Меню Рубрики

Установки и образцы поведения в культуре

Каковы ценности (установки, образцы поведения, культурные символы, кодексы поведения), регулирующие поведение людей в рамках социальных институтов: брака и семьи, экономики, религии, политик?

Для выполнения своих функций социальный институт должен учитывать способности различных функционеров, формировать стандарты поведения, соблюдать верность основным принципам, развивать взаимодействие с другими институтами. Неудивительно поэтому, что сходные пути и методы действия существуют в институтах, Преследующих совершенно разные цели.

Общие для всех институтов признаки представлены в табл. 2. Они объединены в пять групп. Хотя институт должен обязательно обладать, например, утилитарными культурными чертами, у него есть и новые специфические качества, зависящие от потребностей, которые он удовлетворяет. Некоторые институты в отличие от развитых могут не обладать полным набором признаков. Это означает только то, что институт несовершенен, полностью не развился или находится в упадке. Если большинство институтов недостаточно развиты, значит общество, в котором они функционируют, находится либо в упадке, либо на начальных стадиях культурного развития.

Культурные символы. Все институты стремятся к приобретению символов, которые в предельно концентрированной форме создают представления об институте, его образ. Так, для государства это флаг или герб; для церкви — распятие, полумесяц или звезда Давида, для семьи — обручальное кольцо, для университета — эмблема «альма-матер». Образ промышленного объединения в концентрированной форме можно представить себе из его названия или торговой марки. Музыка может тоже стать символикой. Национальные мелодии, государственные гимны, студенческие песни, свадебный марш используются в целях формирования образа института. Символами институтов могут быть также здания, поскольку трудно представить себе родину без дома, религию без церковного сооружения, образование без школы или правительство без правительственного здания либо королевского дворца. Таким образом, культурным символом института может быть любой материальный или нематериальный элемент культуры, выражающий в наиболее концентрированном виде основные специфические черты данного института, складывающиеся в его целостный образ.

Кодексы поведения (устные и письменные). Ясно, что люди, включенные в деятельность институтов, должны принимать соответствующие предназначенные им роли. Система этих ролей чаще всего выражается в формальных кодексах, таких, как присяга на верность стране, клятва при заключении брака, медицинская профессиональная клятва Гиппократа. Эти кодексы поддерживают институционально закрепляемые роли и являются важной частью социального контроля.

Формальный кодекс поведения, конечно, производит значительное внешнее впечатление, но он не гарантирует должного исполнения ролей. Мужья и жены часто игнорируют супружескую клятву; граждане, пылко повторяющие государственную присягу на верность, вполне могут совершить государственную измену; члены церковного прихода, клятвенно обещающие вести праведную жизнь, могут одновременно с этим грешить, относясь с полным равнодушием к клятве. При оценке степени влияния на людей того или иного кодекса важно знать, что принятие устного или письменного кодекса в значительно большей степени гарантирует его соблюдение, чем самостоятельное формирование установок на ту или иную форму поведения. Однако, если кодекс правил и норм искусственно придуман, оторван от реальной жизни, он практически не будет выполняться. Не будет выполняться институциональный кодекс и в случае, когда не существует быстрого и неотвратимого наказания за его нарушение.

Формальный кодекс — лишь часть общего поведения, создающего институциональную роль. Существуют и нормы поведения в отдельных ролях (солдата, родителя, профессора, политического деятеля), сущность которых составляет достаточно тщательно разработанный комплекс неформальных традиций, ожиданий и правил, отобранных в результате длительного опыта и наблюдений за исполнением данной роли. Дети, которые никогда не жили в гармоничной семье, вероятно, с трудом будут представлять себе истинную роль родителей, мужа или жены. Они не имеют достаточных возможностей для изучения этих ролей, чтобы успешно выполнять их впоследствии, отобрать установки, необходимые для такого исполнения. Во всех институтах роли будут успешно исполняться только теми, кто обучен необходимым ролевым установкам и ролевому поведению.

Идеология. Идеологию можно достаточно приближенно охарактеризовать как систему идей, которая санкционирована совокупностью норм. Опираясь на систему институциональных норм, идеология определяет не только то, как люди должны относиться к тому или иному действию, но и то, почему они должны действовать определенным образом и почему они иногда недостаточно активно действуют или совсем не участвуют в действии. Идеология включает в себя как основополагающие убеждения данного института, так и разработку таких убеждений, которые будут объяснять окружающую действительность в терминах, принятых членами данного института. Если повторение присяги формально привязывает индивида к текущим институциональным нормам, то идеология дает ему рациональное оправдание для применения их в повседневной жизни.

Например, подростковое отклоняющееся поведение является проблемой во всех современных обществах. Все основные институты пытаются объяснять эту важнейшую проблему с точки зрения своих базовых норм. Подростковая преступность рассматривается социалистом как результат капиталистической эксплуатации, производственником — как результат неправильной политики в области занятости молодежи, работниками системы образования — как результат порочной системы школьного воспитания, а примерным семьянином — как симптом разрушения домашнего очага. Очевидно, что в данном случае, независимо от истинности этих суждений, каждый представитель института непроизвольно стремится к его укреплению, усилению его влияния и инспирированию лояльности по отношению к институциональным нормам.

Идеология, таким образом, является одним из важнейших культурных комплексов, поддерживающих влияние института и оправдывающих и объясняющих всю его деятельность. Именно через идеологию лидеры требуют кредита доверия у членов института. Поэтому всякое значительное действие должно быть идеологически выдержано, т.е. соответствовать основным идеологическим положениям данного института. При этом критицизм институциональной идеологии рассматривается как еретический или как разрушающее нападение, которое должно быть устранено.

Таблица 2. Признаки главных институтов общества

источник

Культура и деятельность: образцы поведения

Взаимовлияние социума и культуры.

Каждое общество обладает определенной системой образцов поведения, традиций, ценностей, представлений о мире, о том, как следует себя вести, что ценно в нем. Каждое общество обладает своей культурой.

Когда заходит разговор о культуре, ее роли в нашей жизни, чаще всего упоминают художественную литературу, изобразительное искусство, а также образование, культуру поведения. Но художествен­ная литература, книги, кинофильмы — небольшая, хотя и очень важ­ная частица культуры.

Культура — это прежде всего характерный (для данного челове­ка, общества) образ мыслей и образ действий. В социологическом понимании культура, и в первую очередь ее ядро — ценности, регулирующие взаимоотношения людей, это скрепы, объединяющие лю­дей в единую целостность — общество. Следовательно, культура — нажнейшая субстанция человеческой жизни, проникающая фактически повсюду, проявляющаяся в самых разнообразных фор­мах, включая художественную культуру.

В самом общем виде в ходе социологического анализа культуры кик подсистемы социума ее можно определить как систему материальных и духовных ценностей, целей и средств, смыслов и их символов, образов действий и способов коммуникаций (общения) индиви­дов, групп, общностей, а также способов их трансляции от поколения к поколению.

Культура и природа

Слово культура произошло от латинского слова и первоначально имело смысл возделывания, облагораживания земли. Очевидно, что смысл слова «возделанное человеком», «облагораживание» стал одним из главных для культуры. Здесь, видимо, основной источник, который рождает тот широкий круг явлений, свойств, которые объединяются словом культура.

Культура стала пониматься как «возделывание» и «совершенствование» человеческой души, личности человека. Считалось, что ду­шу человека надо «возделывать» и «обрабатывать» так же, как кре­стьянин возделывает и обрабатывает поле. «Обработка души», разви­тие интеллектуальных способностей посредством занятия наукой, философией, риторикой, искусством считалось истинным предназна­чением свободного человека. Впоследствии именно с духовной жиз­нью и стало связываться понимание культуры. Вместе с тем, в широ­ком смысле, культура охватывает всю проблематику общественной жизни. Культурное содержание можно выделить в сфере любой целе­направленной социальной деятельности человека: труде, быту, поли­тике, здравоохранении, т.е. в социальной деятельности, направленной на максимальное развитие заложенных в человеке способностей, на реализацию его социальных целей. Именно в этих двух аспектах и изучается культура в социологии: как относительно самостоятель­ная система, локализирующаяся в духовной сфере, и как аспект, сто­рона любого вида деятельности человека.

Таким образом, культура выступает как сложное динамическое образование, имеющее социальную природу и выражающее социальные отношения, направленные на создание, усвоение, сохранение и распространение предметов, идей, ценностных представлений, обеспечивающих взаимопонимание людей в раз­личных социальных представлений, обеспечивающих взаимопо­нимание людей в различных социальных ситуациях. Именно цен­ностный или аксиологический момент имеет особое значение при социологическом изучении культуры. Культура, благодаря системе ценностей и определенных норм, обеспечивает не только взаимопо­нимание, но и регулирует взаимоотношения, формы общения и дея­тельности членов общности. В качестве ценностного регулятора культура выступает объективным фактором по отношению к различ­ным социальным системам и личностям, определяя, применяются ли достижения, созданные человеческим умом и руками в гуманистиче­ских целях. Но одновременно человек является и субъектом культу­ры, порождая, поддерживая и изменяя те или иные ценности и нормы.

Когда мы говорим о культуре, мы имеем в виду те явления, свойства, элементы человеческой жизни, которые качественно отличают человека от природы. Прежде всего, в круг этих явлений входят фе­номены, возникающие в обществе и не встречающиеся в природе. Таковыми следует признать изготовление орудий труда и спортивные состязания, политическую организацию общественной жизни, ее эле­менты (государства, партии и т.д.), обычаи дарить подарки, язык, мо- 60 раль, религиозные обряды и колесо; науку, искусство, транспорт и одежду, украшения, шутки. Как видим, круг этих внеприродных яв­лений нашей жизни очень широк, он включает как сложные, «серьез­ные» феномены, так и простые, казалось бы, незатейливые, но очень важные и нужные для человека.

Читайте также:  Установка и обслуживание кондиционеров ялта

В круг явлений, объединяемых словом «культура», входят такие свойства людей, которые не регулируются биологическими инстинктами.

Конечно, в современной жизни чистоинстинктивные действия человека крайне редки и соответственно крайне узок круг проблем подобных явлений. Но нельзя отрицать, что есть элементы человеческой жизни, которые впрямую зависят лишь от биологической кон­ституции человека, физического здоровья конкретного индивида. Они встречаются чаще всего в интимной сфере, связанной с вопросами личной гигиены, здоровья, взаимоотношений мужчины и женщины. Сюда также входят непроизвольные реакции на свет, боль и т.д. Ко многим подобным явлениям впрямую культурной оценки не приме­нишь.

Но значителен круг человеческих действий, в котором переплетаются инстинктивные и культурные начала. И идет ли речь о поло­ном влечении или потребности в пище — даже в этих случаях мы сталкиваемся чаще всего с переплетением инстинктивной основы и окультуренного содержания. Инстинкт проявится в чувстве голода, аппетите, предрасположенности к употреблению определенной пищи: высококалорийной в условиях холода, больших физических нагрузок, к нише, насыщенной витаминами, — весной. Культура же проявится в ЮМ, как будет убран стол, красоте и удобстве посуды, в том, сядет ли человек за стол или будет есть на ковре, усевшись, скрестив под со­бой ноги. И в сочетании приправ, как будет приготовлено мясо и др. Здесь скажутся и кулинарные традиции того или иного народа, и мастерство кулинара и т.д.

Отметим и еще одну категорию явлений, где переплетается инстинкт и культурный контроль за поведением. Так, предрасположен­ность эмоционального человека к бурным формам реагирования, к быстрой возбудимости, острым формам выражения своих идей, заме­чаний, что, как правило, объясняется типом темперамента, другими «рожденными свойствами, может быть существенно нейтрализована, облагорожена выработанным умением контролировать себя и т.д. И нот контроль, в том числе контроль человека над своими природны­ми инстинктами — важнейший элемент культуры. Причем в различ­ных культурах конкретные формы контроля, что и в какой степени контролируется, в какой степени подавляется, приобретают достаточ­но ощутимую специфику.

Таким образом, культура связана с внеприродным в человече­ской жизни тем, что отлично от животного, инстинктивного, тем, что возделано человеком в себе, в других, а не рождено в нем от природы.

Но в культуре безусловно содержатся определенные природные «отпечатки», связанные с особенностями географических условий, типом темперамента. Следовательно, будучи отличной от природы, культура, в особенности на ранних этапах ее становления, в какой-то мере учитывает природные факторы, но не противостоит им.

Итак, культура не наследуется генетически, это возделанное, сотворенное самим человеком в себе, в других людях, во внешней сре­де.

Культура — это способ духовного освоения действительности на основе выявления ценностей, представляющих собой целостную систему логически сопряженных, устойчивых идей, оценок, ориентаций, норм, приемов, воплощаемых в образцах деятельно­сти, объективируемых в вещественно-предметных и знаково- снмволическнх формах, передаваемых от поколения к поколению в процессе социализации. Культура выступает решающим способом регуляции социальных взаимодействий, интеграции индивидов в об­щество.

Следует различать: а) саму культуру как таковую, как очень подвижный и трудноуловимый «эфир», растекающийся по всем сторонам нашей жизни: б) процесс воплощения культуры; в) конкретные фор­мы (продукты) воплощения культуры; г) процесс приобщения к куль­туре и ее передача от поколения к поколению.

Пробуем коротко рассмотреть каждый из этих аспектов.

2. Культура и сознание: менталитет

Что же является источником внеприродного, что в действительности делает возможным надинстинктивное в жизни людей? Созна­ние. Все, что связано с «возделанным» в человеческой жизни, так или иначе порождено сознанием. Ведем ли мы речь о хозяйственной дея­тельности людей или политике, применении совершенных техноло­гий или нравственных поисках людей, поведении в быту или воспри­ятии художественных ценностей, везде мы имеем дело со знаниями, навыками людей, их ценностями, предпочтениями, традициями, приверженностями и т.д.

Культура чувств — это способности управлять, контролировать себя, умение радоваться, наслаждаться явлениями, событиями, художественными произведениями. Они не носят врожденного, инстинктивного характера. Когда мы говорим о культуре именно применительно к чувствам, то мы обращаем внимание на наполненность эмоций определенным сознательным элементом.

Навыки, умения до того, как отойти в область неосознаваемого, автоматического скрупулезно прививались, контролировались нашим сознанием: «Так ли я это делаю, не лучше ли сделать иначе!» Другое дело, что непосредственно в момент вдохновляющей радости от прекрасной музыки или мастерски крася окно, мы специальных усилий уже не делаем.

Но культура — это не вообще сознание, не отдельные его элемен­ты. Культура — это способ, метод ценностного освоения действи­тельности.

В поисках путей и вариантов удовлетворения своих потребно­стей (материальных, социальных, духовных и т.д.) человек чаще все- то встает перед необходимостью оценки явлений, средств их дости­жения с точки зрения пользы и вреда, добра и зла, допустимого или запретного и т.д. Другими словами, активная, практически осмысленная деятельность сразу же ставит человека в позицию, в которой он должен определить или хотя бы предположить ценность для себя, для других тех объектов, которые ему необходимы. Без этого нет мотива, без этого нет сознательного социального действия. Способ, метод выявления ценностей и есть культура. Культура — взгляд на мир сквозь призму добра и зла, полезного и вредного, умного и глупо­го, прекрасного и безобразного и т.д.

Как способ освоения действительности, культура — это не отдельные оценки, нормы, не их набор, сумма, а лишь ценностные эле­менты, взятые как целостность, т.е. как особая качественная опреде­ленность совместной жизни и деятельности людей, которая обладает своей спецификой в каждом обществе и в каждый исторический пе­риод. Она проявляется в нескольких отношениях.

а) Когда мы говорим о культуре, мы прежде всего имеем в виду культуры, т.е. разнообразные варианты культур как варианты знаний, ценностей, предпочтений, норм поведения, согласованные, сопряженные друге другом. Внутреннее сопряжение культур проявляется в виде устойчивой, логически прослеживаемой в основных элементах сознания определенности восприятия мира, оценки явлений, предпоч­тений, ценностей, норм поведения — ментальное™. Логически про­слеживаемая определенность может характеризовать духовный мир пик конкретного общества (культура американского общества, куль­тура российского общества), представителей той или иной социаль­ной общности (к примеру, территориальной: москвичи, одесситы, петербуржцы, этнической: русские, казахи и т.д.), так и отдельной личности.

б) Культура как феномен сознания представляет собой целостность и в другом отношении. Культура — это не мертвый багаж невос­требованных, нереализованных знаний, умений, четких убеждений. Это своеобразный процесс, внутренняя деятельность, в основе кото­рой — взаимодействие, взаимопереход и сопряженность знаний, навы­ков и убеждений, информационного, чувственного и волевого компо­нентов.

3. Культура и деятельность: образцы поведения

Культура как способ ценностного освоения действительности воплощается в практической деятельности людей: в производствен­ной и бытовой, художественной и политической, в научной и учебной и т.д. Известно, что в любой практической деятельности относитель­но независимо взаимодействует внутренняя и процессуально-внешняя деятельность. В ходе внутренней деятельности формируются мотивы, тот смысл, который придают люди своим поступкам, отбираются це­ли действий, разрабатываются схемы, проекты, технологии будущих деяний. Культура как менталитет наполняет внутреннюю деятель­ность вполне определенной системой ценностей, предлагает сопря­женные с ней более или менее определенные выборы, предпочтения и т.д. В этом проявляется еще одна характеристика культуры — это эле­мент, который организует, определяет содержание, направленность, технологию (если учесть приемы, навыки, умения) практической дея­тельности людей.

Во взаимосвязи культуры и деятельности сделаем акцент на следующих моментах:

культура и детерминация деятельности; деятельность как показатель культуры; образцы деятельности как показатель культуры.

Значимость культуры как социального феномена объясняется прежде всего тем, что это непосредственный, актуальный «виновник» содержания, стиля практической жизни людей. Естественно, сама культура не развивается изолированно как «сама в себе» и «для себя» сущность. Она вбирает в себя импульсы, проистекающие от природ­ных условий жизни данной группы людей, социально-экономических обстоятельств, в которых они осуществляют свою деятельность. Но на пути импульсов внешней среды и конкретному человеку, его по­ступкам, действиям культура — сложная духовная система, в которой 64 переваривается, осмысливается, оценивается внешняя информация, которая непосредственно определяет, как реагировать человеку на эти импульсы, как ему действовать.

Здесь и таится разгадка вопроса: почему представители разных народов по-разному реагируют, действуют в аналогичных ситуациях, почему при совпадении коренных устоев японцы ведут один образ жизни, а французы — другой, у англичан одна система поощрений, стимулов к продвижению, а у американцев другая. Другими словами, импульсы, идущие от внешнего мира, проходят «чистилище» культуры, по-своему расшифровываются.

Читайте также:  Установка двс на мотоблок

И наоборот, все действия людей, в том числе в сфере производства, политики несут на себе мощный отпечаток культуры данного общества, народа, группы людей.

Культура стремится самореализоваться в практике. Нацеленностью на практику и определяется особая значимость культуры в соци­альной жизни. То что, стало ее достоянием, культура обязательно иоплощает прямо или опосредованно на практике. И когда мы хотим познать культуру другого человека, мы должны судить о ней не столько по его высказываниям, словам, заявлениям о намерениях, целях, а по его действиям. Реальная практическая деятельность, в том числе художественная, научная — это и реальное воплощение культу­ры, ее показатель.

Культура воплощается, прежде всего, в устойчивых, повторяющихся образцах деятельности. Естественно, за повторяющимися образцами поведения стоят устойчивые мотивы, предпочтения, навы­ки и умения. И этот аспект проблемы имеет особое значение для со­циологического анализа культуры как явления.

Спорадическое, случайное, более не повторяющееся к культуре относить не следует. Если из спорадического, нерегулярного тот или иной момент жизнедеятельности начинает превращаться в достаточно устойчивое, повторяющееся, то можно констатировать — произошли определенные изменения в культуре данного человека, группы лю­дей, общества.

Так или иначе, из круга явлений, описываемых понятием «культура», выпадают не только инстинктивные действия (или инстинктивная сторона действия) людей, но и те моменты, аспекты, которые носит случайный, неустойчивый характер, т.е. не ставшие образцом деятельности. Принято в образцах деятельности разводить образцы элементарных действий (купание ребенка, приветствия, строгание дерева) и модели деятельности: модели социальных связей (в семье, па работе), институтов (армия, государство, собственность), модели художественной деятельности и т.д.

Образцы деятельности обнаруживают себя как в производственной сфере, так и в быту, науке и отдыхе. Идет ли речь о способе стро­гания дерева рубанком (у многих народов это делают движением к себе, а не от себя), организации выборов, проведении заседаний пар­ламента или манере пения, порядке подачи блюд во время званного обеда — образцы деятельности есть воплощение культуры, есть реаль­но осуществляемая культура.

Культура воплощается, объективируется в различных материальных продуктах деятельности. Долгие годы было признанным де­лить культуру на материальную (станки, здания, экономику) и духов­ную (науку, мораль, искусство). Но в последнее время социологов это деление не устраивает. И вот почему. Разве станок не воплощение и научной идеи, и художественного вкуса? Или автомобиль. Разве его внешний вид, дизайн не свидетельство определенных эстетических привязанностей, качество исполнения его деталей — нравственной культуры тех, кто его произвел?

Более точно было бы, на наш взгляд, делить материальные продукты культуры на вещественно-предметные: станки, автомобили, здания и т.д., в которых воплощаются и технические знания, и художественные вкусы, и нравственные нормы; и символически-знаковые. Под последними понимаются те продукты культуры, ко­торые передают свою информацию через слово, символы, знаки, изо­бражения: научные статьи и устное народное творчество, научно- популярные книги и художественная литература, картины, фрески, ноты, схемы, чертежи и пособия типа «Как построить дом», «Ремонт квартиры» или же их аналог учебник по строительному мастерству и т.д.

4. Взаимовлияние социума и культуры

В социологии культура рассматривается, в первую очередь, в ее социальном аспекте, т.е. с точки зрения процессов и результатов социального взаимодействия. В этом смысле исследование культуры означает изучение сложного и многомерного общественного процесса освоения, осмысления и изменения членами общества своей социокультурной среды, происходящего в определенных условиях соци­ального расслоения и территориального распределения. Предметом такого исследования являются комплекс общих закономерностей ди­намики культуры, специфических групповых и региональных регулярностей ее движения при различных состояниях общества, разнообразие форм социокультурной жизни, характерных для каждого из таких состояний, способы, результаты и последствия деятельности представителей различных социальных групп, направленных на под­держание или преобразование общественной жизни.

В нескольких социологических доктринах момент устойчивости, стабильности культуры абсолютизируется. При этом предназначение культуры усматривается в поддержании нормативного образца. Данный подход, осознают это разделяющие его авторы или нет, противо­поставляет культуру развитию, последняя выступает как своеобраз­ное препятствие на пути модернизации общества.

Конечно, в рамках той или иной культуры человек, как правило, склонен воспринимать, осмысливать мир, социальные явления и события в фокусе усвоенной им культуры, системы ценностей. Но озна­чает ли это, что люди во всех случаях, независимо от того, насколько удовлетворены они сложившимися условиями, воспринимают суще­ствующий мир, господствующие в нем ценности, нормы, порядки как безусловные, не подлежащие пересмотру и изменению?

Культура — это метод ценностного освоения действительно­сти через систему оценок, норм, образцов поведения. И пока дан­ный метод обеспечивает эффективную деятельность людей по удовлетворению их потребностей, культура, ее основные элементы сохра­няют свою устойчивость, стабильность. В ином случае возникает си­туация, способствующая тем или иным изменениям в культуре и об­ществе, побуждающая к выходу за рамки принятого, поддерживаемо­го как образец, нормального в рамках данной культуры. Речь может идти как об изменении художественного стиля, так и нравственных ценностей, технологии обработки земли, норм поведения или спосо­бом и методов политической организации общества. Это может ка­саться как культуры отдельного человека, социальной группы, так и общества.

Реальным (осязаемым) признаком противоречия между потребностями людей и предлагаемыми данной культурой, обществом спо­собами их реализации является чувство неудовлетворенности соци­ального субъекта своим положением. Оно возникает, в частности, при ухудшении уровня жизни, социальной, правовой защищенности, па­дении нравов. В этом случае сравнивается сегодняшняя жизнь с тем, как жилось раньше, какой порядок был в былые времена. Неудовлетворенность возникает и при сравнении людьми своего уровня жизни, положения в обществе с положением других, представителей иных сословийй, слоев общества, а также других обществ, стран.

Не случайно в изолированных обществах социальная жизнь малоконфликтна. В частности, это связано с тем, что в этом случае не­возможно сравнить свою жизнь, общественное устройство с жизнью другого народа, социальным устройством другого общества. Отсутствие внешнего приема, возможности сравнения укрепляет представле­ние о независимости, сложившихся устоев, принципов, порождает смирение, пассивность. И наоборот, расширение межкультурных свя­зей дает возможность сравнивать свое общество, свои нормы, свой уровень жизни с условиями жизни других, что повышает критич­ность, активно создает ситуацию, способствующую развитию чувства неудовлетворенности.

Особое значение имеет неудовлетворенность людей принципами, нормами, регулирующими связи между людьми, социальными слоя­ми. Возникающий в этом случае кризис общества сопряжен с кризи­сом культуры, ее ядра — системы ценностей, нравственных норм, норм права, что ведет за собой ослабление и распад социальных ин­ститутов, сопровождается кризисом морали, кризисом доверия к вла­сти.

Важно иметь в виду, что в тех условиях, где есть побуждение к социальным изменениям, но нет социокультурной идеи, проекта и более широко — социокультурной готовности субъектов к организа­ции своей жизни на новых принципах, нормах (в частности, полити­ческого устройства общества), неудовлетворенность масс ограничи­вается протестом в разных его формах. В этом случае культура воспроизводится, т.е. воспроизводятся модели деятельности (политиче­ский, экономический), воспроизводится регуляторы социальных свя­зей, социальные институты.

Большую роль в культурных изменениях играет система культурных взаимодействий, которая может строиться: а) добровольно; б) вынужденно; в) навязываться принудительно в процессе экспансии чуждых культурных ценностей.

Таким образом, взаимоотношение социума и культуры выражается в их противоречивом единстве, в котором каждая сторона суть и цель, и средство, и условие, и результат для другой, т.е., с одной стороны, культура есть способ существования социума (общества), в особенности его подсистема, ответственная за производство, хране­ние и трансляцию социальной информации, а с другой, социум явля­ется для культуры источником энергии и остальных средств ее существования, особенно это относится к усовершенствованному общест­ву, т.е. цивилизации.

Цивилизацией называется этап развития общества, который основывается на преобразовании человеком внешнего мира (т.е. возделанной природы и усовершенствованного общества — совокупности удобств и технических средств).

Культура как противоположность цивилизации — потребле­ния и распределения, проникновением науки материальное производ­ство, потребления и распределения, проникновением правовых норм но все сферы жизни, нормативно-ценностной регуляцией поведения людей и их взаимоотношений.

Противопоставление культуры и цивилизации связано с теорией замкнутых культурных циклов и прежде всего с именем О. Шпенглера. автора широко известного труда «Закат Европы», в котором он предсказывал неминуемую гибель западноевропейской цивилизации. Но Шпенглеру, человеческая история является историей замкнутых культурных циклов. Каждая культура в своем развитии проходит сле­дующие фазы: рождение и детство, молодость и зрелость, старость и «закат». На основе этой биологической ритмики в пределах общего «цикла» эволюции каждой из культур выделяются два главных этапа: пап восхождения (собственно «культура») и этап нисхождения («ци­вилизация»). Первый из них характеризуется «органическим» типом эволюции во всех сферах человеческой жизни, второй — «механиче­ским» типом эволюции, представляющим собой «окостенение» орга­нической жизни культуры и ее распада. Эпоха «закостеневания» творческих начал культуры и является эпохой ее распада. Именно в ну стадию, по Шпенглеру, вступила в настоящий момент европей­ская культура.

Читайте также:  Установка задних амортизаторов опель омега

Эпоха «закостеневания» творческих начал культуры в механически-безжизненных формах «цивилизации» сопровождается, по Шпенглеру, процессами «омассовления», проникающими во все сфе­ры человеческой жизни. Символами этого «омассовления» являются тройные города, приходящие на место разбросанных по земле (и живущих в неразрывном единстве с ней) деревень и небольших городов. Процесс «омассовления», означающий развитие «цивилизации» на основе количественного принципа, заменившего принцип «культуры», находит свое дополнение в «глобализации» форм и способов человеческого существования — хозяйства, политики, техники, науки и т.д.; а это, в свою очередь, свидетельствует о господстве в жизни человека «цивилизации» принципа пространства над принципом вре­мени. Это находит концентрированное выражение в мировых войнах, цель которых — глобальное господство над миром государства победителя является высшим смыслом существования «цивилизации».

В противоположность этой теории марксистская социология, подчеркивающая прогресс и преемственность во взаимоотношении культур, усматривает в цивилизации одну из фаз развития культуры, один из необходимых этапов исторического процесса, который связан с воплощением достигнутого уровня духовной культуры в системе материального производства и в социальных отношениях. Причем переход духовной культуры на ступень цивилизации представляет собой необходимую характеристику каждой из общественно-экономических формаций, поскольку каждая из них предполагает реализацию специфических нормативно-ценностных регуляторов в общественном бытии и социальных отношениях.

Социальная иерархия общественных классов и слоев.

Социальная стратификация и социальная мобильность

1.Социальная иерархия общественных классов и слоев.

2.Различные варианты теории социальной стратификации и социальной мобильности Социальная иерархия общественных клас­сов и слоев.

Социальное неравенство — это условия, при которых люди имеют неравный доступ к таким социальным благам, как деньги, власть и престиж; имеет место в любых обществах.

Различия между людьми, обусловленные их физиологическими и психическими особенностями, называются естественными или естественной дифференциацией.

Естественные различия далеко не безобидны, они могут стать основой для появления неравных отношений между индивидами. Силь­ные принуждают слабых, хитрые одерживают победу над простака­ми. Красивая женщина всегда имеет преимущество по сравнению с остальными, ей многое прощается, а выполнение ее желаний становится для многих мужчин добровольной обязанностью. Неравенство, вытекающее из естественных различий, является первой формой неравенства. Однако главной чертой общества является социальное неравенство, неразрывно связанное с социальными различиями, соци­альной дифференциацией.

Социальными называют те различия, которые порождены социальными факторами: разделением труда (работники умственного и физического труда), укладом жизни (городское и сельское население), социальными ролями (отец, врач, политический деятель) и т.д. Социальные различия могут накладываться на естественные, когда к при­меру, ученым становится умный, талантливый человек, но могут вза­имно о не пересекаться. Нередки случаи, когда в ученые мужи проле­зает бездарность, когда физически слабые люди обретают силу благодаря оружию.

Однако общество не только крайне дифференцировано и состоит из множества социальных групп, классов, общностей, но и иерархизировано: в нем всегда одни слои обладают большей властью, боль­шим богатством, имеют ряд явных преимуществ и привилегий по сравнению с другими. отсутствие единого подхода к объяснению истоков социального неравенства обусловлено тем, что оно всегда воспринимается по крайней мере на двух уровнях. Во-первых, как свойство общества. Письменная история не знает обществ без социального неравенства. Борьба людей, партий групп, классов — это борьба за обладание большими социальными возможностями, правами, преимуществами и привилегиями. Если неравенство — неотъемлемое свойство общества, следовательно, оно несет позитивную функциональную нагрузку. И общество воспроизводит неравенство, потому что нуждается в нем как в источнике жизнеобеспечения, развития.

Во-вторых, неравенство всегда воспринимается как неравное отношение между людьми, группами. Поэтому естественным становит­ся стремление найти истоки этого неодинакового положения в осо­бенностях положения человека в обществе: профессиональном стату­се, в обладании собственностью, властью, в личных качествах инди­видов. Этот подход получил в настоящее время широкое распростра­нение, прежде всего из-за своей заземленности на реальные действия, интересы, факторы, поддающиеся наблюдению, сопоставлению, обобщению.

Неравенство многолико и проявляется в различных звеньях единого социального организма: в семье, в учреждении, на предприятии, в малых и больших социальных группах. Оно является необходимым условием организации социальной жизни.

Любой социальный институт, организация стремятся к сохране­нию неравенства, видя в нем упорядочивающее начало, без которого невозможно воспроизводство социальных связей и интеграция ново­го. Это же свойство присуще и обществу в целом.

Однако в ситуации, когда институциальная система общества не способна гибко и адекватно реагировать на изменившуюся расстановку социальных сил, может возникнуть нарастание эгалитарист­ских настроений в массовом сознании (провозглашение всеобщего равенства).

Эгалитаризм — это антипод иерархии (провозглашение всеобщего равенства) и в конечном итоге — миф, ибо нет и не может быть полно­го равенства. Однако этот миф обладает огромной притягательной силой, а главное — способен оказать серьезное воздействие на массы. Причины его появления заключаются в реакции на несправедливости окружающего мира, предоставляющего широкие возможности и полномочия одним и ущемляющего интересы других. Стремление к ра­венству, перераспределению доходов нарастает в периоды экономических кризисов, когда утрачиваются привычный уровень потребле­ния, нарастает чувство неуверенности существующей иерархической структуры, ее способности обеспечить функциональное развитие об­щества.

Стихийное проявление эгалитаристских устремлений не представляет серьезной опасности для самой стратификационной систе­мы. Последняя обладает необходимыми для этого институциональ­ными механизмами защиты. Возмущение или бунт подавляются кара­тельными органами либо ликвидируются путем некоторых матери­альных уступок. Проблема возникает тогда, когда желание справед­ливости начинает эксплуатироваться политическими силами в своих целях. Борьба с привилегиями — один из распространенных приемов, используемых в разные времена различными лидерами, партиями и организациями. Вовлеченные в борьбу массы и не подозревают, что становятся соучастниками замены устаревшей стратификационной системы на новую. А полное равенство так и остается мифом, кото­рый будет извлечен и использован в следующий раз для очередной реконструкции иерархической пирамиды общества.

Термин стратификация происходит от латинского stratumслой, пласт иfacio — делаю. Таким образом, в этимологии слова заножена задача не просто выявить групповое многообразие, а опреде­ли п. кортикальную последовательность положения социальных сло­ев, пластов в обществе, их иерархию. У различных авторов понятие «страта» нередко заменяется иными ключевыми словами: класс, каста, сословие. Употребляя ниже все эти термины, мы будем вкладывать в них единое содержание и понимать под стратой большую группу людей, отличающуюся по своему положению в социальной иерархией общества.

Социологи едины во мнении, что основой стратификационной структуры является естественное и социальное неравенство людей. Социальная стратификация связана со способами, при помощи многих неравенство передается от одного поколения к другому; при том формируются различные страты. Однако способ организации неравенства мог быть различным. Необходимо было вычленить те основания, которые определяли бы облик вертикального строения обществаа.

К. Маркс ввел единственное основание вертикального расслоения общества — обладание собственностью. Поэтому его стратификационная структура фактически сводилась к двум уровням; класс собствен­ников (рабовладельцы, феодалы, буржуазия) и класс, лишенный собственности на средства производства (рабы, пролетарии) или имеющий весьма ограниченные права на собственность (крестьяне). По­пытки представить интеллигенцию, некоторые другие социальные группы в качестве промежуточных слоев между основными классами оставляли впечатление непродуманности общей схемы социальной иерархии населения.

Узость такого подхода стала очевидной уже в конце XIX столе­тия.

Вот почему М.Вебер расширяет число критериев, определяющих принадлежность к той или иной страте. Кроме экономического — отношение к собственности и уровень доходов — он вводит такие кри­терии, как социальный престиж и принадлежность к определенным политическим кругам (партиям). Под престижем понималось обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволял ему занять определенное ме­сто в социальной иерархии.

Роль статуса в иерархической структуре общества определяется такой важной особенностью социальной жизни, как ее нормативно-ценностное регулирование. Благодаря последнему на верхние этажи социальной лестницы всегда поднимаются лишь те, чей статус соот­ветствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости его титула, профессии, а также функционирующим в об­ществе нормам и законам.

Статус, его престиж, рассматриваемые как основ стратификации общества, обладают важной чертой: они особенно остро ощущаются людьми. Не случайно, многие эмпирические исследования в этой области строятся именно на основе определения индивидом места раз­личных профессиональных групп в иерархической структуре. Но та­кой подход чреват и рядом издержек. Равной долей престижа люди могут наделить и министра, и юриста, и врача, и артиста. Так, в од­ном американском исследовании престижа 100 профессий респонден­ты отдали свое предпочтение судье Верховного суда, физику, учено­му ядерной физики, государственному деятелю, преподавателю колледжа, химику, юристу, дипломату, зубному врачу, архитектору (профессии расположены в соответствии с полученным рангом).

источник