Меню Рубрики

Установки для утилизации боеприпасов

Утилизация боеприпасов – что имеем?

Утилизация – естественный конец жизненного цикла любого изделия. Логика говорит однозначно – лучше всех знает, как завершить этот цикл тот, кто его начал. Правильная утилизация – наукоемкий, технологичный и экологически минимально вредный процесс. Что имеется в этой области в России и за рубежом? На этот вопрос, сделав обзор продукции, которая была представлена на Международной научно-технической конференции по актуальным проблемам утилизации ракет и боеприпасов в рамках выставки «Интерполитех», ответил О.Шульга.

Практически всегда для процесса утилизации боеприпасов необходимы специальные производства, контрольные процессы и технологии. Нужно отметить честно – все это абсолютно не характерно ни для задач, ни для облика и структуры оборонного ведомства. Поэтому заниматься утилизацией боеприпасов лучше всего, на мой взгляд, именно оборонным предприятиям.
Несмотря ни на какие трудности, профильная наука и техника в нашей стране живы и развиваются. На данный момент, в госаппарате продолжают закладывать ежегодно в ГОЗ деньги на разработку утилизационных технологий, финансирование конференций, реализацию пилотных проектов.

Ну, а предприятия отрасли продолжают выделять деньги, подчеркну, из весьма скудной прибыли на разработку собственных технологий «на перспективу». Именно благодаря заботе последних и было наработано то, что включил Минпромторг в изданный для узкого круга «Каталог технологического оборудования утилизации боеприпасов. ».

Представленные в нем более 80 технологий и изделий покрывают весь цикл утилизации – от расснаряжения до переработки или ликвидации. Практически всю технику из каталога и еще многое другое можно было увидеть и «пощупать» на проходившей 19-20 октября прошлого года в Красноармейске VIII Международной научно-технической конференции по актуальным проблемам утилизации ракет и боеприпасов.

Блестящие смазкой образцы на выставке делали все, что им положено: расснаряжали, вымывали, измельчали, чем вызывали профессиональный интерес и одобрение как наших, так и иностранных специалистов. Одна беда – существовали почти все эти плоды полета инженерной мысли практически в одном экземпляре.

Причина, на мой взгляд, известна: Минобороны России не дает объемы на утилизацию – нет заказов на оборудование, следовательно, нет денег на дальнейшие разработки. Буквально через неделю после упомянутой конференции на территории ВВЦ в рамках юбилейной выставки «Интерполитех» прошло ее по-настоящему международное продолжение, в котором впервые участвовали западные компании, а именно — международная научно-практическая конференция по промышленной утилизации вооружения, военной и специальной техники и боеприпасов.

Конечно, хотелось бы, чтобы иностранное участие в прошедшей конференции было более обильным: некоторые компании не смогли приехать из-за очень сжатых сроков на подготовку; многие решили на первый раз не рисковать: а вдруг собственному «главному заказчику» не понравится; кто-то не разглядел для себя коммерческих перспектив на российском рынке.

Зато до Москвы добрались лучшие из лучших – именно те, кто является законодателями мод в европейском утилизационном сообществе. Среди них – немецкий концерн «Эйзенманн». 13 его отделений успешно работают на четырех континентах. Сфера интересов покрывает огромный сегмент от автомобильной промышленности до производства биогаза!

Концерн далеко не новичок на российском рынке и в числе прочего уже успешно отработал на объекте по ликвидации химоружия в Почепе. Другой не менее знаменитый гость прошедшей конференции – компания «Дайнасейф», объединяющая немецкий и шведский капитал. Основа процветания бизнеса компании — системы для безопасной перевозки ВВ и изоляции взрыва.

К сожалению, в связи с постоянной террористической угрозой в мире продукция компании весьма востребована: 36 крупнейших аэропортов Европы и Северной Америки уже оборудованы системами безопасности «Дайнасейф». Эти системы обеспечивают оперативную изоляцию подозрительного багажа, его безопасную эвакуацию, при необходимости – подрыв в замкнутом объеме и даже очистку образовавшихся газов до их попадания в атмосферу – и все это в режиме безопасного дистанционного управления.

Остается только сожалеть, что ни одна из этих систем не нашла покупателя в России – уж нам-то они ой как нужны! Тем более, что на носу и саммит АТЭС, и юношеские игры в Казани, и Олимпиада в Сочи.

Наконец, корпорация «Наммо», образованная в результате слияния компаний Финляндии, Норвегии и Швеции. Известнейший производитель и, пожалуй, крупнейший в Европе оператор предприятий промышленной утилизации боеприпасов, с 18 объектами в 7 странах.

Чем поделились с нами иностранные гости? Во многом тем, о чем мы уже знали и многое из чего, безусловно, стоит немедленно перенимать. Я, прежде всего, говорю о религиозно-бережном отношении к экологии, возведенной в абсолют заботе о безопасности и комфорте граждан и до скупости хозяйском подходе. Каждый из гостей выступил с объемистой презентацией, подробно и всесторонне освещавшей его бизнес.

Как и положено, по завершении каждый с готовностью отвечал на вопросы, хотя порой они вызывали у гостя недоумение.

Да, в Европе практически запрещено утилизировать боеприпасы без очистки образующихся выбросов.
Да, в Европе запрещено перевозить аварийные боеприпасы вне изолирующих специальных систем.
Да, объекты утилизации должны вписываться в жесточайшие санитарные требования не только по загрязнению, но и по акустическому воздействию.
Да, в Европе все образующееся в ходе утилизации тщательно собирается и используется повторно.

А что, в России разве не так? Нет, не так… ох, не так. Да, в Европе, и вообще в мире, существует весьма объемный и активный рынок «демилитаризованного ВВ», на котором успешно действует не один десяток фирм. А что, российские компании в этом бизнесе не участвуют? Нет, не участвуют…

Наибольший интерес у наших специалистов вызывал вопрос о том, как при всех европейских ограничениях они утилизируют те боеприпасы, которые нельзя или невыгодно разделывать. Технологий разборки и извлечения у нас самих достаточно, но всегда тратить деньги, чтобы, скажем, извлечь тротил – дело весьма неблагодарное.

Оказывается, в «экологически озабоченной» Европе огромное количество боеприпасов… тоже взрывают! Но совсем не так, как на наших пресловутых полигонах. Загнанная в игольное ушко природоохранных требований, европейская инженерная мысль родила целый ряд ухищрений, перед которыми просто нельзя не снять шляпу.

Читайте также:  Установка плинтуса квик степ на клипсы

И самое главное – это уже отработанные, серийные технологии, применяемые на многих объектах. Например, компания «Эйзенманн» представляла свои вращающиеся печи и реакторы-инсинераторы с подвижной средой. Печь со стальными стенками рассчитана на разовый подрыв до 300 г тротилового эквивалента (ТЭ) с производительностью до 150 кг ВВ в час.

Печь для недетонирующих топлив, с внутренней отмосткой кирпичом, произодительностью до 1500 кг/час, корпорация даже поставила по американскому тендеру в Павлоград на Украину. Другая оригинальная разработка «Эйзенманн» – реактор-инсинератор с подвижной средой.

Идея проста – в вибрирующий вертикальный сужающийся короб одновременно подаются боеприпасы и чугунные ядра, все это медленно опускается вниз, разогревается и происходит подрыв. Ядра гасят энергию, на выходе ядра возвращаются в цикл, осколки тщательно собираются.

И печь, и инсинератор обеспечивают очистку исходящих газов и низкий уровень шума. Близкую по замыслу к инсинератору «горячую камеру» демонстрировала компания «Дайнасейф». Эта камера после загрузки боеприпасов поворачивается, создавая замкнутое пространство, в котором под воздействием нагрева боеприпас детонирует.

Производительность мобильной камеры — до 120 кг/час, опять же при полной очистке газов и сборе осколков. Сильное впечатление на российскую публику произвело оригинальное решение компании «Наммо». Тщательно все рассчитав, не где-нибудь, а в оплоте воинствующего экологизма – Норвегии, компания создала объект, на котором подрывает по 2,5 т ВВ в день… в бывших каменоломнях на глубине 800-900 метров!

Твердая скальная порода прекрасно держит взрыв, подавляет акустическую и взрывную волну, выбросы тщательно контролируются и пропускаются через сложнейшую систему очистки. Эх, а сколько же у нас таких заброшенных шахт и каменоломен…

Конечно же, на других объектах «Наммо» используют и печи, и плазменный прожиг, и вымывание топлива, но неизменно все процессы происходят при максимальном сниженной нагрузке на окружающую среду, с максимальными мерами безопасности.

Однако, пожалуй, наибольшее количество разговоров вызвала технология, предложенная американской компанией «АРКТЕК». В соответствии с материалами презентации, их технология позволяет переработать практически любую военную энергетику в… удобрение! Технология проста: изъятое из боеприпасов ВВ загружается в несложную контейнерную систему реакторов и смешивается с водой и патентованной реагентной смесью на основе гуминовой кислоты.

В результате через сутки из тонны ВВ получается соответствующее количество добротного жидкого удобрения! Российские специалисты, конечно, качали головой с недоверием – и у нас были аналогичные разработки, но ничего так и не дошло даже до пилотного образца. Американские же авторы утверждают, что, недавно появившись на свет, эта технология уже вполне успешно используется на четырех арсеналах МО США, на объектах в Египте и Южной Корее.

При этом удобрение находит успешное применение не только внутри страны-производителя, но пользуется успехом и на внешнем рынке. К этой технологии, безусловно, стоит особенно присмотреться. Тем более, что она позволяет не только утилизировать ВВ, но и реабилитировать почву как на полигонах, так и на предприятиях, даже без каких-либо реакторов, путем простого смешивания с реагентом.

Удивили ли чем-то гостей конференции в свою очередь россияне? Безусловно, да. Как всегда, их поразила наша российская простота решений на грани гениальности и виртуозно рассчитанные сложнейшие системы там, где без них не обойтись.

Иностранцы внимательно рассматривали информацию по установке гидрокавитационного вымывания, с уважением изучали фотографии и чертежи могучих стендов экологически чистого сжигания ракетных двигателей в Перми и в Красноармейске – и качали головами.

Они не могли никак взять в толк, как же при наличии таких решений и таких экологически чистых объектов, каких вообще нет больше нигде в мире, у нас главный метод утилизации – открытый ПОДРЫВ – да еще и в массовом масштабе! Безусловно, первая международная конференция по утилизации в Москве имела огромное, возможно, не сразу даже очевидное значение.

Она, во-первых, перевела ежегодный диалог российских утилизаторов из формата внутриведомственного совещания (типа «отчитался – получил взбучку – выпросил финансирование») в формат настоящего обмена идеями, позитивного продвижения собственных наработок.

Во-вторых, она дала возможность нашей промышленности и науке выйти из собственного замкнутого круга – с одним и теми же лицами, устоявшимися ролями и приемами общения – и подать себя на совершенно другом уровне. Ведь для того, чтобы оценили зарубежные коллеги, существующие «вне системы», далеко не достаточно только аргумента в виде покровительства руководителя главка или замминистра – нужно реально впечатлить либо идеей, либо исполнением!

В-третьих, образовавшиеся контакты и информация о возможностях и технологиях западных компаний дают совершенно иную картину перспективы дальнейшего движения.

Наши разработчики и изготовители могут смело рваться на западный рынок – их там уже знают и, пожалуй, ждут. Те же, кто видит себя успешно работающим на внутреннем утилизационном рынке, уже представляют, как им построить собственное производство, чтобы выиграть тендер – что сделать самим, а что дополнительно купить готовым, скажем, у какой-то из посещавших нас компаний.

Почему бы, к примеру, тому же НИИ «Геодезия» дополнительно к своим стендам прожига не прикупить установку у «Эйзенманн» или «Дайнасейф», реакторную установку и химикаты «Арктека», наладить у соседей на КНИМе линию расснаряжения- и стать эдаким экологически правильным утилизационным центром, честно участвующим в тендерах и ведущим чистую утилизацию на основе передовых технологий?

А почему нет? А потому, что гарантии, что Минобороны даст возможность загрузить эти мощности работой, нет! Уверен – создать подобную современную базу мог бы и пермский НИИПМ, и тот же «Авангард», и многие другие предприятия отрасли… и даже без гигантских государственных вложений. Им надо только дать перспективу – утилизировать боеприпасы цивилизованно, а не варварски подрывать их на полигонах.

Читайте также:  Установка гидроизоляции под профнастил

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

источник

Процесс утилизации разного вида оружия? (фото, видео)

Три самых распространенных вида оружия — это стрелковое (боеприпасы огнестрельного оружия, мины, гранаты, автоматы и прочее), оружие химическое и ядерное. Одни производят это оружие, а другие его утилизируют. Если речь идет о стрелковом оружии, боеприпасах и военной технике — то они попадают в «водоворот» металла, когда оружие становится металлоломом, а затем снова превращается в изделие.

Утилизация боеприпасов и стрелкового оружия

Мы не станем писать о юридических аспектах утилизации стрелкового оружия, о том, как его сдают частники, какие документы заполняются и т.д. — наш портал не об этом.

Мы хотим рассказать о том, что происходит дальше с изъятым оружием, куда идут тонны утилизируемых пистолетов, автоматов, обрезов и т.д.

Гранаты, снаряды и мины — их утилизируют на специальных полигонах — путем прямого уничтожения (методом взрыва). Либо как на видео ниже. Что же происходит с патронами, автоматами, винтовками, пистолетами и т.д.?

Видео: Утилизация артиллерийских снарядов

Сегодня утилизация патронов и оружия одна из частых тем, в рамках обсуждения законности сбора и сдачи подобного металлолома в пункты приема вторсырья. Однако на самом деле утилизация стрелкового оружия – это и более глобальная проблема, когда речь заходит о массовом уничтожении оружия.

После изъятия оружия проводится экспертиза, по ее результатам оружие и патроны направляются на реализацию или уничтожение (п.82 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему).

Оружие и патроны (гражданские или служебные), которые после экспертизы признаются пригодными, снова поступают на службу или идут на реализацию в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст.27 Закона «Об оружии»).

А то оружие, что признается непригодным — отправляется в металлолом. Партия оружия поставляется либо на транзитный пункт приема металлолома, где его дополнительно обезвредят, например, кучу оружия давит каток или оружие распиливают вручную газом или на пресс-ножницах, либо сразу на территорию металлургического комбината, где оно будет переработано.

Уничтожение оружия на гидравлических ножницах

После этого оружие отгружается, чтобы отправиться на металлургический комбинат.

Оружие доставлено на комбинат в сопровождении сотрудников полиции

Оружие в сопровождении сотрудников МВД доставлено на комбинат

Оружие готово к переплавке

Оружие отправляется в печь

Видео — переплавка оружия на Ижстале:

Теперь Вы знаете, что происходит с изъятыми боеприпасами — они переплавляется в металлопрокат, в литые запчасти, в броню и т.д. Конечно о засоренности тут речь не идет, т.к. в этой схеме нет рыночных отношений — сотрудники должны проконтролировать утилизацию, а комбинат должен переплавить.

Если требуется утилизация военной техники, то тут еще проще и понятней. Она, как и любая другая крупногабаритная техника будь то трактор, самолет или судно, требует разбора. После разоружения техники и решения ряда бюрократических вопросов — она становится лишь грудой металла, которую с помощью газа или плазмы (см. статью Способы разделки металлолома) «шинкуют» в нужную категорию лома. Либо отправляют технику в дробилку, где мощнейшие шредеры перемалывают ее — как на видео ниже:

Но есть и другая сторона медали — это необходимость уничтожения и утилизации ядерного, химического оружия, вот именно об этом и пойдет речь.

Что такое ХО, какие есть мировые договоренности в этом направлении?

Химическое оружие (ХО) предназначается для массового поражения. Токсические вещества лежат в основе его использования. Они могут наносить ущерб здоровью животных, людей, также есть разработки фитотоксинов, уничтожающих определенные виды растительных культур.

Если следовать языку военных: химическое оружие – это боеприпасы, используемые раз или более с отравляющей начинкой внутри. Сюда относят артснаряды, авиабомбы, дымовые, слезоточивые шашки, также устройства, используемые для распыления химических веществ.

Если подойди к вопросу с юридической точки зрения, то по международным стандартам к химическому оружию относится следующее:

  • химикаты и реагенты, используемые в технологическом процессе независимо от стадии;
  • перечисленные ранее боеприпасы и приборы для распространения химикатов;
  • оборудование, имеющее отношение к применению ХО.

«Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления ХО и о его уничтожении» действует с апреля 1997 года. Главный аспект, затронутый данным документом, считается именно утилизация химического оружия. Для многих стран, ратифицировавших данный документ сам процесс уничтожения оказался неподъемной ношей.

Наиболее дорогостоящим моментом в утилизации химического или ядерного оружия стала необходимость вложения денежных средств в технологии перерабатывающей промышленности. Также утилизация предполагает сбор, хранение, транспортировку сначала цельного груза, после его комплектующих. Дорогостоящим оказывается и изъятие химической начинки. Справиться с подобными работами, не причинив вреда окружающей среде и здоровью людей, животных можно только на предприятиях, где технологический процесс реализуется на специализированном оборудовании.

Сегодня полностью отказались от захоронения военных химических отходов и используют два основных способа утилизации:

  • сжигание;
  • нейтрализация с помощью химических реактивов.

По международным стандартам страны, участники конвенции, обязуются сообщать о подробном плане утилизации и технологическом способе. Это необходимо для накопления мирового опыта по выявлению наиболее эффективного и безвредного варианта уничтожения оружия. Также страна, утилизирующая отдельный вид обязуется указывать сроки проведения мероприятий, на особо важные объекты приглашаются независимые наблюдатели.

Основное требование, предъявляемое к технологиям – это обеспечение безопасности окружающей среде, людям в том числе. Россия, используя методику разрушения отравляющих веществ, опирается на собственные уникальные разработки, приводящие «приговор» в исполнение двумя этапами:

  • гидролиз, нейтрализация химическим реагентом;
  • высокотемпературным воздействием на образовавшейся массы в результате предшествующей реакции (при температурах до 1000 градусов по Цельсию).

С сентября 2013 года в США также перешли на подобную технологию с использованием двух этапов переработки. По общему мнению, международных экспертов эта методика – единственная, проявившая надежность, стабильность в применении, как результат, она получила наивысшую оценку от Организации по запрещению химического оружия.

Читайте также:  Установка и снятие заднего суппорта

Запасы химического оружия в мире поражают

Как и где происходит процесс утилизации

На территории России (Удмуртия) в поселке Кизнер находится завод по уничтожению химического оружия. Есть также «Марадыковский химический арсенал» — объект по хранению и утилизации химического оружия в посёлке Мирный (рядом с населенным пунктом Марадыково) Оричевского района Кировской области.

Завод возле Марадыково включает в себя: объект по хранению химического оружия № 1205 и соответствующий ему завод по уничтожению химического оружия. К моменту начала утилизации химического оружия в России в Марадыковском химарсенале находилось 17,4 % всех российских запасов химического оружия. Это около 6922 тонн боевых отравляющих веществ, из них VX — 4571 тонна, зарина — 231 тонна, зомана — 1972 тонны, ипритно-люизитных смесей (кожно-нарывных) — 148 тонн. По этому показателю арсенал находился на 2 месте в России — справка из Википедии.

Сам процесс в общем представлении выглядит примерно так: по установленным правилам оружие поставляется в герметичных контейнерах исключительно автомобильным транспортом. Еще до погрузки продукция проходит контроль качества (отсутствие утечки, целостность корпусов, изделия с дефектами, утилизируется несколько иначе). Причем в процессе транспортировки водители обязаны придерживаться установленного скоростного режима (поскольку некоторые химические процессы могут инициироваться при создании благоприятных условий, чему способствует температура, тряска, прочее). Оружия из специализированных емкостей попадает в производственный цех. Здесь опять изделия проверяют на целостность и начинают подготовительный процесс к утилизации — так начинается уничтожение химического оружия в России.

После помещения боеприпасов в специальный агрегат, где будет происходить вскрытие корпуса и экстракция отравляющих веществ, оружие попадает в «руки» автомата. Человек только наблюдает за происходящим с помощью компьютерной и видео техники. Для вмешательства в автоматизированный процесс используется пульт дистанционного управления.

Запасы химического оружия на объекте Марадыковский

Производственные помещения оснащаются системами противоаварийной защиты.

Полученное ОВ направляется в реактор. Там происходят процессы нейтрализации или детоксикации с получением реакционных масс, обладающих определенными физическими, химическими свойствами. Далее для окончательного уничтожения ОВ используется многоступенчатая очистка образующихся газов, выполняемая с помощью поэтапного повышения температур в процессе переработки.

Когда образуются жидкие реакционные массы их транспортируют по трубопроводу, подают в печи с помощью вакуумных насосов.

Остается только обсудить переработку корпуса боеприпаса. По правилам его моют с дегазирующими веществами. Далее разобранное и предварительно очищенное изделие подвергают жаровой обработке, в процессе которой уничтожаются остатки ОВ, скрывающиеся в порах предмета, защитных покрытиях, других невидимых глазу дефектах. Последний этап подразумевает основательную переработку боеприпаса, что делает невозможным его дальнейшее использование.

Система защита в случае, когда в помещении производственного цеха порог концентрации ОВ превышает допустимый. Контроль производят с помощью специальных приборов.

Также территория объекта оснащена оборудованием для экологического контроля, это не только российские приборы. Чтобы получить объективную картину используют устройства независимых международных наблюдателей.

Видео — как уничтожают химическое оружие на Российских заводах:

Уничтожение химического оружия в 2017 году будет происходить по той же технологии.

Основные объекты по хранению и уничтожению химического оружия в России:

Объекты по хранению и утилизации химического оружия, как видите все заводы находятся в центральной части России, до Урала не считая объект в г. Щучье в Курганской области

Основные проблемы уничтожения радиоактивных отходов

Утилизация ядерного оружия может происходить по аналогичной схеме. Однако есть исключения и некоторые оговоренные моменты. Так, например, определенный процент боеголовок уничтожается путем запуска, с предварительным извлечением ядерного содержимого.

Аналогично утилизации химического оружия корпуса ракет уничтожаются механическим или другим способом, доводящим их до состояния, когда они не смогут быть использованы для создания другого оружия. Пусковые устройства: сжимаются, нарезаются, отправляются на плавление.

Ядерный заряд также подлежит утилизации.

Как известно, на финальной стадии ядерное оружие уничтожается методом захоронения и пока еще человечество не придумало более актуального решения вопроса.

Но, пожалуй, следует начать с того, что для изготовления ядерных боеголовок используется отработанное ядерное горючее реакторов. Поэтому главная задача для производственников – обеспечить радиационную безопасность на всех циклах работы с этими материалами.

Факт. Захоронение не гарантирует полной безопасности для окружающей среды и представляет опасность для животных, людей. Период распада некоторых ядерных отходов составляет сотни тысяч лет, после чего можно будет говорить о том, уровень радиации вокруг места захоронения снижается.

Утилизация бочек с радиоактивными отходами

Международными организациями, например, МАГАТЭ, рекомендовано снижение времени финальной утилизации, начиная с момента извлечения до окончательного захоронения. Это обусловлено тем, что человек не может подконтрольно воздействовать на радиоактивность. Обеспеченные методы безопасности, недостаточно надежны и радиоактивность распространяется несмотря на многие предпринимаемые меры.

Вещества с относительно коротким периодом распада должны находиться в специальных контейнерах весь, обусловленный физическими и химическими исследованиями, период. Современная классификация выделяет три вида радиоактивных отходов по способы выхода и уровню опасности, что в дальнейшем определяет способ утилизации:

  1. Отработанное топливо ядерных реакторов.
  2. Образованные в ходе переработки плутония, использовавшегося для дальнейшего изготовления оружия.
  3. Отходы атомных производств, самый опасный из-за внушительных объемов выработки.

Наиболее серьезной проблемой считается определение места для захоронения, а также изготовление достаточно надежных контейнеров. Один из вариантов, используемый в практике, — дно мирового Океана. Здесь требуются специальные герметичные емкости, которые должны обеспечить полное разделение сред и не допустить какого-либо взаимодействия воды с отходами.

Немного устаревшие данные в связи с последними событиями, но общая картина ясна

В связи с этим рождается еще одна проблема. Осуществить захоронение – это достаточно дорогая процедура, не подъемная для многих государств. В рамках вышеуказанной конвенции страны помогают финансово или другим способом осуществлять утилизацию ядерного оружия.

Видео — как на Дальнем Востоке утилизируют радиоактивные отходы:

источник