Меню Рубрики

Установка видеонаблюдения изменения в трудовом договоре

Суд: введение видеонаблюдения на рабочих местах не требует внесения изменений в трудовой договор

belchonock / Depositphotos.com

Установка систем видеонаблюдения за работниками нередко приводит к возникновению трудовых споров. Понять можно обе стороны: работодатель стремится обеспечить свои интересы и контролировать рабочий процесс, а работники чувствуют себя крайне неуютно, проводя под камерами много часов в день (Определение Ульяновского областного суда от 19 февраля 2019 г. по делу № 33-836/2019).

Стремясь защитить свои права, работники обращаются и в суды, которые, впрочем, довольно редко встают на их сторону в вопросах правомерности осуществления работодателем видеонаблюдения. Тем не менее, чтобы обеспечить себе хорошие шансы на успешный исход судебного разбирательства, работодателю следует соблюсти определенные сложившиеся на практике требования к порядку введения такого рода контроля за работниками и, что немаловажно, понимать правовые последствия отказа работника от продолжения работы под видеонаблюдением.

Весьма показательное в этом отношении дело недавно рассматривалось Ульяновским областным судом. Спор возник из-за увольнения работника по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса после его отказа от продолжения работы в связи с изменением условий трудового договора. Обстоятельства дела складывались следующим образом. Работник трудился в организации с 2013 года. В 2017 году компания решила внедрить в своих помещениях систему видеонаблюдения и утвердила соответствующее положение. Согласно данному локальному нормативному акту видеонаблюдение вводилось с целью контроля за исполнением сотрудниками своих обязанностей, обеспечения сохранности товарно-материальных ценностей, обеспечения безопасности персонала на рабочих местах, контроля и организации техники безопасности в помещении и документальной фиксации возможных противоправных действий.

Узнайте последние изменения правового регулирования трудовых отношений и кадрового делопроизводства, пройдя обучение по программе повышения квалификации, и получите диплом установленного образца

Работник был под роспись уведомлен о введении системы видеонаблюдения на рабочем месте, а также предупрежден об изменении по прошествии двух месяцев условий его трудового договора в связи с изменившимися условиями труда. Работодатель планировал дополнить трудовой договор информацией о видеонаблюдении на рабочем месте в соответствии с положениями локального нормативного акта.

Работник отказался работать в новых условиях и через два месяца был уволен. Увольнение работник оспорил, апеллируя, в частности, к тому, что установка видеокамер являлась вторжением в его личную жизнь.

Суд, однако, не усмотрел никаких нарушений в самом факте осуществления работодателем видеонаблюдения за работниками. Судьи отметили, что видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия:

  • видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;
  • работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);
  • видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

Отметим, что такой перечень требований к порядку введения системы видеонаблюдения предъявляется и другими судами (определение Новосибирского областного суда от 15 января 2019 г. № 33-653/2019, определение Свердловского областного суда от 16 ноября 2016 г. № 33-20507/2016). В рассматриваемом случае нарушений этих требований суд не установил.

Была также отклонена и ссылка работника на то, что введение работодателем видеонаблюдения нарушает его право на личную жизнь и охрану персональных данных. Суд пришел к выводу о том, что съемка рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не подпадает по действие главы 14 ТК РФ, а также не нарушает конституционные права работника на неприкосновенность частной жизни, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работника, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную или семейную тайну. Приведенные тезисы также получили широкое распространение в судебной практике. Помимо уже упоминавшихся выше судов, их можно встретить, например, в определении Верховного Суда Республики Бурятия от 19 июля 2017 г. № 33-2917/2017, определении Мосгорсуда от 8 декабря 2016 г. № 33-49698/16, определении Свердловского областного суда от 25 марта 2016 г. № 33-5427/16, определении Ульяновского областного суда от 18 декабря 2012 г. № 33-3994/2012.

Со своей стороны отметим, что по смыслу п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – закон о персональных данных) видеозапись работника все же является его персональными данными, а значит, обработка таких записей должна осуществляться в соответствии с правилами, предусмотренными как законом о персональных данных, так и главой 14 ТК РФ. Вместе с тем, осуществляя видеосъемку рабочего процесса, работодатель реализует предоставленное ему в рамках трудовых отношений право на контроль за исполнением работником своих трудовых обязанностей, а значит, в силу п. 5 ч. 1 ст. 6 закона о персональных данных обработка персональных данных в рассматриваемом случае может осуществляться без согласия работника.

Но вернемся к делу, разбиравшемуся Ульяновским областным судом. Как мы уже говорили, судьи пришли к заключению о правомерности установления работодателем системы видеонаблюдения. Однако это не спасло работодателя от признания незаконным самого увольнения. Дело в том, что суд не усмотрел в действиях работодателя по введению видеонаблюдения оснований для изменения условий трудового договора. Работодатель фактически ввел меру по усилению контроля за сохранностью имущества и за соблюдением работниками трудовой дисциплины. Никаких условий трудового договора это не затрагивало, а значит, и основания для внесения изменений в трудовой договор по инициативе работодателя отсутствовали.

Точка зрения о том, что введение работодателем системы видеонаблюдения не приводит к изменению условий трудового договора и не требует отражения в нем соответствующей информации, также представлена и в других судебных актах (определение Калининградского областного суда от 12 сентября 2017 г. № 33-4523/2017, определение Мосгорсуда от 8 мая 2014 г. № 4г-4507/14).

Резюмируя, можно дать работодателям следующие рекомендации по юридическому оформлению внедрения видеонаблюдения на рабочих местах. Для этого требуется принять соответствующий локальный нормативный акт (или дополнить уже существующий необходимыми положениями) и ознакомить с ним работников. Следует также проинформировать работников о ведении видеонаблюдения в конкретных местах (лучше всего – путем установления соответствующих информационных табличек). При этом получать согласие работников на осуществление их съемки не требуется. Нет также необходимости и включать соответствующее условие в трудовой договор. Если работодатель все же желает отразить в трудовом договоре данную информацию, а работник отказывается согласовывать такие изменения, нет никаких оснований для увольнения работника по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Отказ работника от выполнения своих трудовых обязанностей «на камеру» следует рассматривать как обычный дисциплинарный проступок, что дает работодателю право применить к работнику соответствующие меры дисциплинарного воздействия.

источник

Видеонаблюдение в офисе: законно ли это?

Специальный гость журнала «Я кадровик» — доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой трудового права Уральского государственного юридического университета Светлана Головина — дает разъяснение по очередному вопросу от участника одного из вебинаров, которые проводит проект «Контур-Персонал».

Как правильно оформить установку камер?

— Требуется ли согласие работника на установку камер в офисе? В каком случае? Нужно ли это прописывать в трудовом договоре или в соглашении на обработку персональных данных?

Установка системы видеонаблюдения с целью обеспечения общей безопасности и сохранности товарно-материальных ценностей, осуществления контроля за исполнением трудовых обязанностей сотрудниками становится у работодателей обычной практикой. ТК РФ не регулирует напрямую вопросы установления камер видеонаблюдения в офисах, однако существуют определенные правила, касающиеся информационных прав работника и защиты его персональных данных, которые надо учитывать.

Читайте также:  Установка блокировки дифференциала киа соренто

Начнем с того, что согласно ст. 21 ТК РФ работник имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте. Следовательно, работников необходимо информировать об установке видеонаблюдения. Это можно сделать тремя способами.

1. Указать в Правилах внутреннего трудового распорядка (ПВТР), что на территории организации ведется видеонаблюдение. В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан знакомить работников под подпись с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с их трудовой деятельностью. Все работники при приеме на работу знакомятся под подпись с ПВТР (ст. 68 ТК РФ), и с этого момента им становится известно о видеонаблюдении. Кроме того, в соответствии со ст. 88 ТК РФ передача персональных данных работника в пределах одной организации, у одного индивидуального предпринимателя осуществляется в соответствии с локальным нормативным актом, с которым работник должен быть ознакомлен под подпись. Таким локальным актом может быть Положение о защите персональных данных, в котором также необходимо отразить правила о видеонаблюдении и порядок обработки персональных данных, полученных путем видеонаблюдения. Или можно создать отдельное Положение о видеонаблюдении в организации.

2. В трудовом договоре можно указать, что работодатель имеет право осуществлять видеонаблюдение на территории организации.

3. Необходимо на стенах в помещении офиса разместить таблички с информацией о том, что ведется видеонаблюдение. Это требование косвенно подтверждается нормой ст. 12 Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в РФ».

Если в ПВТР предусмотрено как часть режима безопасности видеонаблюдение в офисе, согласия работника на установку камер видеонаблюдения не требуется, поскольку, в силу ст. 15 ТК РФ, работник, вступая в трудовые отношения, обязуется подчиняться ПВТР. Судебная практика исходит из того, что установка видеонаблюдения на рабочем месте не относится к условиям трудового договора, не является изменением условий трудового договора, поэтому не требуется согласия на его установление (см.: Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15.10.2013 по делу № 33-8403, Апелляционное определение Московского городского суда от 28.11.2013 № 11-38576/2013).

Имеется еще ряд аспектов, связанных с защитой персональных данных работников. Согласно ст. 88 ТК РФ, доступ к ним имеют только специально уполномоченные лица. При этом у них есть право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций. Кроме того, лица, получающие персональные данные работника, должны быть предупреждены о том, что эти данные могут быть использованы лишь в определенных целях (например, для предотвращения или установления противоправных действий работников), при этом они обязаны соблюдать режим секретности (конфиденциальности) в отношении полученной посредством системы видеонаблюдения информации о работнике. Поэтому технические работники, ответственные за видеонаблюдение, в обязательном порядке должны быть ознакомлены с Положением о защите персональных данных, в котором зафиксированы требования к обработке персональных данных, полученных путем видеонаблюдения за сотрудниками.

источник

Введение видеонаблюдения на рабочих местах не требует внесения изменений в трудовой договор

Установка систем видеонаблюдения за работниками нередко приводит к возникновению трудовых споров.

Понять можно обе стороны: работодатель стремится обеспечить свои интересы и контролировать рабочий процесс, а работники чувствуют себя крайне неуютно, проводя под камерами много часов в день (Определение Ульяновского областного суда от 19 февраля 2019 г. по делу № 33-836/2019).

Стремясь защитить свои права, работники обращаются и в суды, которые, впрочем, довольно редко встают на их сторону в вопросах правомерности осуществления работодателем видеонаблюдения. Тем не менее, чтобы обеспечить себе хорошие шансы на успешный исход судебного разбирательства, работодателю следует соблюсти определенные сложившиеся на практике требования к порядку введения такого рода контроля за работниками и, что немаловажно, понимать правовые последствия отказа работника от продолжения работы под видеонаблюдением.

Весьма показательное в этом отношении дело недавно рассматривалось Ульяновским областным судом.

Спор возник из-за увольнения работника по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса после его отказа от продолжения работы в связи с изменением условий трудового договора. Обстоятельства дела складывались следующим образом.

Работник трудился в организации с 2013 года. В 2017 году компания решила внедрить в своих помещениях систему видеонаблюдения и утвердила соответствующее положение. Согласно данному локальному нормативному акту видеонаблюдение вводилось с целью контроля за исполнением сотрудниками своих обязанностей, обеспечения сохранности товарно-материальных ценностей, обеспечения безопасности персонала на рабочих местах, контроля и организации техники безопасности в помещении и документальной фиксации возможных противоправных действий.

Работник был под роспись уведомлен о введении системы видеонаблюдения на рабочем месте, а также предупрежден об изменении по прошествии двух месяцев условий его трудового договора в связи с изменившимися условиями труда.

Работодатель планировал дополнить трудовой договор информацией о видеонаблюдении на рабочем месте в соответствии с положениями локального нормативного акта.

Работник отказался работать в новых условиях и через два месяца был уволен. Увольнение работник оспорил, апеллируя, в частности, к тому, что установка видеокамер являлась вторжением в его личную жизнь.

Суд, однако, не усмотрел никаких нарушений в самом факте осуществления работодателем видеонаблюдения за работниками.

Судьи отметили, что видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия:

📌видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;

📌 работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);

📌 видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

Отметим, что такой перечень требований к порядку введения системы видеонаблюдения предъявляется и другими судами (определение Новосибирского областного суда от 15 января 2019 г. № 33-653/2019, определение Свердловского областного суда от 16 ноября 2016 г. № 33-20507/2016). В рассматриваемом случае нарушений этих требований суд не установил.

Была также отклонена и ссылка работника на то, что введение работодателем видеонаблюдения нарушает его право на личную жизнь и охрану персональных данных.

Суд пришел к выводу о том, что съемка рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не подпадает по действие главы 14 ТК РФ, а также не нарушает конституционные права работника на неприкосновенность частной жизни, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работника, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную или семейную тайну.

Приведенные тезисы также получили широкое распространение в судебной практике.

Помимо уже упоминавшихся выше судов, их можно встретить, например, в определении Верховного Суда Республики Бурятия от 19 июля 2017 г. № 33-2917/2017, определении Мосгорсуда от 8 декабря 2016 г. № 33-49698/16, определении Свердловского областного суда от 25 марта 2016 г. № 33-5427/16, определении Ульяновского областного суда от 18 декабря 2012 г. № 33-3994/2012.

Со своей стороны отметим, что по смыслу п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – закон о персональных данных) видеозапись работника все же является его персональными данными, а значит, обработка таких записей должна осуществляться в соответствии с правилами, предусмотренными как законом о персональных данных, так и главой 14 ТК РФ.

Читайте также:  Установка программ от имени другого пользователя

Вместе с тем, осуществляя видеосъемку рабочего процесса, работодатель реализует предоставленное ему в рамках трудовых отношений право на контроль за исполнением работником своих трудовых обязанностей, а значит, в силу п. 5 ч. 1 ст. 6 закона о персональных данных обработка персональных данных в рассматриваемом случае может осуществляться без согласия работника.

Но вернемся к делу, разбиравшемуся Ульяновским областным судом. Как мы уже говорили, судьи пришли к заключению о правомерности установления работодателем системы видеонаблюдения. Однако это не спасло работодателя от признания незаконным самого увольнения. Дело в том, что суд не усмотрел в действиях работодателя по введению видеонаблюдения оснований для изменения условий трудового договора.

Работодатель фактически ввел меру по усилению контроля за сохранностью имущества и за соблюдением работниками трудовой дисциплины. Никаких условий трудового договора это не затрагивало, а значит, и основания для внесения изменений в трудовой договор по инициативе работодателя отсутствовали.

Точка зрения о том, что введение работодателем системы видеонаблюдения не приводит к изменению условий трудового договора и не требует отражения в нем соответствующей информации, также представлена и в других судебных актах (определение Калининградского областного суда от 12 сентября 2017 г. № 33-4523/2017, определение Мосгорсуда от 8 мая 2014 г. № 4г-4507/14).

Резюмируя, можно дать работодателям следующие рекомендации по юридическому оформлению внедрения видеонаблюдения на рабочих местах. Для этого требуется принять соответствующий локальный нормативный акт (или дополнить уже существующий необходимыми положениями) и ознакомить с ним работников. Следует также проинформировать работников о ведении видеонаблюдения в конкретных местах (лучше всего – путем установления соответствующих информационных табличек). При этом получать согласие работников на осуществление их съемки не требуется. Нет также необходимости и включать соответствующее условие в трудовой договор. Если работодатель все же желает отразить в трудовом договоре данную информацию, а работник отказывается согласовывать такие изменения, нет никаких оснований для увольнения работника по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Отказ работника от выполнения своих трудовых обязанностей «на камеру» следует рассматривать как обычный дисциплинарный проступок, что дает работодателю право применить к работнику соответствующие меры дисциплинарного воздействия.

источник

Видеонаблюдение на рабочих местах: законодательство, позиции судов и Роскомнадзора

Каждый работодатель стремится всеми доступными и законными способами обеспечить свои интересы. Одним из таких способов является установка системы видеонаблюдения в рабочих помещениях.

Право работодателя вести видеонаблюдение за работниками не урегулировано напрямую трудовым законодательством. Поэтому на практике возникают многочисленные вопросы о правовом регулировании мероприятий, связанных с применением видеонаблюдения на рабочих местах.

Имеет ли работодатель законное право на ведение видеонаблюдения за работниками?

Не ущемляется ли в процессе видеонаблюдения на работе конституционное право каждого лица на неприкосновенность частной жизни?

Не нарушаются ли работодателем в процессе видеонаблюдения правила обработки персональных данных работников?

Какие шаги следует предпринять работодателю, чтобы обеспечить возможность правомерного использования видеонаблюдения на рабочих местах?

В судебной практике можно встретить немало исков, когда работники обращаются в суд с требованиями признать видеонаблюдение на рабочих местах незаконным и прекратить его, обосновывая это тем, что установка камер видеонаблюдения приводит к ухудшению условий трудового договора, нарушает их право на неприкосновенность частной жизни, а также право на обработку персональных данных только с их согласия.

Посмотрим, как реагируют судебные органы на такие требования работников.

Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15 октября 2013 г. по делу N 33-8403/2013.

Работник обратился в суд среди прочего с требованием признать незаконным изменение существенных условий труда, выразившееся во введении системы видеонаблюдения.

Суть дела. На рабочем месте работника была установлена система видеонаблюдения. Однако, по мнению работника, установление системы видеонаблюдения является существенным изменением условий трудового договора. Следовательно, об изменении условий трудового договора (введении системы видеонаблюдения) работник должен был быть уведомлен в письменной форме не менее чем за 2 месяца.

Суд отказал работнику в удовлетворении требований. Данный вывод судебной коллегии был обоснован тем, что в соответствии с положениями ст. 57 ТК РФ наличие или отсутствие видеонаблюдения рабочего места не отнесено к существенным условиям трудового договора. Кроме того, судебная коллегия подтвердила правомерность установления видеонаблюдения на рабочем месте истицы, поскольку оно было установлено для обеспечения сохранности ТМЦ, контроля исполнения трудовых обязанностей сотрудников, а работник был поставлен в известность, что его рабочее место оборудовано камерами видеонаблюдения.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 ноября 2012 г. по делу N 33-9899.

Работники обратились в суд с требованием демонтировать камеры наблюдения на рабочих местах.

Суть дела. На рабочих местах была установлена система видеонаблюдения. По мнению работников, установка камер видеонаблюдения на рабочих местах нарушает их конституционное право на неприкосновенность частной жизни без их согласия. Непрерывный контроль в течение всего рабочего времени не может не затронуть частной жизни работников, так как в течение рабочего времени они могут делать необходимые для них звонки, содержание которых составляют личные сведения, переодеться перед началом и в конце рабочего дня, принять лекарственные препараты и т. д. Кроме того, поведение работника на рабочем месте подпадает под определение персональных данных.

Суд отказал работникам в удовлетворении требований. Вывод судебной коллегии был обоснован тем, что видеокамеры установлены для обеспечения безопасности работников в служебном кабинете, где в силу должностных обязанностей работниками осуществляется прием граждан (в силу абз. 4 ч. 2 ст. 22 ТК РФ), конституционные права истцов на неприкосновенность частной жизни не нарушены, право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте (ст. 21 ТК РФ) работодателем были соблюдены в полном объеме, поскольку истцы были поставлены в известность, что их рабочие места, где они осуществляют прием граждан, оборудованы камерами видеонаблюдения, для граждан также имеется объявление о ведении видеонаблюдения.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2012 г. по делу N 11-20012.

Работник обратился в суд с иском к работодателю, ссылаясь на незаконность привлечения его к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте.

Суть дела. В обосновании своего требования заявитель указал, что работодателем нарушены требования ст. 23, ст. 24 Конституции РФ (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия) в результате того, что факт отсутствия истца на рабочем месте был установлен с использованием видеокамер, к просмотру видеозаписей были привлечены посторонние лица.

Судебная коллегия не согласилась с доводами истца, поскольку представленные ответчиком доказательства (записи камер видеонаблюдения) фиксировали факт отсутствия работника на рабочем месте и не использовались для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну в тот период, когда он отсутствовал на работе.

Определение Самарского областного суда от 29 марта 2011 г. по делу N 33-2876/2011.

Работник обратился в суд с требованием о признании действий работодателя незаконными.

Суть дела. Были установлены камеры видеонаблюдения, направленные на рабочие места аппаратчиков сушки. Работник считал установку камер вмешательством в личную жизнь, нарушением законодательства по сбору и обработке без его согласия биометрических персональных данных, нарушением неприкосновенности его частной жизни.

Читайте также:  Установка пневмобаллонов на прадо 120

Суд не нашел оснований для удовлетворения данных требований, поскольку, во-первых, местом работы истца является опасный производственный объект, а установка видеокамер в производственных помещениях организации обусловлена необходимостью соблюдения мер безопасности и прямо предусмотрена ст. 10 Федерального закона РФ от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» («создавать системы наблюдения»); во-вторых, камеры видеонаблюдения установлены на основании приказа генерального директора организации в целях безопасного ведения технологического процесса, сохранности собственного и арендованного имущества в помещениях цехов; в-третьих, видеонаблюдение ведется открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, в производственных помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие таблички; в-четвертых, поскольку работник находится в производственных помещениях для осуществления своей трудовой функции, то видеонаблюдение на рабочем месте нельзя считать вмешательством в его личную жизнь.

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу N 33-7039/2014.

Работник обратился в суд с требованием о признании незаконным приказ о наложении дисциплинарного взыскания.

Суть дела. Был издан приказ «О порядке внедрения и организации видеонаблюдения в помещениях учреждения, которым было утверждено Положение о порядке проведения видеонаблюдения на территории поликлиники, которое предусматривало установление камер открытого видеонаблюдения в помещениях рабочих кабинетов, запрещало сотрудникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения. С указанными приказом и положением работница была ознакомлена под роспись. Кроме того, работником и работодателем было заключено дополнительное соглашение о том, что «в целях обеспечения безопасности и недопущения ущерба здоровью людей, минимизации материального ущерба и убытков, фиксации возможных действий противоправного характера в учреждении введена система видеонаблюдения в помещениях учреждения (включая служебные) в соответствии с Положением о порядке проведения видеонаблюдения на территории учреждения». За загораживание камер видеонаблюдения работница была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Отказывая в удовлетворении жалобы работника, суд указал среди прочего, что использование работодателем средств видео- и аудиофиксации не нарушает основные конституционные права истца, поскольку видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства ее частной жизни либо ее личную и семейную тайну.

Аналогичные последнему сделаны выводы и в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 18 октября 2012 г. по делу N 33-5946/2012.

Как следует из выше рассмотренных судебных актов, видеонаблюдение на работе может применяться только в обусловленных законодательством и правомерных целях.

Кроме упомянутых выше, видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях и на территории работодателя может применяться в таких целях, как эффективность производства, контроль и учет рабочего времени работников, рациональное использование работниками рабочего времени, повышение производительности труда. Это подтверждается судебной практикой (например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 29.08.2014 по делу N 33-8937/2014).

При этом если работодатель использует материалы видеонаблюдения для привлечения работника к ответственности за нарушение им режима рабочего времени (опоздание, отсутствие на рабочем месте, невыполнение нормы рабочего времени и т. п.), то ему следует иметь в виду, что табели учета рабочего времени также должны содержать информацию о данных нарушениях. В случае расхождения сведений табеля учета рабочего времени с материалами видеонаблюдения работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, если работодатель внесет в табель соответствующие изменения. В противном случае при рассмотрении дела в суде приоритет может быть отдан сведениям, содержащимся в табеле учета рабочего времени, как это было сделано в Краснодарском краевом суде (Апелляционное определение от 4 июня 2013 г. по делу N 33-10158/13).

Записи видеонаблюдения могут быть весомым аргументом для подтверждения или опровержения трудовой функции работника, который может быть использован не только работодателем, но и работником, как это было в Кировском районном суде г. Ярославля (Апелляционное определение Ярославского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу N 33-1947/2013).

Выводы судебной практики находят свое подтверждение в Разъяснениях Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

Роскомнадзор также отмечает, что видеонаблюдение в рабочих помещениях оператора вводится в порядке ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации. Работники должны быть в данном случае уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем из Разъяснений Роскомнадзора следует, что посетители организаций должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий их согласие на проведение указанных мероприятий не требуется.

Кроме того, Роскомнадзор отдельно выделяет случаи открытого наблюдения, когда видеонаблюдение может вестись с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В некоторых учреждениях использование видеотехники является обязанностью работодателя. Так, системой видеонаблюдения должны быть оборудованы помещения учреждений здравоохранения и образования с целью обеспечения антитеррористической и пожарной безопасности (Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», п. 6.48 СП 118.13330.2012. «Свод правил. Общественные здания и сооружения. Актуализированная редакция СНиП 31-09-2009».

Основные выводы по изложенному материалу

  • видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;
  • работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);
  • видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

2. Использование работодателем средств видеонаблюдения не нарушает конституционные права работников на неприкосновенность частной жизни и разглашение персональных данных, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работников, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну.

3. В некоторых случаях установка видеокамер в организации является не правом, а обязанностью работодателя (например, в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в учреждениях образования, здравоохранения и др.).

Рекомендации

    цели ведения видеонаблюдения,

порядок и сроки хранения видеозаписей,

ответственных лиц, имеющих доступ к системе видеонаблюдения,

запрет работникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения.

Ознакомьте работников под роспись с данным Положением.

Несмотря на то, что судебная практика и рекомендации Роскомнадзора расходятся во мнении о том, нужно ли вносить изменения в условия трудового договора и дополнять его положением о ведении на рабочем месте видеонаблюдения, рекомендуем во избежание претензий со стороны Роскомнадзора уведомить работников об изменении условий трудового договора за два месяца под роспись в прядке, установленном ст. 74 ТК РФ, а при приеме на работу включать в трудовой договор право работодателя проводить видеосъемку в рабочих помещениях.

Разместите таблички в зонах видимости камер, информирующие как работников, так и посетителей о ведении в организации видеонаблюдения.

Если вы используете видеонаблюдение для контроля и учета рабочего времени работников, то при применении его материалов (для дисциплинарной ответственности, уменьшении размера заработной платы, премии и т. п.) не забывайте синхронизировать табели учета рабочего времени с данными видеонаблюдения.

В случае возникновения споров с работниками относительно выполняемых им должностных обязанностей, помните, что записи камер видеонаблюдения могут быть использованы и против вас.

источник

Добавить комментарий