Меню Рубрики

Установка забора судебная практика

Нарушение прав соседей по участку: обзор судебной практики

Человек по своей природе существо эгоистичное. Эта тенденция четко просматривается по огромному количеству судебных дел между соседями. А часто посягательство на чужую собственность и не несло за собой злого умысла. Например, жил некий Вася уже 10 лет на своем участке, а по соседству участок пустовал. И решил Вася поставить баню на собственном участке, где ему было удобно, но границ не нарушая. И вдруг, негадано-нежданно, появляется у Васи сосед. И строит от недалеко от бани гараж. А крыша бани, оказывается, сделана так, что снег с нее сходит прямо туда, где машина заезжает. И начинается тут судебная тяжба вместо соседской дружбы.

К сожалению, сказать заранее, чью сторону в таких ситуациях займет суд, нельзя. Несмотря на то, что многие аспекты четко прописаны в законах. В этой статье мы приведем примеры некоторых судебных решений в ситуациях с соседскими «войнами».

  • Не нарушаем права соседей или о правилах планировки в цифрах
  • Когда в соседях согласия нет: участники FORUMHOUSE тоже нарушают соседские права
  • А судьи что? Или гуманность по отношению к нарушителям соседских прав
  • Бане быть: суд отказал в сносе бани, построенной с нарушениями
  • Баню снести: суд постановил демонтировать самовольное строение
  • Снегоуловителям на крыше быть: суд за безопасность соседей по участку
  • Забору быть: суд не согласился с доводами о сносе забора
  • Березы, елки, яблоню и туалет снести: суд согласился с массовыми нарушениями соседских прав
  • Давайте жить дружно!

Не нарушаем права соседей или о правилах планировки в цифрах

Напомним, о расстояниях, минимальные значения которых до соседнего участка должны соблюдаться при планировке дачных участков в соответствии со СП 53.13330.2011:

— не менее 3 метров до дома и не менее 6 метров от окон жилых комнат вашего дома до строений на соседнем участке;

— не менее 1 метра до бани, гаража, сарая и других строений;

— не менее 4 метров до сооружений, в которых содержат скот или птиц;

— не менее 1 метра для кустарников, 2 метров для среднерослых деревьев и 4 метров для высокорослых деревьев.

Расстояния до границ соседнего участка измеряются от цоколя или от стены постройки, если элементы строения (крыльцо, свес крыши и т.д.) выступают не более 50 см от плоскости стены. Если больше 50 см, то расстояния считаются от выступающих частей или их проекции на землю.

NB! Нормы упомянутого СП 53.13330.2011 не распространяются в случаях с ИЖС. Уточнять их нужно на уровне местных органов власти.

Важными моментами также являются противопожарные разрывы, то есть расстояние не менее 3 метров от соседнего забора и не менее 5 метров от красных линии (участков, где расположены линии электропередач, дороги, коммуникационные сети и др.).

Нормы инсоляции или затенения составляют 3 непрерывных часа в период весна-лето или 3,5 часа суммарной продолжительности.

Когда в соседях согласия нет: участники FORUMHOUSE тоже нарушают соседские права

К сожалению, многим участникам FORUMHOUSE приходилось сталкиваться с ситуациями, когда разногласия с соседями переходят за рамки словесных разногласий и косых взглядов из-за забора в область судебных разбирательств.
Часто такие ситуации возникают без злого умысла, а по банальному незнанию или непредусмотрительности. Но последнее не освобождает нас от ответственности.

Павел и Кира не рассказали на форуме, чем закончились их истории, будем надеяться, что они смогли договориться с соседями.

В неприятную ситуацию попала и участница FORUMHOUSE Nafania.

В ее случае суд города Хабаровск, к сожалению, оказался на стороне второго участника.

Отдельное внимание хотим обратить на то, что всегда, прежде чем идти с исковым заявлением в суд, попробуйте сначала решить проблему мирным путем и переговорами. Не все окружающие нас люди неадекватные личности или индивидуумы, которые умышленно хотят доставить нам проблемы, не считаясь с чужими правами.

Пользователь Kate в комментариях к ситуации Павла пишет:

Если вы еще только планируете какое-то строительство на вашем участке, уже понимая, что оно будет в нарушение существующих норм, но у вас хорошие отношения с соседями и они согласны с вашими планами, то советуем вам оформить это согласие нотариально. В дальнейшем, если у соседа появятся претензии, документ сможет стать вашим контраргументом. Однако не будет гарантией, что суд не удовлетворит требование соседа-истца.

Если же у вас просят согласие соседи на какие-то действия, то не забудьте указать все принципиальные параметры, чтобы потом не стать жертвой собственных доброты и недальновидности. Как, например, случилось у пользователя Koomaa:

А судьи что? Или гуманность по отношению к нарушителям соседских прав

Как показывает обзор судебной практики, чаще судьи занимают весьма лояльную по отношению к нарушителям позицию. Заявления с требованиями снести постройки из-за несоблюдения метрового отступа остаются, как правило, не удовлетворенными. Решения о крайних мерах (сносе) принимаются только в случаях грубого нарушения пожарной безопасности и явной угрозе жизни и здоровью. В остальных случаях суд выносит решения, которые позволят уменьшить негативное влияние чужого имущества на ваш участок. Например, судья может постановить установить дополнительные ливневые стоки, если иск касался заливания участка с чужой крыши. В случаях, если устранить нарушение прав можно только сносом или частичным демонтажом строений, то суд отказывает истцам в требованиях по причине их малозначительности. Данная позиция объясняется тем, что снос сооружений понесет за собой больше потерь, чем созданные при их строительства неудобства. Но однозначной и единой тенденции в судебных решениях нет.

Отметим , что установленные градостроительные и санитарные носят рекомендательный, а не обязательный характер. Кроме того, в СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» есть пункт, указывающий, что собственники смежных участков могут не соблюдать установленные нормы, в случае договоренности о других размерах отступов и границ. Поэтому оптимальный вариант – наличие мирового соглашения без доведения дела до суда.

Бане быть: суд отказал в сносе бани, построенной с нарушениями

Каменский городской суд Пензенской области, 2015 год.

Гражданин N подает иск в суд на соседа о сносе бани. Так как последний снес часть забора между участками и поставил там строение. N считает, что баня построена с нарушениями, нарушено расстояния от его участка, постройка создает угрозу пожара, а соответственно угрозу жизни и здоровью. Кроме того, скат крыши направлен в сторону участка N и соответственно осадки с соседней крыши скапливаются на его участке и разрушают фундамент построек, расположенных неподалеку.

Доводы истца. Нарушены СНиП 2.07.01-89 в части расстояния 1 метра от границы его участка, на что соответствующего согласия дано не было. Ссылается на СНиП 30-02-97, в котором сказано, что между участками должен быть сетчатый или решетчатый забор, а не глухая стена бани. Нарушены требования пожарной безопасности.

Контаргументы ответчика. Выполнены мероприятия по отводу осадков и воды с бани на собственный участок. Требования пожарной безопасности соблюдены (печь из огнеупорного кирпича, вокруг огнестойкие материалы), баня топится 1-2 раза в квартал.

По мнению выезжавшего на место специалиста отдела надзорной деятельности, там блокированная застройка всех хозяйственных построек. Баня примыкает вплотную к хозяйственным постройкам ответчика, которые находятся под одной крышей. Перенос бани на 1 метр не изменит ситуацию в плане пожарной безопасности.

Согласно выводам экспертного заключения местоположение бани ответчика относительно границы с соседним земельным участком не соответствует требованиям градостроительства СП 42.13330.2011 и СП 30-102-99 (не менее 1 м).

Но обстоятельство, что баня возведена с нарушением норм, не может самостоятельно быть основанием для сносу, так как не свидетельствует о нарушении прав других лиц.

Решение суда: отказать истцу в требовании о сносе бани.

Баню снести: суд постановил демонтировать самовольное строение

Аналогичная ситуация случилась в Тукаевском районном суде республики Татарстан в 2017 году.

Истец обратился с суд с просьбой снести самовольную постройку (баню) своего соседа, которая построена с нарушением допустимых расстояний.

Из материалов дела следует, что имеются нарушения СП 53.13330.2011 при строительстве садового дом и бани на участке. Сооружения для сбора стоков бани располагаются меньше чем в метре от границы соседнего участка. По противопожарному разрыву также имеются нарушения СП 4.13130.2013. Таким образом, данные нарушения могут привести к угрозе жизни и здоровью в случае пожара, а также к негативному воздействию на почву на обоих участках. Также подтверждено, что баня является самовольной постройкой.

Суд посчитал требования истца обоснованными и постановил ответчика снести баню.

Снегоуловителям на крыше быть: суд за безопасность соседей по участку

В 2016 году в Башкортостане гражданин N подал иск против своего соседа с требованием изменить конфигурацию крыши на его гараже, установить снегозадерживающие устройства и компенсировать моральный вред.

Крыша соседского строения была расположена таким образом, что снег сходил с нее на участок истца и создавал дискомфорт (сложно ходить и невозможно припарковать машину), а в случае гололеда и опасность для здоровья членов его семьи.

Суд удовлетворил требования истца (за исключением компенсации морального ущерба) и обязал ответчика установить снегозадерживающие устройства.

Забору быть: суд не согласился с доводами о сносе забора

Верховный суд Республики Удмуртия, 2016 год.

Читайте также:  Установка заглушки на дымоход

Истец обратился в суд с требованием, чтобы его сосед снес самовольно возведенный забор. Забор был построен на меже участков с фундаментом и классифицирован истцом как капитальное строение. Расстояние от построек истца составляло менее метра, а от границы участка отступа не было. Высота забора превышала 1,5 метра.

По мнению истца у соседа не было получено разрешение на строительство капитального строения (забора), а также нарушены его права в части затенения забором участка и посадок.

Контаргументы ответчика. Забор установлен на участке собственника и является ограждением, для строительства которого разрешение не нужно.

Суд первой инстанции, а затем апелляционный суд постановили отказать в требовании истцу. Суд не согласился с доводами, что данный забор является объектом недвижимости. СНиП 30-02-97, где указано, что ограждения должны быть сетчатые или решетчатые высотой до 1,5 метров, не распространяются на садоводческие территории. По мнению судей, потери при сносе забора для ответчика были бы не сопоставимыми с оказываемыми истцу неудобствами от забора.

Березы, елки, яблоню и туалет снести: суд согласился с массовыми нарушениями соседских прав

Калтанский районный суд Кемеровской области, 2015 год.

Истец обратилась в суд с требованием обязать ответчика снести высокорослые березы, расположенные на расстоянии 0,98 метра от границы участка, елки (0,3 метра от границы), яблоню, пересекающую межу, и туалет в 0,4 метра от ее участка.

Аргументы истца. Деревья высокорослые, старые, находятся в аварийном состоянии, ветки свисают на участок с риском упасть на него, часть участка затенена. Изначально женщина пыталась договориться с соседкой и попросить ее привести деревья в порядок. Просьбы были проигнорированы. Кроме того, она обращалась к председателю СНТ и на руках имелась выписка правления СНТ, разрешающая спилить выступающие на участок ветки. Расположение туалета противоречило СП 42.13330.2011 и СНиП 30-02.97. Еще до обращения в суд была проведена техническая экспертиза, результаты которой подтверждали аргументы истца.

Контраргументы ответчика. Деревья (кроме яблони) являются растениями защитной лесополосы, не были посажены ответчиком, и вырубать их она не имеет права согласно выписке из общего собрания СНТ. Туалет не нарушает границы участка истца, так как у нее неправильно поставлен забор и незаконно увеличена личная территория. Тень от деревьев отсутствует на участке истца с 10 до 17 часов.

Изучив все материалы, суд постановил ответчику спилить деревья и демонтировать туалет.

Давайте жить дружно!

Итак, как мы видим судебные споры между соседями, не имеют одинаковых решений. Правой оказывается сторона с более сильными аргументами и правильной юридической позицией. Кроме того, влияет практика по аналогичным вопросам в конкретном регионе. Поэтому старайтесь не нарушать права ваших соседей и не доводить дело до суда. А если ущемляются ваши права, пробуйте их отстоять. Только сначала изучите все юридические аспекты, это увеличит ваши шансы на грамотное отстаивание своих интересов.

источник

Установка забора судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 января 2015 г. по делу N 33-103/2015 (ключевые темы: границы земельного участка — перемещение — строительные нормы — расходы на оплату услуг представителей — градостроительные нормы)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 января 2015 г. по делу N 33-103/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Солоняка А.В.,

судей Константиновой М.Р., Рябова Д.В.

при секретаре Утробине А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 14 января 2015 года гражданское дело по исковым требованиям Баранова Н. А. к Коробейникову Л. А. о сносе самовольно возведенного забора,

по апелляционной жалобе истца Баранова Н.А. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 30 сентября 2014 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Баранова Н. А. к Коробейникову Л. А. о сносе самовольно возведенного забора — отказать.

Взыскать с Баранова Н. А. в пользу Коробейникова Л. А. расходы на оплату услуг представителя в размере 3 000 рублей, расходы на оплату услуг нотариуса — 700 рублей, расходы по оплате составления акта выноса в натуру поворота границ земельного участка — 2 000 рублей».

Заслушав доклад судьи Верховного суда Удмуртской Республики Константиновой М.Р., выслушав объяснения представителя истца Баранова Н.А. — Третьяковой Е.В. (доверенность от ДД.ММ.ГГГГ сроком на три года), поддержавшей доводы жалобы, просившей решение суда отменить, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия

Истец Баранов Н.А. обратился с иском к ответчику Коробейникову Л.А. о сносе самовольно возведенного забора. Свои требования истец мотивировал тем, что является собственником земельного участка по адресу: «адрес». Летом 2013 года ответчик Коробейников Л.А. самовольно возвел на меже между земельными участками забор с фундаментом (капитальное строение) без согласия Баранова Н.А. и без разрешения на строительство. Согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94, утвержденному Постановлением Госстандарта РФ N539, ограды (заборы) отнесены к сооружениям. Согласно СНиП расстояние от строения до забора должно быть не менее трех метров, а расстояние от границы соседнего участка не менее одного метра. Его высота не может быть более, чем полтора метра. Кроме того, данный документ предусматривает требования и к структуре ограждения: оно должно быть либо решетчатым, либо из сетки. От строений истца — дома, веранды, сарая и бани забор ответчика расположен на расстоянии менее одного метра, а от границы участка ответчик не отступил ни сантиметра, возведя забор между участками. Забор ответчика, который возведен между земельными участками, глухой, в высоту превышает СНиП. Таким образом, ответчик нарушил права истца, как собственника соседнего земельного участка. На требование о сносе незаконно возведенного забора ответчик не реагирует. Истец просит обязать ответчика снести самовольно возведенный забор.

В судебное заседание не явились истец Баранов Н.А., ответчик Коробейников Л.А., извещались надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, просили дело рассмотреть в их отсутствие.

Суд, руководствуясь статьей 167 ГПК РФ, определил рассмотреть дело в отсутствии сторон.

В судебном заседании представитель истца Третьякова Е.В., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, дополнительно пояснила, что дом, который был расположен на земельном участке по адресу: «адрес», сгорел. Забор, находящийся на границе между земельными участками, является объектом капитального строительства. Для его возведения необходимо было получить соответствующее разрешение. При возведении забора нарушены градостроительные нормы и правила. Забор установлен не на территории земельного участка ответчика, а на меже между участками. Права истца нарушены тем, что возведенный забор затеняет его земельный участок, на котором находятся посадки.

В судебном заседании представитель ответчика Ажимова К.Э., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала, пояснила, что забор установлен на земельном участке, принадлежащем ответчику. Установленный забор — это ограждение, которое не является самовольной постройкой, поскольку разрешения на строительство не требуется в случае строительства на земельном участке строений и сооружений вспомогательного использования. Доказательств нарушения прав истца суду не представлено. Просила взыскать с Баранова Н.А. в пользу Коробейникова JI.A. расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 рублей, расходы по оплате услуг нотариуса — 700 рублей, расходы по оплате составления акта выноса в натуру поворота границ земельного участка — 2 000 рублей.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме. В обоснование жалобы привел доводы, аналогичные содержанию иска и позиции представителя истца в суде первой инстанции. Не согласен с выводом суда об отсутствии нарушения его прав возведенным ответчиком забором. Указал, что забор — ограждение границ земельного участка имеет самостоятельную функцию, не связанную с основным строением, так как может использоваться и в отсутствие на данном участке иного здания, потому не входит в перечень вспомогательных сооружений. Считает, что забор, как сооружение в соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов ОК 013-94, созданное с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, подлежит сносу. Кроме того, указал, что суд, взыскивая расходы на представителя, не учел, что представитель ответчика участвовал лишь в двух судебных заседаниях, что истец является инвалидом, и пенсия по инвалидности — его единственный источник дохода. Из-за возведенного ответчиком забора, он не может начать реконструкцию своего жилого дома, так как не имеет доступа к нему по всей длине стороны дома.

В силу части 1 статьи 327.1 ГПК РФ — суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы гражданского дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Читайте также:  Установки для сварки цветных металлов

Из материалов гражданского дела следует и установлены судом первой инстанции нижеуказанные обстоятельства.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права N от ДД.ММ.ГГГГ Баранов Н.А. является собственником земельного участка, категория земель: земли населенных пунктов, общая площадь 741 кв. м, по адресу: «адрес», кадастровый (или условный) номер: N.

Из свидетельства о государственной регистрации права N от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Коробейников ЛА. является собственником земельного участка, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: Бизнес-центры, офисные центры (Зона Многофункциональной жилой и общественно-деловой застройки), общая площадь 1506 кв. м, адрес объекта: «адрес», кадастровый (или условный) номер: N.

ДД.ММ.ГГГГ Барановым Н.А. в адрес Коробейникова JI.A. направлено требование о сносе самовольно возведенного забора.

Согласно справке Главного Управления Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в Удмуртской Республике, в результате пожара ДД.ММ.ГГГГ огнем уничтожен дом и надворные постройки по адресу: «адрес».

Данные обстоятельства следуют из объяснений сторон, подтверждаются письменными доказательствами.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, руководствовался положениями статей 222 , 260 , 263 ГК РФ, 8, 49, 51 Градостроительного кодекса РФ, а также разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ N10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ N10/22), и исходил из того, что действующим законодательством не установлено запрета на размещение в зоне многофункциональной жилой и общественно-деловой застройки забора на земельном участке, находящемся в собственности гражданина. Сооружение, о сносе которого просит истец, в соответствии с положениями пункта 17 статьи 51 ГрК РФ, не требует получения разрешения. Истцом не представлено доказательств того, что сохранением на земельном участке такого строения как забор нарушаются права истца как собственника смежного земельного участка.

Судебная коллегия полагает возможным отчасти согласиться с данными выводами суда первой инстанции, считая необходимым дополнить мотивировочную часть решения следующим.

Обосновывая свои исковые требования о сносе самовольно возведенного забора, истец, руководствуясь положениями статьи 222 ГК РФ, ссылается на то, что спорное сооружение возведено Коробейниковым Л.A. на меже между смежными земельными участками, принадлежащими сторонам на праве собственности, но без его согласия, в отсутствие разрешения на строительство, а также с грубыми нарушениями строительных и градостроительных норм.

В силу статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзаца третьего статьи 1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основным критерием отнесения вещи к недвижимости является ее прочная связь с землей, при которой перемещение вещи без несоразмерного ущерба ее назначению невозможно.

В пункте 10 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, определяющей основные понятия, используемые в названном Кодексе , объект капитального строительства обозначен как здание, строение, сооружение, объекты незавершенного строительства, за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек.

Из сопоставления названных норм следует, что понятие капитальности строения, сооружения, относящееся к их техническим признакам, включается в более широкую категорию объектов, прочно связанных с землей, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Именно с этими правовыми категориями закон связывает отнесение объекта к недвижимому имуществу, в связи с чем, в каждом конкретном случае, с учетом совокупности всех обстоятельств суд, рассматривающий спор, должен определить, насколько прочно как физически, так и функционально объект связан с земельным участком, на котором располагается, и будет ли сохранено его предназначение при перемещении.

Из анализа статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что обязанность доказывания факта отнесения спорных объектов к недвижимому имуществу, в частности, невозможности перемещения без несоразмерного ущерба его назначению, лежит на истце.

Конструктивные решения спорного объекта не подтверждают наличие главного признака недвижимости — прочную связь с землей и невозможность перемещения спорных объектов без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению.

Однако обладающее таким признаком, как физическая связь с землей, имущество может быть признано недвижимостью как объектом гражданского права в случае, если оно создано как объект недвижимости в установленном законом и иными правовыми актами порядке, с получением необходимых разрешений и соблюдением градостроительных норм и правил.

Суд первой инстанции, в основу вывода о признании возведенного на земельном участке ответчика забора объектом недвижимости положит выводы судебной строительно-технической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ.

Суд апелляционной инстанции относится к указанному заключению экспертов критически.

Указание в заключении о наличии у спорного объекта группы капитальности само по себе не означает наличие условий, предусмотренных статьей 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, для отнесения объекта к недвижимому имуществу, так как при отнесении строения к недвижимости, судом используются в первую очередь правовые, а не технические категории. При отсутствии спора относительно описания физических и функциональных характеристик спорного объекта, квалификация его правового статуса в качестве движимого либо недвижимого объекта является прерогативой суда и не требует назначения строительно-технической экспертизы для разъяснения данного вопроса.

В решении районного суда указано, что возведенный на земельном участке ответчика забор представляет собой сооружение, состоящее из несущей — заглубленной в грунт железобетонной части и ограждающей — стальной части. По мнению судебной коллегии, в данном случае фундамент использован не для связи забора с землей, а лишь выполняют поддерживающую, опорную функцию. Наличие у забора заглубленной в грунт железобетонной части также не свидетельствует о невозможности перемещения спорного объекта без несоразмерного ущерба его назначению.

Иные конструктивные элементы спорного объекта не позволяют отнести строение к объектам капитального строительства (у объекта отсутствуют капитальные стены, перекрытия и т.д.).

Суд апелляционной инстанции считает, что по физическим свойствам забор, с учетом составляющих материалов, не обладает признаками недвижимости, изложенными в статье 130 ГК РФ.

Согласно руководящим разъяснениям законодательства, данными в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N10/22 от 29 апреля 2010 года, согласно которым положения статьи 222 ГК РФ не распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведенных объектов, не являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование) недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости. Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения ( статья 304 ГК РФ).

Таким образом, суд необоснованно в данном случае применил положения статьи 222 ГК РФ, касающейся сноса самовольных строений, являющихся объектами недвижимости. Доказательства того, что указанный забор обладает признаками объекта недвижимости, предусмотренными в статье 130 ГК РФ, отсутствуют. Вывод районного суда в этой части подлежит исключению из текста решения суда.

В то же время ошибочность указанного вывода суда первой инстанции не привела к вынесению незаконного решения суда и нарушению чьих-либо прав.

Поэтому восстановление нарушенных прав лица указанным объектом возможно лишь в рамках спора об устранении нарушения прав, не связанных с лишением владения по правилам статьи 304 ГК РФ, а не по основаниям статьи 222 ГК РФ. Требования по основаниям статьи 304 ГК РФ также были заявлены истцом.

В соответствии со статьей 12 ГК Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется, в том числе путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В силу статьи 304 ГК Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Основанием негаторного иска служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом и подтверждающие создание ответчиком препятствий в осуществлении правомочий собственника. Нарушение должно затрагивать право на имущество не косвенно, а непосредственно. Способы защиты по негаторному требованию должны быть разумными и соразмерными.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 45 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N10/22, в силу статей 304 , 305 ГК Российской Федерации иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

В пункте 46 названного Постановления указано, что при рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

Читайте также:  Установка зажигания рысь 500

Таким образом, само по себе наличие или отсутствие нарушений градостроительных норм не влечет безусловное удовлетворение или отказ в удовлетворении иска. Суд первой инстанции правильно указал, что истец должен доказать нарушение своих прав возведенным ответчиком забором, а также возможность восстановления прав заявленным истцом способом — путем сноса данного забора. Обязанность представления доказательств обоснованности заявленных требований судом первой инстанции стороне истца была разъяснена.

Предъявляя иск и поддерживая его в судебном заседании, истец указывал, что спорный забор возведен ответчиком с нарушением требований к его высоте и плотности, а также с нарушением требований о соблюдении расстояний между забором и строениями, а также забором и границей земельного участка, ссылаясь при этом на Федеральный Закон «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» N66 от 15 апреля 1998 года.

Между тем, данный закон не может применяться к спорным правоотношениям, поскольку в силу статьи 2 он комплексно регулирует отношения, возникающие в связи с ведением гражданами садоводства, огородничества и дачного хозяйства, и устанавливает правовое положение садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений, порядок их создания, деятельности, реорганизации и ликвидации, права и обязанности их членов. Земельные отношения, возникающие в связи с созданием садоводческих, огороднических или дачных некоммерческих объединений, а также в связи с деятельностью таких объединений, настоящий Федеральный закон регулирует в той мере, в какой они не урегулированы законодательством Российской Федерации. Кроме того, данный закон не содержит требований к характеристикам заборов (ограждений).

Также ссылалась сторона истца на «СНиП 30-02-97*. Планировка и застройка территорий садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения», принятые и введенные в действие Постановлением Госстроя РФ от 10 сентября 1997 года N 18-51, в соответствии с пунктом 6.2 которых, ограждения с целью минимального затенения территории соседних участков должны быть сетчатые или решетчатые высотой 1,5 м.

Однако настоящие нормы и правила распространяются на проектирование застройки территорий садоводческих (дачных) объединений граждан (далее — садоводческое (дачное) объединение), зданий и сооружений и не могут применяться к спорным правоотношениям.

Какими иными градостроительными и (или) строительными нормами и правилами предусмотрены приведенные истцом в иске и в апелляционной жалобе минимальные расстояния (от забора до строения — 3 м, до границы соседнего участка — 1 м) стороной истца не указано.

На другие нарушения градостроительных и строительных норм и правил истец не ссылался. Следовательно, факт несоблюдения ответчиком градостроительных и строительных норм и правил при возведении спорного забора не подтвержден материалами гражданского дела.

Как установлено судом первой инстанции и не оспаривалось сторонами границы земельных участков истца Баранова Н.А. и Коробейникова Л.А. не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства. Межевание земельных участков к моменту разрешения настоящего спора не проведено, доказательств обратному материалы гражданского дела не содержат. Таким образом, принимая во внимание, что спор о смежной границе земельных участков между сторонами отсутствует, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что забор располагается на меже и земельном участке ответчика.

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 40 ЗК РФ предусмотрено право собственника земельного участка возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов. Такое право собственника земельного участка продублировано в пункте 1 статьи 263 ГК РФ.

Таким образом, собственник обособленного земельного участка и (или) расположенных на нем объектов недвижимости вправе принять меры к охране своего имущества и ограничить доступ иных лиц на принадлежащий ему земельный участок путем возведения ограждения территории (забора) по меже земельных участков вдоль его границ.

Следовательно, возведенным ответчиком забором право собственности или законное владение истца не нарушается.

В силу статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Поскольку истцом не представлено доказательств того, что строительство ответчиком забора привело к ограничениям или невозможности полноценного использования по целевому назначению принадлежащих истцу земельного участка и строений на нем, районный суд обоснованно отказал в удовлетворении иска.

По данному делу судом первой инстанции не установлено, что возведенный ответчиком забор создает угрозу жизни и здоровью истца, влечет за собой нарушения прав собственника смежного земельного участка.

С учетом изложенного для разрешения спора оценке также подлежали обоснованность и соразмерность выбранного истцом способа защиты права. Как следует из анализа статей 1 , 12 , 304 ГК РФ, законный владелец вправе осуществлять свои права по своему усмотрению, однако в определенных границах, не допускающих неправомерное нарушение прав и законных интересов других лиц. Таким образом, удовлетворение требований истца о восстановлении его прав выбранным им способом возможно только при отсутствии несоразмерных нарушений прав ответчика, которые могут возникнуть в результате совершения указанных действий.

Исследовав и оценив представленные по настоящему делу доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что требование об устранении препятствий в пользовании земельным участком и расположенными на нем строениями посредством сноса принадлежащего ответчику забора, несоразмерно нарушенному праву истца, а также последствиям, которые возникнут у ответчика в результате такого сноса. Истец не обосновал необходимость и соразмерность защиты своего права на устранение препятствий в пользовании принадлежащим ему недвижимым имуществом, исключительно заявленным им способом. При таких обстоятельствах доводы жалобы не являются обоснованными.

Учитывая равенство сторон в гражданских правоотношениях, принимая во внимание, в том числе, несопоставимость способа защиты последствиям нарушения, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении иска.

Объективные и бесспорные доказательства, отвечающие требованиям статей 59 , 60 ГПК РФ, свидетельствующие о нарушении либо о наличии реальной угрозы нарушения права собственности истца со стороны ответчика, как в настоящее время, так и в будущем, в деле отсутствуют.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, с которым судебная коллегия соглашается, что истцом не представлено доказательств создания ответчиком препятствий в пользовании, владении и распоряжении истцом земельным участком и расположенными на нем объектами, нарушения его прав.

Иные доводы апелляционной жалобы правовых оснований для отмены решения суда не имеют, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств. Оснований для иной оценки указанных доказательств судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы о чрезмерности взысканных судом первой инстанции расходов на оплату услуг представителя также подлежат отклонению.

Районный суд с учетом конкретных обстоятельств дела: участие представителя ответчика в судебных заседаниях, характера и объема оказанной представителем юридической помощи, пришел к обоснованному выводу, что заявленная ответчиком к взысканию сумма в размере 15 000 рублей на оплату услуг представителя не отвечает требованиям разумности и подлежит снижению до 3 000 рублей, которая справедливо сочтена судом соответствующей объему оказанных представителем услуг и требованиям разумности. Оснований для снижения взысканной судом суммы расходов на оплату услуг представителя с истца в пользу ответчика судебная коллегия не усматривает.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 декабря 2004 года N 454-О и применимой к гражданскому процессу, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым — на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Таким образом, согласно приведенным положениям ГПК РФ и позиции Конституционного Суда РФ возможно снижение расходов на оплату услуг представителя, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, до разумных пределов.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции в части возмещения судебных расходов на оплату услуг представителя основано на правильном применении норм процессуального права и отмене не подлежит.

Выводы суда первой инстанции по обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения исковых требований, подробно мотивированы, основаны на правильном применении норм гражданского законодательства, регулирующих спорные правоотношения, за исключением применения к спорным правоотношения положений статьи 222 ГК РФ, и соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 ГПК Российской Федерации.

Решение суда первой инстанции соответствует положениям статьи 198 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь отмену судебного решения, судом первой инстанции не допущено. Апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Индустриального районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 30 сентября 2014 года оставить по существу без изменения.

Апелляционную жалобу истца Баранова Н.А. — оставить без удовлетворения.

источник

Добавить комментарий