Меню Рубрики

Установка производства методом цит

Установка производства методом цит

«Прекратите работу «начерно», делайтесь артистами работы»
Алексей Гастев

Личная эффективность, культура труда, управление качеством, бережливое производство, программированное обучение — для нас это императивы современной экономики и менеджмента, тренды, причём чаще всего зарубежные: Дао Toyota и производственная культура, японский принцип Сюхари как особый подход к обучению. Однако уже в 1920-х годах подобные принципы зарождались и активно внедрялись в Советском Союзе. И связаны они были с именем Алексея Капитоновича Гастева — ярого революционера, затем эмигранта, а после возвращения в Союз — теоретика и практика научной организации труда и управления производством, экономиста и социолога, поэта труда и воли. К 137-му дню рождения Гастева мы собрали самые яркие его достижения и концепции, которые иллюстрируют масштаб личности учёного-практика и его идей в области производительности труда.

— Так что, пожалуйста, культурные привычки прививайте учащимся здесь же, на тренировке. Правильный удар, равномерный нажим, хорошая поза. Следите за тем, чтобы чистый воздух постоянно поступал в организм. Обмен веществ способствует бодрому состоянию и работоспособности… И главное, товарищи, нужно учить точно размеренному ходу работы, экономить движения, чтобы меньше уставать.

— Вы говорите о ритме, Алексей Капитонович? — спрашивает молодой инструктор.

— Да, именно о нем. Размеренная работа и есть ритм. Работать ритмично, значит, существенно облегчить труд.

Из книги Казимира Лучесского «Вещи поют», издательство «Детская литература», 1971

Труд любого работника, как считал Гастев, можно разложить на этапы «расчет–установка–обработка–контроль–учет–систематика–расчет». Эти этапы поддаются регулированию, а каждый их элемент — оптимизации. В осознанном отношении к мельчайшей единице трудового процесса — секрет успеха и трудовой эффективности.

Таким образом, концепция трудовых установок Гастева основывалась на трех ключевых направлениях:

  1. Теория трудовых движений в производственных процессах (то, что Гастев называл ритмом) и организация рабочего места.
  2. Теория управленческих процессов — учёт, регулирование и оптимизация каждого элемента и этапа трудового процесса.
  3. Методика рационального производственного обучения (о подходе к обучению — ниже).

При этом Гастев считал важным распространить трудовые установки не только на производственный процесс, но и на быт — в этом случае он говорил уже о культурных установках.

В 1921 году Гастев открывает Центральный институт труда (ЦИТ): знаменитый научный, рационализаторский и учебный центр в области организации труда. Именно здесь разрабатывалась и развивалась концепция трудовых установок.

ЦИТ вёл методологическую работу по научной организации труда и производства: проводил исследования разных форм современной организации, разрабатывал методы и системы их рационализации, воплощал идеи технической реконструкции производства.

Помимо исследовательской работы, ЦИТ непосредственно сотрудничал с предприятиями: в 1924 году при ЦИТе было организовано акционерное общество «Установка», которое занималось внедрением новых практик на предприятиях. Сейчас мы называем подобную деятельность консалтинговыми услугами. Между тем, консалтинговая работа «Установки» была успешна, и уже через полгода после её открытия весь ЦИТ смог отказаться от государственного финансирования.

ЦИТ массово готовил промышленные кадры по гастевским методам обучения для текстильной, строительной, машиностроительной, угледобывающей и металлургической промышленностей, авто, транспорта и сельского хозяйства: свыше 500 тысяч рабочих было подготовлено на базах ЦИТ. Так, для Сталинградского тракторного завода в начале 1930 года ЦИТ обучил более 8 тысяч человек.

Большое внимание уделялось психофизиологическим исследованиям производственного поведения работников: «Не забывайте,— говорил Гастев,— у нас не только учебный цех, но и «трудовая клиника». В институте были свои лаборатории: исследовали состав крови до и после трудового дня, чтобы определить утомляемость и энергетические затраты. Отдельно работала лаборатория поз и усилий: здесь измеряли усилия мышц рабочего в разных позах и разрабатывали схемы оптимальных трудовых движений для разных профессий.

ЦИТ работал и с армией — готовил пилотов, предлагал способы улучшения боевой и технической подготовки армии.

Цитовские методы активно внедрялись на «Уралмаше», в Магнитогорске, почти на всех главных стройках индустриализации. Объектами проектирования стали десятки крупнейших предприятий страны, в том числе Ростовский завод сельскохозяйственных машин, Харьковский и Сталинградский тракторные заводы — гиганты машиностроения. Свыше 20 тысяч инструкторов, организаторов производства были подготовлены в ЦИТ. Инструкторы действовали во всех ведущих отраслях народного хозяйства — в машиностроении, металлургии, строительстве, легкой и лесной промышленности, на железных дорогах и автотранспорте, в сельском хозяйстве и даже в военно-морском флоте. ЦИТ проводил «трудовые чемпионаты» — прообраз профессиональных конкурсов (World Skills Russia 2019).

источник

Методики ЦИТ и их реализация на практике

Сайт СТУДОПЕДИЯ проводит ОПРОС! Прими участие 🙂 — нам важно ваше мнение.

Центральный институт труда – (ЦИТ), научно-исследовательское учреждение по разработке, демонстрации и пропаганде принципов научной организации труда и подготовке рабочих. Он был основан в 1920 году, его организатором и директором является А.К. Гастев.

ЦИТ стал первым учреждением, разрабатывавшим проблемы подготовки квалифицированных рабочих на экспериментальной основе.

Разработанная концепция НОТ, включала три взаимосвязанных направления (теорию трудовых движений в производственных процессах и организации рабочего места; методику рационального производственного обучения; теорию управленческих процессов) и в комплексе охватывала сферы техники, технологии, биологии, экономики, а также элементы таких наук, как кибернетика, инженерная психология, эргономика

Чрезвычайно интересно сопоставление цитовской концепции с наиболее яркими и популярными в тот период учениями Ф Тейлора и Г. Форда (с последним А. К. Гастев поддерживал регулярную переписку). Общим во всех трех концепциях является:

1. Решительный отказ от эмпирического подхода к организации и управлению производством. На смену традиции и рутине приходит научное исследование. Субъективизм и приемы, напоминающие знахарство, уступают место системе рациональных методов, взламывающих лед старых, отживших, но привычных форм и приемов работы и наталкивающихся на отчаянное сопротивление приверженцев этих форм и приемов. Специфичность понятия НОТ Гастев видел именно в исследовательском моменте.

2. Борьба за максимальное повышение производительности каждого отдельного (даже мельчайшего) элемента производственного комплекса: увеличение отдачи каждого станка, механизма и каждого работника. При этом А. К. Гастев исходит из принципов, в соответствии с которыми на любом участке производства должны быть найдены и применены наилучшие (оптимальные) методы работы.

3. Научное исследование материального и личного факторов производства носит преимущественно лабораторный характер и завершается экспериментальной апробацией найденных решений.

4. Предварительный расчет и подготовка всех факторов производства во времени и в пространстве, обеспечивающие максимальное ускорение, уплотнение производственных процессов.

5. Изменения в квалификационных группировках персонала с резко выраженной тенденцией к ограничению функций основной массы рабочих узкими специальными заданиями (на основе углубленного разделения труда) и одновременному усилению организаторской роли низшего и среднего административно-технического персонала, введение инструктажа и различных организационных приспособлений.

Отличительными особенностями цитовской концепции являются:

1. Это концепция подлинно социалистической организации труда. Буржуазные системы НОТ совершенно чужды определяющей идее, составляющей фундамент гастевской концепции, идее социализации трудового процесса, идее решающей роли человеческого фактора. По его мнению, точнее говорить не об априорной норме и социальной консервативности рабочего ко всему новому, а о создании необходимой психологической и общебиологической приспособленности его к постоянному совершенствованию, как операции, так и приема, которая получает выражение в искусстве ускорения самой работы. Для этого, прежде всего, необходимо разработать такую методику, которая охватывала бы весь персонал рабочих предприятия и послужила бы общеметодическим пособием для их введения в производство. Несмотря на то, что каждый на своем рабочем месте является в первую очередь точным исполнителем жесткой инструкционной карточки, методика А. К. Гастева вместе с тем предусматривала достаточно широкий диапазон и возможность проявления свободы личной инициативы по изменению такой нормы или стандарта.

2. А. К. Гастев предложил исследовательскую программу организации труда, которая была бы максимально приближена к потребностям крупного общественного производства. Принимая стандарт как определенную форму для данного производства, он еще выше ставил способность быстрого переконструирования производства и всех тех навыков, которые связаны с данным производством.

3. А. К. Гастев и его коллеги по ЦИТ считали, что рабочий является не только объектом изучения, но в то же время, творящим субъектом, мироощущение которого во многом предопределяет возможности повышения производительности его труда.

4. Цитовцы, изучая геометрию и энергетику трудовых движений, для того чтобы обеспечить наивысшую эффективность и исключить все лишние движения, не упускали при этом из поля зрения самого человека, все то, что касается его здоровья и условий труда.

5. Создатели концепции придерживались позиции активного отношения к психофизиологическим возможностям человека, решительно отвергая подход к ним как к чему-то застывшему, раз и навсегда данному. Отсюда делался вывод о необходимости постоянной тренировки физических и психических способностей работников, таких, в частности, как наблюдательность (воспитание органов чувств, особенно глаза и уха), воля, двигательная культура (подвижность, быстрота реакции), изобразительность (способность точного отображения явления словом, письмом, графиком), режим (учет расходования времени) и др. Все это, по мнению А. К. Гастева и его коллег, позволит максимально активизировать человеческий фактор и вместе с тем сберечь силы и здоровье работников, экономно расходуя их энергию.

6. Создание А. К. Гастевым правила «Как надо работать». Эти правила в виде плакатов, листовок можно было увидеть и над верстаком слесаря, и в наркоматовской канцелярии в кремлевском кабинете. А.К Гастев называл эти правила «практической методологией организации труда».

7. ЦИТ во главу угла поставил отдельное рабочее место. Только на базе радикальной реконструкции этой первичной клеточки предприятия ЦИТ идет дальше и строит свою модель рациональной организации цеха, предприятия и других образований более высоких уровней иерархии. Схема научного поиска выстраивается в таком порядке: от микроанализа движений, приемов, операций, осуществляемых работником на рабочем месте, к макроанализу предприятия в целом.

Читайте также:  Установка и настройка system center operations

8. Внедрение идей научной организации труда и управления возможно и необходимо не только на технически оснащенных участках производства с прекрасным, современным оборудованием, но и в «любом сарае, в самом неустроенном медвежьем углу России».

В 1924 г. под руководством А. К. Гастева в институте был сформулирован установочный (инженерный) метод обучения со строжайшей дозировкой знаний. Работа по созданию методики быстрого и массового обучения трудовым приемам и операциям велась комплексно, она сопровождалась целым рядом лабораторных исследований и экспериментов в области биомеханики, энергетики, психотехники и т. д. Эта методика позволяла за 3-6 месяцев подготовить высококвалифицированного рабочего, тогда как в школах ФЗУ для этого требовалось 3-4 года. ЦИТ получил задание обучить своими методами в течение года 10000 рабочих. Стоимость обучения этих рабочих была определена в 1,2 млн. руб. Подготовка такого же количества рабочих в школах ФЗУ обошлась бы в 24 млн. руб.

Определяющее значение методики ЦИТ состоит в том, что она способствовала решению крайне актуального для народного хозяйства вопроса ускоренной массовой подготовки кадров. Заслугу коллектива института в решении этого вопроса трудно переоценить. Чрезвычайно важно отметить, что свою концепцию трудовых установок А.К. Гастев распространял не только на производственные процессы. По его мнению, она призвана охватить общую культуру людей.

Коллектив института изобрел остроумные способы внедрения методики установок. Это, прежде всего, опытные станции и оргастанции ЦИТ, создаваемые на крупных предприятиях страны, в частности, на заводах «Искромет», «Электросила» и др. А первая опытная станция была создана при Центросоюзе. Начальной датой для развертывания консультационной деятельности ЦИТа нужно считать 16 августа 1922 г. В этот день сотрудники института приступили к обследованиюламповых фабрик электротреста центрального района.

Первые опыты по организации обследовательских работ относятся еще к 1920 г. (завод Электросила №5), но началом систематической консультационной деятельности их считать не приходится. 6 августа 1922 г. в ЦИТе начал функционировать консультационный отдел,станции работают по договору с соответствующим учреждением и выполняют строго фиксированную программу. ЦИТ берет на себя ответственность за выполнение намеченного круга работ.

Объектами проектирования стали десятки крупнейших предприятий страны, в том числе Ростовский завод сельскохозяйственных машин. Харьковский и Сталинградский тракторные заводы, Уралмашстрой гиганты машиностроения. Особая страница в работе ЦИТ подготовка квалифицированных рабочих, обучение персонала предприятий правилам работы. В учебных пунктах (число их составило более чем 1500), расположенных в разных городах страны, ЦИТ проводил обучение рабочих рациональным приемам и методам труда. С ЦИТ были связаны более чем 400 промышленных предприятий, им оказывалась помощь в подготовке квалифицированных работников. Всего по методам ЦИТ прошли обучение 500 тыс. рабочих промышленности и строительства, подготовлены 20 тыс. инструкторов и консультантов по НОТ.

В 1927 г. ЦИТ по инициативе А. К. Гастева создает акционерное общество — трест «Установка», назначение которого — быть посредником между институтом и предприятиями при подготовке рабочей силы и внедрении методов НОТ. Опыт работы этого треста и сегодня представляет колоссальный интерес. Им подготовлено по цитовским методикам сотни тысяч рабочих, десятки тысяч инструкторов производства. Разработанная коллективом института методика обучения открывала широкие перспективы реформирования не только устаревшей системы профтехобразования, но и всего народного образования в целом.

Дата добавления: 2015-06-29 ; Просмотров: 418 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Взгляды на управление А.К.Гастева

«Социальная инженерия» А.К.Гастева

Несомненно, лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы был А. К. Гастев. С 1921 по 1938 г. он возглавлял Центральный институт труда (ЦИТ) в Москве.

Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии («социального инженеризма»), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства, по методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем. Разработки Гастева получили мировое признание, они изучаются в США, Англии, Франции и других странах.

Промышленное возрождение России, по мнению Гастева, неотделимо от культурного переворота. Концепция трудового воспитания и культурных установок предполагает уничтожение «стихийной распущенности» человека, которое начинается у Гастева с физической и бытовой культуры — рационального режима дня, правильного питания, отдыха и движения, затем закрепляется в социально-психологической культуре поведения, искусстве владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениях, а результируется в подъеме общей культуры производства. Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному в течение всего дня темпу. Трудовая выдержка лучше всего складывается при работе операционной и труднее — при монтажной, неповторяющейся или обладающей рваным ритмом.

Исходная ступень трудового обучения руководителя — исполнительская работа, простое «послушание, ибо только здесь проверяется, на что способен человек». Лишь после прохождения школы организационно-распорядительской деятельности работника можно допускать к более сложным, планирующим функциям.

Гастев требует творческого подхода к самым обыденным вещам. На производстве важна не сама машина, а установка на нее, т. е. нацеленность на постоянное, каждодневное конструирование, изобретательство. Для заражения рабочей массы «неустанным бесом изобретательства» необходимо разработать и внедрить эффективную систему методов привлечения работников к управлению. Именно они, а также ежедневное внимание со стороны администрации (обучение, помощь) создадут предпосылки к тому, что рабочий задумается над каждым своим движением и приемом, сможет разобраться в его «анатомии» и устройстве.

Одним из конкретных инструментов воспитания НОТ в быту являлась у Гастева хроно-карта, т. е. своеобразный учетный документ для записи бюджета времени. Статистическая обработка собранных у населения учетных карт, по замыслу Гастева, поможет установить степень его социализации, а их систематизация — основные социальные группы («рабочий, директор, студент, крестьянин, красный воин») по характеру и способу использования своего времени.

На вершине пирамиды культуры труда у Гастева находится культура рабочего класса. Приобретенные каждым работником индивидуальные навыки закрепляются четкой организацией совместной деятельности, которая пробуждает жажду творчества и стремление усовершенствовать свое орудие труда.

В работе «Установка производства методом ЦИТ» (1927 г.) Гастев выдвинул задачу НОТ — построить современное предприятие как огромную социальную лабораторию. Для этого необходимо создать новую науку — науку социальной перестройки предприятий. Отсюда и социальный инженеризм как научно-прикладной метод, решающий комплексную проблему в системе «машина-человек». В самом общем виде внедренческая программа заключалась в следующем:

1) научное определение исходных элементов производственного про-цесса;

2) то же самое по отношению к трудовому процессу;

3) установление законов анатомии производственного процесса;

4) анализ законов производства — расчленение процесса и разделение труда;

5) синтез этих законов — соединение композиций и кооперация труда;

6) генезис форм производства;

7) «трудовая технология» профессий в соответствии с этими формами;

8) формирование установок работников;

9) воспитание нового типа работника.

В массовом производстве с его ускоряющимся темпом работы и жесткой регламентацией необходим научный эксперимент и техническая рационализация. Но это не значит, что они должны привноситься извне. Скорее они выступают логическим результатом внутренней эволюции самого производства.

Эффективное внедрение того же стахановского метода требует «клинического» анализа ситуации и проведения ряда организационных мероприятий. Современное производство — это система взаимосвязанных рабочих мест. Поэтому на первый план выдвигается задача их обслуживания — создание «системы актуального предупредительного обслуживания».

Только высокая культура обслуживания производства гарантирует конечный эффект внедрения. Более того, внедрение нововведений служит базой для дальнейшего совершенствования организации труда.

Принцип постоянного совершенствования внедренной системы орга-нично связан с другим принципом: внедрение должно быть делом внутрен-ней эволюции самого производства, а не привнесением науки извне. Оба эти принципа составляют ядро гастевской программы нововведений.

Оригинальность Гастева — в тесном соединении внедрения новых форм организации труда и системы обучения рабочих новым трудовым приемам. Главное, рассуждал Гастев, дать каждому рабочему не «застывшую норму» или стандарт, как это делал Тейлор, а психологи-ческую и общебиологическую установку — нацеленность на постоянное, каждодневное совершенствование и приемов, и организации труда.

«Принцип параллельности» (реорганизация производства идет рука об руку с развитием самих работников) выделял гастевскую программу в ряду не только советских, но и зарубежных методик. Главный принцип обучения профессии — переход от простого к сложному, от овладения секретами трудового приема к обучению законам трудовой операции. Можно, конечно, разложить операцию, процесс на составные элементы, выбрать самые правильные и, отбросив лишние, синтезировать «идеальную модель». Так поступали Тейлор, Джилбретт и некоторые советские ученые. Но этого недостаточно. Самое трудное, считал Гастев, раскрыть рабочему законы технологии выполнения его работы, заставить его самого изучить эти законы и овладеть ими на практике.

Противники обвиняли Гастева в увлечении лабораторной практикой, не понимая, что это вовсе не слабость, а сильная сторона деятельности ЦИТа. Она позволяла экспериментально изучить ненаблюдаемые глазом (быстрый удар молотка, движение кисти и т. д.) операции с помощью специальной аппаратуры и дать их точный анализ. Поэтому-то и вся логика деятельности ЦИТ развертывалась от микроанализа трудовой операции к макроанализу предприятия в целом. Или, словами самого Гастева, «от микроанализа движений через рабочее место и поток, через работу по подготовке рабсилы, через клинику, проектирование и разработку форм организации производства и труда к сложнейшим проблемам управления».

В 20-30е годы CC века в России разворачивается мощное движение за научную организацию труда и управления производством, в котором важную роль сыграли прикладные разработки социальной инженерии.

Впервые в научный оборот понятие социальной инженерии ввел Алексей Капитонович Гастев [1]. Ученый поставил вопрос о комплексной совершенно новой науке о труде и управлении — прикладной «социальной инженерии». Эта наука была призвана заменить прежнюю теоретическую социологию и решить проблему синтеза важнейших аспектов организации трудовой и управленческой деятельности: технического, психофизиологического, экономического. Гастев А.К. рассматривал социальную инженерию, как относительно самостоятельную отрасль исследований. Ее отличительная особенность заключалась в преимущественной направленности не столько на социальное познание (открытие научных фактов или эмпирических закономерностей), сколько на изменение социальной действительности (внедрение инновационных и практических рекомендаций). Эта наука, по замыслу автора, находится на стыке социальной и естественной областей знания. У последней она заимствует точные экспериментальные методы и приверженность к достоверным фактам.

Читайте также:  Установка кондиционеров лендинг пейдж

Предметом изучения А.К. Гастева являлись не вообще существующие управленческие процессы, а процессы, протекающие в различных сферах общественного производства. Структурно исследование производства включало в себя два раздела: научная организация производственного процесса, теоретической основой которого служили физиология и психология, и научная организация управления, теоретико-методологической базой которой выступала социальная психология. Предметом первой является рациональное соединение человека с орудием, а второго — взаимодействие людей в трудовом процессе.

Гастев А.К. четко различает два самостоятельных объекта исследования: управление вещами и управление людьми. Полагая наличие у них общих черт, ученый, между тем, не ставит перед собой задачи выявления различий. Проблематика руководства людьми у Гастева А.К. растворяется в сфере технической организации. Впрочем, при всем внимании к процессам, протекающим в системе «человек — машина», он подчеркивает значимость человеческих взаимоотношений в организации и указывает, что «в общей системе . движения вещей передвижение человека и его воздействие на других. оказалось небольшим, но часто определяющим оазисом» [2].

В движении к органической реконструкции всей производственной структуры страны следует начать с главного его элемента — трудящегося. Основная задача заключается в том, каким образом построить производство, чтобы уже в самой организационной технике постоянно слышался призыв к непрерывному совершенствованию, в том числе улучшению того поля, на котором работает каждый руководитель.

Гастев А.К. подходит к вопросам управления с точки зрения рабочего места (отдельно взятого работника), распространяя полученные выводы на управление цехом, предприятием, государством: рабочий у станка есть директор производства, известного под названием машины — орудия [3]. Ловкое обслуживание этой элементарной системы воспитывает в каждом работнике его настоящие управленческие качества, точные, деловые. Именно с упорядочения деятельности отдельного человека, кем бы он ни был — руководителем или исполнителем, должна начинаться работа по научной организации труда и управления. В этом суть так называемой методологии «узкой базы», на которой строится подход А.К. Гастева. Таким образом, в центре внимания ученого оказывается первичная клеточка предприятия — работник на своем рабочем месте, а схема научного поиска разворачивается в направлении от микроанализа движений (приемов, операций) к макроанализу предприятия в целом.

В деле организационного строительства встает вопрос о подготовке способных руководителей, наделенных «организационной сноровкой», стратегическим талантом, особыми «социальными» качествами. Так, «организационную сноровку» как руководителя, так и исполнителя, по замыслу А.К. Гастева, составляют: внутренняя сила, которую имеют потребность «ощущать» подчиненные. С точки зрения управляющего эта сила, на наш взгляд, есть механизм влияния, регулирования и точной координации усилий рядовых участников труда. Другое качество — ловкость как умение самого работника конструировать движения, быстро и четко выполнять задания. Для организатора эта особенность нам представляется, как способность давать наиболее оптимальные при определенных условиях рекомендации, вырабатывать решения в четком соответствии со сложившейся ситуацией, живо реагировать на успехи и неудачи в функционировании предприятия, в умении добиваться поставленных целей, своевременно проводить инструктаж и т.д. Немаловажным качеством любого руководителя оказывается храбрость, которая позволяет преодолеть нерешительность и в новых начинаниях, и в продолжение дела. Умение охватить процесс целиком, предвидеть последствия своих действий (зоркость), проникать в суть явлений («следопытство»), быть молниеносно находчивым, обладать житейски необходимой фантазией и подкованной памятью (задатки конструктора и изобретателя), — вот необходимый набор качеств, отличающих людей «непрерывной предприимчивости».

Особым мастерством организатора является искусство коллективной работы, умение непреклонной волей и известным энтузиазмом вдохновить, сплотить коллектив на основе общей цели. Это особое искусство управления, искусство распоряжаться. Следует отметить, что Гастев А.К. под управлением понимает рассчитанное, предусмотрительное руководство, а в понятие «распорядитель», по его мнению, вносится элемент внезапности, требующего гибкости, маневренности. Искусство управлять невозможно без особого коммуникативного мастерсва, без задатков лидера с тем, чтобы вести за собой. Быть психологом — другое неотъемлемое качество руководителя: знать психологию толпы и отдельного человека. Организатору следует учиться регулировать коллективы (как это делает регулировщик уличного движения), направлять, координировать действия, слагающиеся в общий гармоничный поток. Это человек наблюдательности, сигнала и быстрого волевого действия (каковыми являются пожарные), владеющий методом инструктажа (как саперы и военные монтеры), способный рассчитать время по минутам [4].

Гастев А.К. полагает, что управленческие функции регулирующего характера как бы автоматизируются (отрабатываются отдельные приемы, методы работы), что их резко отличает от сферы генерального управления, основанного на предвидении и на учете факторов длительного действия. Тем самым, он подчеркивает присутствие своеобразной интуиции, творческого элемента, искусства в работе руководителей высшего и среднего звена. В их задачу входит осуществление планирования — постановка целей, разработка стратегии — и собственно организация — установление особенностей действий и учет ресурсов, необходимых для выполнения плана и принятия решений по распределению полномочий, обязанностей и ответственности. Другая категория руководителей, по замыслу Гастева А.К., контролирует, регулирует деятельность работников, осуществляет инструктаж и текущее консультирование [5]. Таким образом, автор устанавливает иерархию управляющих, определяет их компетенцию.

Немаловажным вопросом в организационном строительстве является подбор персонала и разработка системы стимулирования труда, которое, по Гастеву А.К., должно соответствовать требованию социальной динамики, или «квалификационного движения», то есть перспективы карьерного роста. Это решает также проблему дисциплины: самоорганизации посредством личной заинтересованности в успехе в условиях господствующей на предприятии атмосферы сотрудничества.

Большая заслуга принадлежит А.К. Гастеву в выработке правил для всякой работы и принципов собственно управленческой деятельности.

Итак, в 20-е годы возникает, на наш взгляд, самобытная, оригинальная и вместе с тем в достаточной мере впитавшая все наиболее ценные находки западной организационно — управленческой мысли концепция -концепция «социальной инженерии», основы которой заложил А.К. Гастев. Ученый создал такую эффективную методологию, принципами которой пользовались многие нотовцы: Витке Н.А., Журавский А.Ф., Дунаевский Ф.Р., Бурдянский И.М. и др. Все то, что в 20-е и позже в 60-е годы делалось в области человеческого фактора на производстве, по содержанию укладывается в понятие социальной инженерии, которая на тот период ограничивалась конструированием социальной среды на уровне отдельно взятого предприятия. Впрочем, делались попытки распространить новую методологию на управление всей сферой производства, а в далеком будущем на ее основе мыслилось быть построенным и все российское общество.

87. Деятельность ЦИТ, его «концепция трудовых установок».

Несомненным лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы и наиболее известным автором в современной России является А.К. Гастев (1882-1941), возглавлявший Центральный институт труда (ЦИТ). Институт был самым крупным и продуктивным научно-исследовательским институтом в области организации труда и управления. А. Гастев написал более 200 монографий, брошюр, статей. Под его руководством институт превратился в ведущий исследовательский, учебный и практико-рационализаторский центр России в области научной организации труда и управления. Институт сочетал в себе исследовательское, педагогическое и консультационное учреждение, чего ещё не было даже в Европе. Таким образом, А. Гастеву и его соратникам удалось сделать одну из наиболее ценных находок в истории мировой организационно-управленческой мысли, а именно — сформулировать и опробовать на практике идею триединого механизма развития научного менеджмента.

Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии (социального инженеризма), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства. По методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем.

Гастев и сотрудники института понимали, что в условиях крайней разрухи и полной отрезанности от всего культурного мира от них ждут практических указаний того, как следует планировать производство, стимулировать труд, как эффективно работать в конкретной обстановке, чтобы добиться восстановления промышленности страны. Однако, по мнению А. Гастева, проблема, стоявшая перед страной, была гораздо радикальнее, ибо требовалась полная органическая реконструкция всей производственной структуры и прежде всего главной производительной силы — трудящегося.

Решение этой грандиозной задачи ЦИТ связывал с развитием науки о труде и управлении производством, которая должна была выявить и сформулировать принципы, а также разработать методы организации, позволяющие коренным образом преобразовать процесс труда из тяжелого ярма для рабочих в положительный творческий процесс. А. Гастев был убежден, что для создания собственной теории необходимо критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленные в промышленно развитых странах: ученый считал в равной степени недопустимыми не только подобострастное отношение к новейшим западным научным системам, но и абсолютное неприятие этих же знаний. В связи с этим можно отметить, что идейные постулаты ЦИТ сформировались как оригинальная, самобытная, но вместе с этим вобравшая в себя все самое ценное западной управленческой мысли (прежде всего Ф. Тейлора) концепция. Она охватывала в комплексе сферы техники и технологии, биологии, психофизиологии, экономики, истории, педагогики, а также содержала в себе зачатки таких наук, как кибернетика, инженерная психология, эргономика, праксеология, которые получили широкое развитие и распространение в последующие годы. Не случайно сами авторы называли свою концепцию технобиосоциальной.

Читайте также:  Установка автостекол в борисове

Основные положения концепции ЦИТа, совпадающие с идеями Ф. Тейлора и Г. Форда:

решительный отказ от эмпирического подхода к организации и управлению производством, главный метод — исследование. Согласно А. Гастеву, НОТ в своей процедурно-методической части основывается на следующих элементах: предварительный анализ объекта, разложение его на составляющие; выбор наилучших элементов, которые раскладываются затем в функционально взаимосвязанные ряды; компоновка отобранных вариантов по принципу их экономного расположения в трудовом процессе; отражение их на общей синтетической схеме (рисунке) изучаемого объекта.

борьба за максимальное повышение производительности каждого отдельного элемента производственного комплекса, увеличение отдачи каждого станка, механизма и каждого работника;

научное исследование материального и личного факторов производства носит преимущественно лабораторный характер и завершается экспериментальной апробацией найденных решений;

предварительный расчет и подготовка всех факторов производства во времени и пространстве, обеспечивающие максимальное ускорение, уплотнение производственных процессов;

изменение в квалификационных группировках персонала с резко выраженной тенденцией к ограничению функций основной массы рабочих узкими специальными заданиями (на основе углубленного разделения труда) и одновременному усилению организаторской роли низшего и среднего административно-технического персонала, введение инструктажа и различных оргприспособлений.

Также как и Тейлор, сторонники ЦИТ считали, что рабочий, как правило, не знает своих возможностей, поэтому заведомо работает не в полную силу, мощность. Поэтому необходимо изучение работы, то есть тщательный анализ движений отдельных работников во время выполнения ими трудовых функций. А. Гастев и его сотрудники стремились делать это так, как делал в свое время Ф. Тейлор: разбить каждую операцию на элементарные слагаемые и добиться с помощью использования хронометража и других приемов создания оптимальных методов работы, основанной на устранении всех ошибочных, излишних и бесполезных движений и рационализации лучших элементов трудового процесса. Однако было бы несправедливо говорить, что ЦИТ стал русским тейлоризмом. Например, тейлоризму и фордизму была совершенно чужда идея, составляющая фундамент гастевской концепции, — идея социализации трудового процесса, идея решающей роли человеческого фактора. Таким образом, ЦИТ переносил основное внимание и акцент всей работы на человеческий фактор производства: необходимо создание психологической и общебиологической приспособленности рабочего к постоянному совершенствованию как операции, так и приема, который получает выражение в искусстве ускорения самой работы. Прежде всего необходимо было выработать такую методику, которая охватывала бы всех рабочих предприятия и послужила бы общечеловеческим пособием для их введения в производство. Несмотря на то, что каждый работник на своем рабочем месте является, в первую очередь, точным исполнителем жесткой инструкционной карточки, методика ЦИТ вместе с тем предусматривала достаточно широкий диапазон и возможность проявления свободы личной инициативы по изменению такой нормы или стандарта. Методика ЦИТ рассматривалась её авторами как прививка определенной организационно-трудовой бациллы каждому рабочему, каждому участнику производства. Эта знаменитая идея ЦИТ получила название трудовой установки, А. Гастев отмечал, что хотя Ф. Тейлор и создал инструкционную карточку, но ни он, ни Г. Гилберт не создали методики, которая заражала бы массы, заставляла бы их проявлять непрерывную инициативу. Цель методики Гастева заключалась в том, чтобы активизировать рабочие массы, вселяя в них беса изобретателя, беса, который заставляет постоянно пробовать, постоянно приноравливаться, заставляет быть активным и настороженным при всех условиях. При этом концепция должна была охватывать не только производство, но и общую культуру людей.

Сформулированный цитовцами подход позволил им обосновать исключительно оригинальную, не имевшую аналогов в мировой литературе по менеджменту идею социальной инженерии. Трудовая организация общества — сложнейшее и неразрывное сочетание организации людских комплексов с организацией комплексов машин. Эти комплексы мащино-людей, по мнению А. Гастева, дают синтез биологии и инженерии. А целостное рассчитанное включение определенных человеческих масс в систему механизмов и буде не что иное, как социальная инженерия. В этой идее социально-инженерной машины человек выступает уже не просто как индивидуум, как субъект деятельности, а как единица комплекса, как составная часть целого организма, трудовой организации, но часть решающая, главная.

Гастев уделял большое внимание консультационной работе. Результатом этой деятельности стали интересные выводы о качествах, которыми должна обладать эффективная система управления. Например, такими качествами являются следующие:

Дисциплина, без которой невозможно какое бы то ни было управление.

Точное знание каждым работником своих прав и обязанностей.

Точное установление последней инстанции разрешения каждого вопроса.

Предоставление права конечной инстанции низшим служащим в максимальном количестве случаев. (В настоящее время это один из основных принципов научного менеджмента).

Автоматичность, установление порядка, при котором права и обязанности каждого работника определены настолько четко, что большинство вопросов решается согласованием низших служащих без санкции высшего администратора.

Точное определение вопросов, подлежащих решению только высшей администрацией.

Исполнение каждым работником по возможности одного точно определенного дела.

Установление ответственности каждого работника за точность и своевременность выполнения его обязанностей и распоряжений администрации.

Для определения эффективности управления предприятием необходимо провести анализ существующей на предприятии системы и по возможности точно определить степень ее отклонения от эффективной по всем вышеуказанным параметрам. После этого можно делать вывод о целесообразности проведения реорганизации предприятия (желательно поэтапной, а не немедленной).

Большое внимание Гастев уделял культуре труда. Культура труда имеет также экономическое измерение: так, при правильном расположении инструментов работник выигрывает час в течение дня; у культурного человека всегда все под рукой. Таким образом, НОТ у Гастева — это еще и культура рабочего места. Культура движений органически переходит в культуру поведения, личная культура в коллективную. Взаимоотношения людей на производстве, согласно гастевской концепции, требуют определенной культурной условности, которая смягчает наше общежитие. Проявлять тактичность в отношениях с другими, приветливость, пусть даже и условную, вместо нарочито подчеркнутой грубости, — обязанность и право каждого человека. Эти качества, наряду с дисциплинированностью, способностью подчиняться общей задаче (иначе — исполнительством), энтузиазмом и умением заражать окружающих тем делом, которым вы сейчас занимаетесь, называется социальными установками, составляющими искусство коллективной работы. Основное правило совместного труда — скрывать, а не выставлять свою индивидуальность, уметь на первое место ставить не собственное я, а общие интересы. Научиться этому труднее, чем овладеть индивидуальным тренажером.

На вершине пирамиды культуры труда у Гастева находится культура рабочего класса. Приобретенные каждым работником индивидуальные навыки закрепляются четкой организацией совместной деятельности, которая пробуждает жажду творчества и стремление усовершенствовать свое орудие труда. Осознание того, что средства производства теперь являются собственностью класса, формирует в пролетариате принципиально новое, творческое отношение к труду. Рабочий становится творцом и распорядителем, он как бы сливается со всем заводским механизмом. К производству, в котором человек каждый день выковывает частицу своего я, он будет относиться как к своему собственному делу. Так вопросы культуры труда выходили на проблему отношения к труду.

В 20-е годы XX в. было положено начало отечественной науке об организации труда. В этот период проблемами теории и практики научной организации труда занимались свыше 10 НИИ. Только в 1923 г. было опубликовано более 60 монографических (в том числе и переводных) работ, выходило около 20 журналов по проблемам организации производства и труда.

Движение за научную организацию труда в России прежде всего связано с именами А.К. Гастева и П.М. Керженцева.

В конце 1920 г. видный общественный деятель, ученый и поэт Алексей Капитонович Гастев начал создавать Центральный институт труда (ЦИТ). В 1921 году прошла 1-я Всероссийская конференция по вопросам НОТ. На ЦИТ были возложены задачи исследования, разработки и практического внедрения в промышленность наиболее совершенных и прогрессивных методов организации труда и производства, подготовки кадров, усовершенствования орудий труда.

Сотрудники ЦИТ считали, что создание собственной концепции реорганизации труда на научной основе возможно в результате критического переосмысления всех теоретических достижений и практического опыта, накопленных в промышленно развитых странах.

Разработанная коллективом ЦИТ концепция, названная А.К. Гастевым концепцией трудовых установок, включала три главных органически взаимосвязанных и взаимоперекрещивающихся направления:

• теорию трудовых движений в производственных процессах и организации рабочего места;

• методику рационального производственного обучения;

• теорию управленческих процессов.

Концепция ЦИТ охватывала сферы техники и технологии, биологии, психофизиологии, экономики, истории и педагогики. Более того она содержала основы в последующем широко признанных наук, таких как: кибернетика, инженерная психология, эргономика, праксеология. Не случайно авторы назвали свою концепцию «техно-биосоциальной».

В отличие от тейлоровской школы и других систем, не уделявших должного внимания психофизиологическим проблемам труда, коллектив ЦИТ, изучая трудовые движения с целью исключения всех лишних движений и обеспечения их наивысшей эффективности, не упускал при этом из поля своего зрения самого человека, все то, что касается его здоровья и условий труда. Поэтому в исследованиях ЦИТ значительное место занимали психофизиологические аспекты (например, проблемы утомляемости работников и др.). Сотрудники ЦИТ придерживались позиции активного отношения к психофизио­логическим возможностям человека, решительно отвергая подход к ним как к чему-то раз и навсегда данному. Отсюда делался вывод о необходимости постоянной тренировки физических и психических способностей работников.

Эти исследования сопровождались поисками методов активизации способностей работника. Как развить в каждом работнике постоянную внутреннюю потребность в непрерывном совершенствовании своего труда? Как «намагнитить» его методами научной организации труда и управления? Вот те основные вопросы, которые поставил перед собой коллектив ЦИТ, хорошо понимавший, что для их решения одних внешних стимулов к производственному творчеству (в виде, например, премиальных систем) недостаточно. Ключ к их решению А. К. Гастев и его коллеги нашли в разработанной ими специальной методике производственного обучения, ставшей краеугольным камнем всей техносоциальной концепции ЦИТ.

источник

Добавить комментарий

Adblock
detector