

Понятие «установка » в трактовке Д. Узнадзе

Отличной от американской теории установки и французской теории коллективных представлений является теория установки предложенная грузинским психологом Д. Н. Узнадзе и развивавшаяся его коллегами и учениками вплоть до последнего десятилетия.

«Не существует почти ни одной более или менее значительной сферы отношения субъекта к действительности, в которой участие установки было бы вовсе исключено. Установка, касаясь материала, получаемого объектом при помощи всех его реципирующих органов, должна быть понимаема не как их специальная функция, а как общее состояние индивида. Она должна представлять собой скорее некоторое общее состояние, которое касается не отдельных какихнибудь органов субъекта, а деятельности его как целого. «[1] так определяет понятие установки Д.Н. Узнадзе.

Установка, полагает Узнадзе, лежит вне сферы сознания. «Помимо сознательных психических процессов, существуют и в известном смысле «внесознательные «, что, однако, не мешает им играть очень существенную роль. В нашем случае эту роль играет установка, которую мы предварительно, в состоянии гипнотического сна, фиксировали у наших испытуемых. Она, эта установка, в наших опытах ни разу не являлась содержанием сознания. Тем не менее она оказывалась, несомненно, в силах действовать на него: объективно равные шары переживались как определенно неравные. Таким образом, мы можем утверждать, что наши сознательные переживания могут находиться под определенным влиянием наших установок, которые со своей стороны вовсе не являются содержаниями нашего сознания. «[2].

Узнадзе не говорит о том, что установка бессознательна, хотя такое заключение напрашивается само собой. Однако Узнадце избегает этого термина, полагая, что читатель будет понимать его во Фрейдистском смысле. Толкование же бессознательно Фрейдом Узнадзе в корне не устраивает, по той причине, что, как полагает Узнадзе, «у Фрейда разница между сознательным и бессознательными процессами в основном сводится к тому, что эти процессы, будучи по существу одинаковыми, различаются лишь тем, что первый из них сопровождается сознанием, в то время как второй такого сопровождения не имеет. Что же касается их самих, то внутренняя природа и структура их остаются в обоих случаях одинаковыми. В таком освещении становится понятным, что бессознательные процессы, которые играют столь существенную роль, напр., при психических заболеваниях, могут стать сознательными сначала для психоаналитика, а потом, в определенных условиях, и для самого больного. Но учению психоаналитиков, с переживаниями больного не происходит по содержанию, ничего нового, ничего существенного: какоето содержание не освещалось у него лучами сознания, теперь оно освещается этими лучами и этого в основном достаточно для того, чтобы больной стал вполне здоровым человеком. «[3] У Узнадзе же сознание фрагментарно, а установка охватывает всю личность целиком. «Установка является самым важным моментом в деятельности человека, самым основным, на котором она эта деятельность вырастает «.[4]

«Установка находится в существенной зависимости от условий, в которых она возникает, определяется и фиксируется в них, то в таком случае придется признать, что она ни в какой степени не относится к разряду раз навсегда данных, неизменных категорий. Если судить об установке по характеру условий, необходимых для ее возникновения, то не подлежит сомнению, что она не может относиться к категории врожденных, раз и навсегда данных сущностей, потому что как понятие потребности, так и среды относятся к группе явлений, зависимых от постоянно меняющихся условий существования организма. Следовательно, уже одного анализа условий возникновения установки достаточно для того, чтобы видеть, что раз навсегда разграниченных, фаталистически предопределенных установок не существует. «[5] Расширение области человеческих установок в принципе не имеет предела.

Исходным пунктом психологии, считает Узнадзе, являются не психические феномены, а сами живые индивиды. «В активные отношения с действительностью вступает непосредственно сам субъект, но не отдельные акты его психической деятельности и, если принять в качестве исходного положения этот несомненный факт, тогда бесспорно, что психология, как наука, должна исходить не из понятия отдельных психических процессов, а из понятия самого субъекта, как целого, который, вступая во взаимоотношения с действительностью, становится принужденным прибегнуть к помощи отдельных психических процессов. Конечно, первичным в данном случае является сам субъект, а его психическая активность представляет собой нечто производное. «[6] Задача психологии заключается, в первую очередь, в изучении «живой действительности человеческой деятельности «, на базе которой возвышается далее все здание наших психических содержаний наше познание, наши чувства, наша воля. Заняв эту необходимую позицию, психология должна, в первую очередь, поставить вопрос, что же представляет собою эта деятельность, каково ее конкретное содержание, могущее быть раскрыто и исследовано нашими обычными научными методами. Психическая деятельность человека явления его сознания, изучавшиеся до настоящего времени в известном смысле как самостоятельные, независимые сущности, представляет собою не более, как дальнейшие спецификации, как определения субъекта, определения этого личностного целого. В таком случае психология будет представляться нам как наука о конкретной душевной жизни субъекта, но не как наука об абстрактных, так называемых душевных явлениях.

В случаях наличия потребности и ситуации ее удовлетворения, в субъекте возникает специфическое состояние, которое можно характеризовать как склонность, как направленность, как готовность его к совершению акта, могущего удовлетворить эту потребность. Мы можем заключить, что деятельность человека может быть активирована помимо участия его отдельных, сознательных психических функций, помимо его познавательных, эмоциональных и волевых актов, может быть активирована на базе его установки, выражающей не какиенибудь из отдельных психических функций, а состояние всего субъекта, как такового. Есть по мало оснований, оправдывающих, более того, делающих обязательным в качестве исходного понятия при анализе психической жизни наметить именно понятие целостного субъекта, понятие личности. При исследовании живого, целостного человека, его самого, но не отдельных фактов его активности, мы находим, что в каждом отдельном случае наличия у субъекта какойнибудь потребности и ситуации ее удовлетворения у него появляется готовность, тенденция или еще лучше установка к определенной активности, могущей дать ему удовлетворение. Установка является модусом субъекта в каждый данный момент его деятельности, целостным состоянием, принципиально отличающимся от всех его дифференцированных, психических сил и способностей. Обращаясь к научному изучению установки, мы, в первую очередь, при анализе всякого поведения должны подчеркнуть факт обязательного наличия какогонибудь качественно своеобразного, специфического изменения установочного состояния действующего субъекта; мы должны иметь в виду, что во всякой ситуации разрешения задачи, прежде всего, реагирует субъект, как таковой, реагирует, как целое, но не лишь как носитель отдельных психофизических сил, являющихся средствами, орудиями при разрешении стоящих перед ним задач. Поэтому не подлежит сомнению, что анализ психической деятельности должен начинаться, в первую очередь, с изучения модификации активного субъекта, как целого, с изучения его установки. Итак, факту выступления активности непосредственно предшествует установка действующей личности, как целостное ее состояние, и вся деятельность ее в дальнейшем протекает под знаком направляющего влияния этой установки. Активность личности, ее деятельность для разрешения данной задачи представляет собой, по существу, ни что иное, как процесс реализации ее установки.

Установка предшествует сознательным психическим процессам человека, она представляет собою факт из области той сферы человеческой активности, которую до настоящего времени называют сферой бессознательной психики. Установка представляет собою состояние личности, модус ее в каждый данный момент, но не какуюлибо из ее частных психических функций, имеющих местное распространение и соответствующее этому значение.

Мы можем заключить, что установка это не частный психический феномен в ряду других таких же феноменов, а нечто целостное, характеризующее, так сказать, личностное состояние субъекта. Кроме обычных психических фактов, кроме отдельных сознательных психических переживаний, следует допустить, несомненно, и наличие того или иного модуса состояния субъекта этих переживаний, той или иной установки его как личности. Само собой разумеется, что целостное состояние не отражается в сознании субъекта в виде его отдельных самостоятельных переживаний, оно играет свою роль, определяя работу субъекта в направлении активности, приводящей его к удовлетворению своих потребностей. Оно, это состояние, субъекта, как целого, не может переживаться им в виде ряда отдельных содержаний, характеризующих ситуацию, в которой протекает его активность. Установка не может быть отдельным актом сознания субъекта, она лишь модус его состояния, как целого. Поэтому совершенно естественно считать, что, если что у нас протекает действительно бессознательно, так это в первую очередь, конечно, наша установка. Мы видим, что бессознательное действительно существует у нас, но это бессознательное ни что иное, как установка субъекта. Следовательно, считает Узнадзе, понятие бессознательного перестает быть отныне лишь отрицательным понятием [как по мнению Узнадзе это имеет место в учении Фрейда], оно приобретает целиком положительное значение и должно быть разрабатываемо в науке на основе обычных методов исследования.

Читайте также:  Установка интерактивной доски руководство

«Результаты опытов, проведенных в школе Узнадзе, ясно свидетельствуют о том, что неосознаваемая психическая деятельность скрытым образом «соучаствует » как предпосылка и регулирующий фактор в становлении любой формы активности сознания «[7] пишет А.С. Прангишвили. Концепция установки Д.Н. Узнадзе тем и обогащает анализ поведения, что установка как переменная считается промежуточной именно в смысле специфического уровня и формы отражения реальной действительности. Концепция Д. Узнадзе исходит из постулата, лежащего в основе трехчленной схемы анализа деятельности, согласно которой всякое поведение, как бы и где бы оно ни возникло, определяется воздействием окружающей действительности не непосредственно, а прежде всего опосредованно, через целостное отражение этой последней в субъекте деятельности. Выстраивается цепочка: стимул установка реакция. Реакции индивида наряду с действующими стимулами определяются также промежуточной переменной установкой, понимаемой как конституирующий фактор внутренняя психической организация индивида расположенной между стимулом и реакцией.

Постановка проблемы целостного субъекта психической деятельности выдвигает вопрос о способе психической организации индивида как определенным образом слаженной системы, связной последовательности его опыта и поведения, его относительной структурной устойчивости в условиях постоянного изменения обстоятельств деятельности. Представляя собой диспозицию к определенной форме реагирования психологическую организацию внутренней среды индивида, установка выступает как характеристика целостного состояния субъекта психической деятельности в каждый дискретный момент его активности. Это значит, что аттитюды, мотивы, черты личности, концепты и подобные факторы деятельности не изолированно и не «поштучно » определяют выявляющееся поведение, а подчиняются регулирующей функции установки высшего уровня организации процессов переживаний и действий, имеющих место при осуществлении деятельности. «Установка понятие единицы целостноличностного измерения, к которому сводится действующий субъект в каждый дискретный момент его активности. В каждый дискретный момент деятельности индивида избирательнонаправленные процессы его восприятия, памяти, воображения, решения задачи и т.д., проявляя определенную внутреннюю связность и последовательность, выступают как процессы, управляемые единой промежуточной переменной готовностью к определенной форме реагирования установкой, т.е. выступают как процессы, протекающие в определенной целостной форме психической организации. Правильно отметил Г.Олпорт: без такой направляющей установки индивид был бы растерян и сбит с толку. Никакая деятельность не может актуализироваться без готовности к определенной форме реагирования, побуждающей его действовать именно таким образом, а не какимто иным. Индивид постольку является субъектом деятельности, поскольку он организуется не в самый момент деятельности, а предуготовлен к ней. Это значит, что реакция осуществляется не по принципу стимулреакция, а как преломленная через всю систему психической организации индивида, т.е. реакция осуществляется как «обобщенный ответ «. «[8]

В то же время «система психической организации «, «системаиндивид » не дана субъекту непосредственно как факт сознательных переживаний. Будучи ее субъектом, эту направляющую активность установки мы никогда непосредственно не переживаем. Лишь наблюдая за возникновением, течением и угасанием «эффекта » установки, мы судим о ее закономерностях и динамике. Установка выступает как фактор негэнтропического порядка. Выражая собой порядок, организацию, она является основой определенности поведения, поэтому, если установка не реализуется, нарушается порядок в организации переживаний и действий субъекта, имеющих место при осуществлении деятельности, «в них возникают дезорганизация и конфликты. Установка фактор, всегда исходно ориентированный негэнтропически, т.е. чтобы минимализировалась вероятность возникновения «беспрорядка » как в отношениях между человекоми миром, так и в душевной жизни самого человека «.[9] Можно привести много примеров того, что «закономерные изменения установок это одновременные изменения обуславливаемых установками значений. преобразования значимости для субъекта тех или иных аспектов окружающего мира «.[10] В ответах личности, например, на возникновение неблагоприятных для нее обстоятельств улавливаются закономерности «психологической защиты » как разнообразные формы специфической перестройки личностных установок, изменяющие значимость для субъекта ( «личностный смысл «) того, что его окружает.[11]

В теории Узнадзе особую важность имеют понятия «потребность » и «ситуация «. Эти понятия рассматриваются как образующие факторы установки. «Потребность и ситуация как предпосылки установки предшествуют ей в логическом смысле, а не реально, во времени. Уже сам факт нахождения живого существа в той или иной среде в силу его биологической сущности непременно предполагает наличие постоянной связи, взаимодействия индивида со средой. Это взаимодействие в конкретных условиях преобразует индивида в субъекта определенного поведения, т.е. формирует соответствующую установку, а это значит, что, с одной стороны, среда преобразуется, структурируется (как в физическом, так и в психологическом смысле) в виде ситуации (что-то выделяется, четко воспринимается, приобретает большее значение для субъекта, что-то оттесняется, искажается, не воспринимается и т.д., а в целом, среда, в зависимости от конкретногосостояния субъекта, наделяется определенным смыслом); с другой стороны, одновременно со структуризацией внешней среды происходит структурирование внутренней, психической сферы (актуализируются определенные потребности, те или иные психические содержания, активируются определенные психические функции, когнитивные и диспозиционные образования и т.д.). Другими словами, так же как и установка определяется внешними и внутренними факторами, сами эти факторы не существуют сами по себе, а выделяются на основе взаимодействия внутренних и внешних детерминант одновременно в самом процессе формирования установки. «[12]

В теории Узнадзе для этнопсихологии важно прежде всего положение, что сознание человека фрагментарно, а установка охватывает всю психику личность целиком, оставаясь при этом неосознанной. При этом установка является самым важным в определении деятельности человека. Деятельность человека «вырастает из установки «. Установка это не частный психический феномен, как в западных теориях. Она определяет целостный модус личности, предшествуя сознательной деятельности, направляя ее. Установка не проявляет в себя в сознании, но направляет деятельность сознания, связанную с удовлетворением тех или иных человеческих потребностей. Определяя человеческую деятельность, установка является источником множество характеристик деятельности, которые внешне представляются разрозненными, случайными, но которые все интегрированы единой установкой и неразрывно взаимосвязанны. Установка структурирует как внутреннюю психологическую сферу, так и внешнюю среду как ее воспринимает человек. При этом внешняя среда представляется как поле деятельности индивида, а сам индивид, как субъект деятельности Все эти положения могут быть употреблены этнопсихологом для описания этнических констант, с той лишь разницей, что у Узнадзе установки возникают в течении всей жизни человека, чего в принципе мы не оспариваем, но когда говорим об этнических константах, то имеем ввиду установки особого рода, которые возникли в ходе энкультурации и социализации, являются неотъемлемыми специфическими элементами каждой культуры, характерными для всех ее носителей, и в течение жизни не затухают, получая все новые подкрепления в ходе взаимодействия носителей культуры.

[7] А.С.Прангишвили. Установка как неосязаемая основа психического отражения. В сб.: Бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Под общей редакцией А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассина. Тбилиси: Издательство «Мецниереба «, 1985. Том 4.

[8] А.С.Прангишвили. Установка как неосязаемая основа психического отражения, с. 20.

[9] Ф.В.Бассин, А.С.Прангишвили, А.Е. Шерозия. О перспективах дальнейшего развития научных исследований в психологии (к проблеме бессознательного и собственно психологической закономерности). Вопросы психологии, 1979, с. 5.

[11] Ф.В.Бассин, А.С.Прангишвили, А.Е. Шерозия. О перспективах дальнейшего развития научных исследований в психологии (к проблеме бессознательного и собственно психологической закономерности). Вопросы психологии, 1979, с. 5.

[12] Т.Т.Иосебадзе, Т.Ш.Иосебадзе. Проблема бессознательного и теория установки школы Узнадзе, с. 44.

источник

Добавить комментарий

Adblock
detector