Меню Рубрики

Установки и полоролевые стереотипы

Полоролевые стереотипы и гендерная социализация в семье

Гендерные стереотипы — это, в сущности, социальные нормы. У всех формируются представления о том, что мужчинам и женщинам свойственны определенные наборы конкретных качеств и моделей поведения, что подавляющее большинство людей придерживается этой точки зрения, и что обычно мы осознаем, какое поведение считается правильным для представителей того или иного пола.

Существующие в обществе гендерные стереотипы оказывают большое влияние на процесс социализации детей, во многом определяя его направленность. Под гендерными стереотипами понимаются стандартизированные представления о моделях поведения и чертах характера, соответствующие понятиям «мужское» и «женское».

«Словарь гендерных терминов» дает следующие определение: « Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины.

Нам представляется, что гендерные стереотипы — это представления о социальных различиях между мужчиной и женщиной, стандартизированные представления о женских и мужских моделях поведения, о системе социальных ролей и статусов, присущих мужчине и женщине.

Начало формированию теории стереотипизации положили американские ученые. В 1922 году вышла книга Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая ввела в научный оборот понятие «стереотип». «Стереотипы, — писал У. Липпман,- это предвзятые мнения», которые «решительно управляют всем процессом восприятия. Они маркируют определенные объекты как знакомые или незнакомые, так что едва знакомые кажутся хорошо известными, а незнакомые — глубоко чуждыми. Они возбуждаются знаками, которые могут варьировать от истинного индекса до неопределенной аналогии».

Теория американского ученого была с интересом воспринята не только в США, но и в Западной Европе. Уже в 60 — 70-е годы выявилось несколько научных проблем в изучении социальных стереотипов. В связи с активизацией феминистского движения и развитием женских, а затем и гендерных исследований, в центре внимания социологов, психологов, философов были выдвинуты социополовые аспекты стереотипизации общественного сознания.

Еще в 1957 году американские ученые Дж. Мак Ки и А. Шеффирс заключили, что типично мужской образ — это набор черт, связанный с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эффективностью. Типично женский образ, напротив, включает социальные и коммуникативные умения, теплоту и эмоциональную поддержку. При этом чрезмерная акцентуация как типично маскулинных, так и типично феминных черт приобретает уже негативную оценочную окраску: типично отрицательными качествами мужчины признаются грубость, авторитаризм, излишний рационализм и т.п. Те же авторы пришли к выводу, что в целом мужчинам приписывается больше положительных качеств, чем женщинам. Причем, чаще всего речь идет о воспринимаемых, а не о действительно существующих различиях между полами. Сегодня ученые все активнее ставят задачу выяснить, насколько стереотипы соответствуют действительности, в какой мере они ошибочны или верны.

Заметным явлением в исследовании процесса структурирования гендерных стереотипов стала вышедшая в 1974 году работа Е. Маккоби и К. Джеклин «Психология половых различий», которая оказалась своеобразной революцией в психологии половых ролей. На огромном фактическом материале авторы доказали, что, по существу, нет фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин во многих областях, где раньше эти различия признавались; те же различия, которые имеются у маленьких детей, по крайней мере, недостаточны, чтобы обосновать традиционное неравенство гендерных ролей, существующее в западном обществе.

Эти выводы актуализировали результаты исследований американского ученого-антрополога Маргарет Мид. Еще в 30-е годы XX века она показала, что считающееся «мужским» в одном обществе, в другом может восприниматься как «женское». В социальной иерархии изученных ею обществ по-разному определялись роли матери и отца, позиции мужчин и женщин. Она приводит данные исследования, проведенного ею в Новой Гвинее в трех разных племенах, в двух из которых преобладал либо феминный, либо маскулинный тип воспитания детей обоего пола, в третьем же племени роли мужчин и женщин были противоположны традиционным европейским ролям.

В американской литературе стереотип оценивался, как правило, отрицательно, как установка, почти не поддающаяся влиянию нового опыта. Однако более поздние исследования показали, что это ее свойство относительно. Автор согласен с мнением российского исследователя В.С. Агеева, который считает, что «рассмотренный с психологической точки зрения процесс стереотипизации не ролевантен этической антиномии «хорошо или плохо». Сам по себе этот процесс не плох и не хорош. Он выполняет объективно необходимую функцию, позволяя быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение».

Отечественные психологи, занимающиеся исследованием социальных стереотипов (В.С. Агеев, Ю.Е.Алешина, А.С. Волович, Т. Виноградова, В.Е. Каган, Т.А. Репина и т.д.), фактически единодушны в том, что половозрастные закономерности формирования представлений и установок мужественности/женственности «являются прежде всего закономерностями усвоения и присвоения, интериоризации существующих в культуре полоролевых стереотипов, проявляющихся в непосредственном поведении людей». Эту же идею подтверждают Ю.Е. Алешина и А.С. Волович, которые отмечают, что «результаты работ, проведенных за последние 15 лет, дают все больше доказательств в пользу социокультурной детерминации половых различий».

В своей работе «Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины», они показывают специфику социализации мальчиков и девочек и влияние на этот процесс гендерных стереотипов. По их мнению, в современном обществе девочки с раннего детства через семейный опыт, через средства массовой информации усваивают необходимость совмещать женскую роль с профессиональной, «причем вопрос об их иерархии остается открытым. В то же время мужская и профессиональная роли представлены как тождественные, так как никакие иные мужские проявления практически нигде не описываются. В итоге женская роль выглядит не только второстепенной, но и более тяжелой, с двойной нагрузкой». Авторы подчеркивают противоречие, которое они видят в современной социокультурной ситуации: существующие стереотипы толкают мальчиков на пассивность, а девочек — на гиперактивность и доминантность, хотя им предстоит жить в обществе, ориентированном на традиционные полоролевые стандарты.

Сегодня все большее число ученых считают, что основную роль в формировании социального, психологического пола и гендерной роли играют социальные ожидания общества, которые возникают в соответствии с конкретной социально-культурной матрицей и находят свое отражение в процессе воспитания. Причем пол психический, социальный, который усваивается прижизненно, играет большую роль, чем пол биологический.

Значительный вклад в изучение и развитие теории стереотипизации внес известный российский ученый И.С. Кон. Проблема социокультурных стереотипов затрагивается практически во всех его крупных исследованиях. Он одним из первых подчеркнул необходимость учета гендерного фактора в научных исследованиях. Все или почти все онтогенетические характеристики являются не просто возрастными, но половозрастными, а самая первая категория, в которой ребенок осмысливает собственное «я», — это половая принадлежность». Ученый отмечал, что теоретическая недооценка такой биосоциальной категории, как пол, приводит к тому, что «традиционно мужские свойства и образцы поведения невольно принимаются и выдаются за универсальные, что мешает пониманию специфических проблем женской половины человечества и противоречит принципу равенства полов, которое утверждает социалистическое общество».

«Половая идентичность основывается, с одной стороны, — писал И.С. Кон, — на соматических признаках (образ тела), а с другой — на поведенческих и характерологических свойствах, оцениваемых по степени их соответствия или несоответствия нормативному стереотипу маскулинности или фемининности. Причем, как и все прочие самооценки, они во многом производны от оценки ребенка окружающими. Все эти характеристики многомерны и зачастую неоднозначны. Уже у дошкольников часто возникает проблема соотношения полоролевых ориентаций ребенка, т.е. оценки им степени своей маскулинности — фемининности, и его полоролевых предпочтений». Изучив труды западных ученых, И.С. Кон соглашается, что различий между мужчинами и женщинами значительно меньше, чем принято думать, следовательно, полоролевые предписания, гендерные стереотипы имеют социокультурное происхождение.

На сегодняшний день все описанные в литературе гендерные стереотипы можно объединить в три группы.

Первая группа — это стереотипы маскулинности-фемининности. Мужчинам и женщинам приписываются вполне определенные психологические качества и свойства личности.

Маскулинность-фемининность — нормативные представлении о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Обыденное сознание склонно абсолютизировать психофизиологические и социальные различия полов, отождествляя маскулинность с активно-творческим, культурным началом, а фемининность — с пассивно-репродуктивным, природным. Эти нормативные представления (стереотипы) полярно и иерархически противопоставляют мужчин и женщин: мужчины доминантны, независимы, компетентны, самоуверенны, агрессивны и склонны рассуждать логически; женщины покорны, зависимы, эмоциональны, конформны и нежны.

Вторая группа гендерных стереотипов касается закреплении семейных и профессиональных ролей в соответствии с полом. Для женщин главными социальными ролями являются, семейные роли (мать, хозяйка), для мужчин — профессиональные. Мужчин принято оценивать по профессиональным успехам, женщин — по наличию семьи и детей.

В народе бытует мнение, что «нормальная» женщина хочет выйти замуж и иметь детей и что все другие интересы, которые она может иметь, являются вторичными по отношению к этим семейным ролям. Женщины, которые не хотят выходить замуж, иметь детей, не получают удовлетворения от общения с детьми, описываются как ненормальные или, по меньшей мере, странные. Считается, что для выполнения традиционной роли домашней хозяйки женщина должна развивать свои способности быть чуткой, сострадательной и заботливой. В то время как мужчинам предписывается ориентироваться на достижения, от женщин требуется ориентированность на людей и стремление к установлению близких межличностных взаимоотношений.

Третья группа гендерных стереотипов связана с различиями в содержании труда. Удел женщин — это экспрессивная сфера деятельности, где главным является исполнительский и обслуживающий характер труда. Инструментальная сфера — это область деятельности для мужчин, где главным является творческий, созидательный, руководящий труд. Широкому распространению данного стереотипа в социальных науках способствовала весьма популярная концепции «естественной» взаимодополинительности полов Т. Парсонса и Р.Бейлза.

В сфере занятости до сих пор распространено явление профессиональной сегрегации как воплощение в реальной жизни действия гендерных стереотипов. Профессиональная сегрегация — это асимметричное размещение мужчин и женщин в профессиональной структуре. Женщины в основном работают в непроизводственной сфере, труд в этой сфере малопрестижен, малооплачиваем и связан с выполнением обслуживающих функций. Так, например, в здравоохранении и социальном обеспечении женщины составляют 83%, в торговле и общественном питании — 82%, в образовании — 79 % от общего числа занятых . Так называемые «женские профессии» сформировались путем «вынесения» на макроуровень традиционных женских занятий в рамках семьи. Руководящие должности, как правило, занимают мужчины. Так, среди имеющих высшее и среднее специальное образование руководителями того или иного уровня являются 48% мужчин, т.е. каждый второй мужчина — руководитель. Среди женщин — дипломированных специалистов доля руководителей составляет всею 7%. Несмотря на то, что сфера преподавания в средних школах является одной из феминизированных отраслей (удельный вес женщин в общей численности учителей в 1991 г. составил 75%), доля женщин — директоров средних школ составила лишь 39%.

Читайте также:  Установка клапана регулятора давления на воду

Все эти гендерные стереотипы демонстрируют чрезвычайную жизнестойкость. Прочная их укорененность в сознании большинства населения способствует активному воспроизводству таких стереотипов из поколения в поколение.

Наиболее распространенные гендерные стереотипы усваиваются в процессе социализации. Их влияние начинает проявляться с момента рождения, задавая разные направления развития мальчикам и девочкам. Особую роль в этом процессе занимает влияние родителей — один из основных социализирующих факторов, так как семья для ребенка — это первый его социальный мир.

Широко известны исследования по восприятию младенцев в зависимости от пола.

Например, Дж. Рубин с коллегами опросила тридцать пар родителей новорожденных через 24 часа после рождения ребенка. Специально были подобраны дети, не различающиеся по физическим показателям (рост, вес и т, д.). Родители девочек описывали их как более нежных, слабых, милых детей по сравнению с новорожденными мальчиками. Родители мальчиков описывали их как более сильных, физически крупных и лучше координирующих свои движения, чем новорожденные девочки.

Дж. Кондри и С. Кондри проделали любопытный эксперимент: двум группам испытуемых демонстрировали видеозапись поведения семимесячного ребенка. Одной группе представили его как мальчика, другой — как девочку. Испытуемые должны были описать его поведение. В той группе, где он был представлен как мальчик, его поведение описывалось как более активное, бесстрашное и жизнерадостное, чем в другой группе. Негативные эмоции у мальчика воспринимались как проявления гнева, а у девочки — страха. Таким образом, социальный мир с самого начала поворачивается к мальчикам и девочкам разными сторонами. Женщин-матерей просили посидеть с незнакомым ребенком. Если этот ребенок был одет как мальчик, то они играли с ним, заставляли проявлять большую самостоятельность, а если как девочка, то, наоборот, старались успокоить (дальше держали на руках и ласкали.

Исследования поведения родителей в процессе социализации детей обычно показывают, что оно дифференцировано по половому признаку: мальчикам предоставляют больше свободы для исследования мира, чем девочкам. По результатам наблюдений девочки во время игр находятся ближе к своим матерям; им реже разрешают самостоятельные поездки и прогулки вне дома; поощряется, если дома девочка всюду следует за матерью; и активность девочек находится под более внимательным контролем. Дифференцированное распределение домашних обязанностей между мальчиками и девочками также отражает различия в свободе передвижения: на мальчиков чаще, чем на девочек, возлагают обязанности, требующие ухода за пределы дома и/или дальше от дома, в то время как на девочек возлагаются работы внутри дома, такие, как уборка, помощь по хозяйству, присмотр за маленькими детьми, работы, подчеркивающие значение домашней среды.

Н. Чодороу утверждает, что различия между социальными контекстами, в которых проходит детство мальчиков и девочек, являются причиной многих психологических половых различий, в особенности различий, отражающих большую включенность женщин в социальные сети в отличие от более индивидуалистической, подчеркивающей их превосходство активности мужчин. Она связывает развитие мужской и женской личности и соответствующего им статуса полов с универсальной ролью женщины-матери. Оно фокусируется на воздействии на сознание и подсознание мальчиков и девочек их самых первых впечатлений от отношений с женщиной. Эти впечатления различаются в зависимости от пола ребенка, и именно эти аспекты отношений матери и ребенка непосредственно влияют на его формирование как представителя определенного пола. Девочки почерпывают идеи о том, кто они такие, путем (универсальной) интериоризализации особенностей отношений между матерью и дочерью. Через этот процесс происходит воспроизводство индивидуальных характеристик общества, и это объясняет, почему могут существовать и существуют культурные особенности, связанные с «женственностью», а также, почему в большинстве обществ преобладают одинаковые типы женских ролей и личностей. Следуя психоаналитической теории, личность развивается не в результате сознательных или продуманных усилий родителей или других взрослых, но формируется благодаря самым первым социальным отношениям, в которые вступают дети. Их природа и особенности воспринимаются, ассимилируются и организуются ребенком таким образом, что накладывают решающий отпечаток на его индивидуальность. Эти аспекты интериоризуются, и хотя они — продукт продолжающихся отношений, они ведут уже независимое существование, и личные структуры складываются раз и навсегда. Этот подсознательный процесс самым решительным образом влияет на последующее поведение, будет ли оно «нормальным» поведением, ожидаемым обществом, или будет уникальным поведением данной индивидуальности. Более осознанные области, такие, как представления людей о самих себе, их природа и степень ощущения своей маскулинности и женственности (их половой идентичности), зависят от стабильности и состояния подсознательной организации личности. Таким образом, различные впечатления мальчиков и девочек от их ранних взаимоотношений с взрослыми существенно влияют на их последующее развитие.

После достижения ребенком возраста приблизительно трех лет (начало «Эдипова периода») различное развитие мальчиков и девочек общепризнано. В течение этого периода более специфическая маскулинная идентификация должна прийти на смену ранней идентификации мальчика со своей матерью, и это совпадает со временем, когда отец начинает чаще присутствовать в мире своих детей. Однако в современном индустриальном обществе это не так просто осуществить. Работа заставляет мужчин проводить большую часть времени вне дома, к тому же значительное число детей вырастает в неполных семьях, и поэтому их мужская идентификация бывает подкреплена скорее фантазиями о роли мужчины, чем реальными отношениями с взрослыми людьми своего пола. Они могут вследствие этого переориентироваться на более негативный способ приятия маскулинности: идентифицируя себя со всем, что не является женским. Это означает подавление в себе качеств, которые являются потенциально женственными (в том числе и отказываясь от привязанности к матери), а также низкую оценку того, что ему кажется «женским» в окружающем мире. Так превосходство мужского утверждается за счет неполноценности женского. Мальчики расцениваются (и расценивают самих себя) как нечто «лучшее», чем девочки, и это же подтверждается впечатлениями, получаемыми независимо от семьи, во внешнем мире.

Для девочек развитие женской гендерной идентификации носит более последовательный характер. Им не приходится преодолевать свою раннюю идентификацию и привязанность к матери, поскольку их окончательная идентификация как женщин совпадает с центральной фигурой, на которой концентрировалась их детское чувство зависимости. Женственность и принятие женской роли естественно играют первостепенное значение в повседневной жизни. Нет особой необходимости порывать с зависимостью от матери, да и мать вряд ли будет поощрять это, поскольку может по-прежнему очень сильно идентифицировать себя со своей дочерью. Поэтому идентификация девочки со своей матерью отличается от той дистанцированной позиции, которую занимает мальчик, пытающийся идентифицировать себя с мужской ролью, и сопутствующего ей поведения, которое он вынужден демонстрировать. Напротив, это скорее тесная личная идентификация с характерными чертами и ценностями матери.

Таким образом, восприятие мальчиками и девочками своего внутреннего мира порождает разное развитие «маскулинности» и «женственности». Н. Чодороу предполагает, что «конкретные особенности социальной структуры, подкрепленные культурными представлениями, ценностями и восприятиями, интериоризуются через посредство семьи и в результате ранних взаимоотношений с социальными объектами. Это в основном подсознательная схема задает контекст, на фоне которого и происходит ролевая подготовка и целенаправленная социализация».

Подготовка девочек к приятию традиционных аспектов женской роли проходит как вполне естественный и последовательный процесс, который включает в себя множество разнообразных и эмоциональных отношений между женщинами. Они вырастают, помогая своим матерям, и эта практика входит в процесс их взросления. На них оказывается давление с целью заставить их вступить в эти взаимоотношения, а также быть заботливыми и ответственными. И только потом они понимают, что во внешнем мире, в отличие от домашнего женского, господствуют мужчины.

Мальчики не могут таким образом практиковаться в своей взрослой роли — им приходится ждать, пока они на самом деле повзрослеют. В то же время их поощряют в сторону достижений и уверенности в себе, и не поощряют в плане зависимости и близких отношений. Они чаще всего более свободно уходят из дома одни или в обществе приятелей-ровесников. Девочки же больше участвуют в домашней жизни и более вовлечены в женский мир, общий для всех поколений. Их не поощряют выходить на улицу и развиваться индивидуально и независимо. В сегодняшнем обществе достаточно много насилия, чтобы девочкам и женщинам было небезопасно свободно выходить на улицу, особенно ночью, и это для девочек является главным ограничительным фактором. Их мир более сконцентрирован вокруг родственников и соответствующих видов деятельности, и в нашем обществе их очень часто определяют именно в таких терминах — как чью-нибудь жену, мать или дочь, что лишний раз усиливает их зависимость от этих отношений. Это означает, что индивидуальное самоощущение женщины остается зависимым от ее отношений с другими людьми (если только она сознательно с этим не борется). У нее меньше развита способность отделять себя от остального мира, что может мешать развитию ее самооценки и уверенности в себе, которая помогла бы ей изменить ее положение и статус.

С помощью этого подсознательного процесса интериоризации можно логично объяснить, почему именно так проявляется мужской и женский тип личности в разных культурах и почему они все время воспроизводятся во времени. Материальный и экономический базис общества играет решающую роль в определении того, какие именно характеристики будут развиваться, и как будут выражены различия между полами в зависимости от их роли в производстве. Тот факт, что многие общества находятся в относительном согласии по поводу доминирующего в них типа женщин и имеют тенденцию рассматривать их как неполноценных существ, можно объяснить теперь общей практикой, согласно которой именно женщины ответственны за уход за маленькими детьми и их первичную социализацию. И это самым серьезным образом сказывается на равенстве полов. И мальчики, и девочки выиграют от развития более тесных взаимоотношений и идентификации с более чем одним взрослым и с представителями обоих полов. Это было бы возможным, если бы существенно выросло участие мужчин в уходе за детьми, а женщины, чья роль была бы оценена по достоинству, получили бы возможность проявлять себя как внутри дома, так и вне его. Н.Чодороу полагает, что равное участие мужчин в уходе за детьми может сыграть решающую роль в уничтожении системы различного развития гендерных ролей.

Гендерный аспект семейных отношений предполагает анализ далеко не всех проблем, присущих- отношениям мужчин и женщин в браке. Этих проблем множество, например: ценность семейно-брачных отношений, удовлетворенность мужчин и женщин браком, сексуальные отношения, развод и его последствия и т. д. Изучение этих проявлении внутрисемейных отношений между мужчинами и женщинами осуществляется в рамках таких дисциплин, как социология семьи, демография, психология семьи (С.И. Голод, Т.А. Гурко, М.С. Мацковскнй, В.В. Солодников, А. А. Бодалев и др.) В рамках ген-дерного подхода акцент делается на особенностях семейных ролей мужчин и женщин, рассматриваются вопросы, касающиеся ролевых ожиданий и поведения в семье, принятия семейных решений и супружеской власти. Наша задача в настоящем е — проследить влияние гендерных стереотипов закрепления семейных ролей в соответствии с полом на личностную самореализацию и самочувствие мужчин и женщин.

Читайте также:  Установки для переработки отходов в газ

В целях раскрытия содержания стереотипов о статусных позициях индивида в контексте разделения мужских и женских социальных ролей, сформировавшихся у студентов, а также для сравнительного анализа представлений о статусных позициях мужчин и женщин в гендерном аспекте нами было проведено социологическое исследование, — были исследованы качественные характеристики по ассоциативному принципу.

Генеральную совокупность респондентов составили студенты 4-5 курсов Ставропольского государственного университета, Дагестанского государственного университета и Ростовского государственного университета Путей Сообщения, а также жители городов Ростова-на-Дону, Ставрополя, Махачкалы.

При разработке вопросов анкеты мы разделили гендерные стереотипы, возможно проявляющиеся в семейных отношениях, на три группы:

— стереотипы о предназначении мужчин и женщин в обществе, о специфических «мужских» и «женских» качествах;

— стереотипы, связанные с профессиональной деятельностью и карьерой;

— стереотипы о распределении обязанностей в семье.

Прежде чем перейти к непосредственному анализу выявленных групп стереотипов, необходимо уяснить механизм их структурирования. Как свидетельствуют полученные в ходе социологического исследования данные, представления о том, в чем предназначение мужчин и женщин, сформировались у большинства опрошенных (45,3%) под влиянием семьи. Среди социальных институтов, повлиявших на формирование представлений о роли мужчин и женщин в обществе, респонденты также указали: национальные традиции (10,9%), общественное мнение (8,6%), школу и СМИ (4,5%). Данные цифры свидетельствуют, что семья до сих пор играет важную роль в социализационных процессах, в том числе первостепенную роль в гендерной социализации. На это указывает и тот факт, что среди респондентов, выделивших семью в качестве главного фактора влияния, большинство составляют молодые люди (до 30 лет) — 22,5%, до 40 лет — 8,6%, до 50 лет — 8,2%, старше 50 лет — 4,8%.

О высоком уровне влияния семьи на выбор жизненного пути, свидетельствуют ответы на вопрос «Кто оказал на вас наибольшее влияние при выборе профессии?»: 27,7% респондентов указали на влияние матери, 16,1% — отца.

Студентам также предлагалось раскрыть систему социальных ролей таких статусных позиций, как: «глава семьи», «руководитель», «хорошая жена», «независимый человек». Следовало указать: пол (кроме позиции «хорошая жена»), ролевой набор и наиболее значимые социальные характеристики, т. е. сложившиеся представления об образе и модели поведения, присущих наиболее типичным представителям данной статусной позиции.

В качестве основных гипотез выступили предположения о том, что женские представления о мужчинах и представления мужчин о самих себе часто не совпадают. И обратно, представления о женщинах у самих женщин и у мужчин различны.

Также можно предположить и то, что мужские стереотипы наиболее консервативны и архаичны по своему содержанию, а женские — более трансформированы в современных социальных условиях, т. е. ближе к реальной действительности по содержанию, чем мужские.

Глава семьи. В большинстве представлений, данных студентами мужского пола при описании данной социальной позиции присутствовали следующие критерии оценки: ответственный, надежный, уверенный, умный, сильный, способный зарабатывать деньги, заботливый, волевой. Приведенные выше качества были указаны с принадлежностью к мужскому полу. Такой стереотип «главы семьи» сложился у 86,9% респондентов.

11,9% полагают, что главой семьи могут быть как мужчина, так и женщина, если они обладают следующими социальными характеристиками: лидеры в семье, заботятся о детях, добрые, обеспечивающие семью материально, надежные, решительные.

1,2% респондентов мужчин представляют главой семьи женщину: надежную, сильную, заботящуюся о муже и детях, умную, уверенную.

Для сравнения: только 32% девушек представляет «главу семьи» как внимательного, сильного, зарабатывающего деньги, верного, любящего жену и детей, умного и надежного мужчину.

38,7% студенток полагают, что главой семьи могут быть как мужчина, так и женщина, если они надежные, зарабатывающие деньги, добрые, любящие и заботящиеся о семье.

Количество девушек, предпочитающих независимую, умную, волевую женщину во главе семьи, составило 10,2% от общего числа респонденток.

Руководитель. Умный, расчетливый, властный, решительный, трудолюбивый, материально обеспеченный мужчина — наиболее типичный «руководитель» для 91,9% студентов. И лишь 22,5% респонденткам «руководитель» представляется как требовательный, решительный, ответственный мужчина.

Большинство же студенток, 57,1% полагают, что статус руководителя могут занимать и мужчина, и женщина, обладающие следующими социальными характеристиками: волевые, умные, целеустремленные, решительные, обладающие управленческими навыками. Такого мнения придерживаются 8,1% респондентов мужского пола. Никто из студентов не представляет «руководителем» женщину, а 20,4% студенток видят на данной статусной позиции деловую, трудолюбивую, красивую, образованную, целеустремленную женщину.

Независимый человек. 72% мужчин-респондентов назвали следующие качества, наиболее характеризующие мужчину как «независимого человека»: уверенный, волевой, материально обеспеченный, проживающий самостоятельно, необремененный семьей. И только 2% студенток считают также.

4,1% девушек представляют «независимого человека» — как самостоятельную, умную, образованную, занимающую высокую должность женщину. Ни один опрошенный молодой человек не представляет именно женщину в качестве независимого человека.28% мужчин-респондентов допускают возможность быть независимым как мужчине, так и женщине, если они образованны, самостоятельны, материально обеспеченны, необременены семьей. Для сравнения: 93,9% респонденток охарактеризовали независимых мужчин и женщин, как образованных, материально обеспеченных, красивых, умных, занимающих высокую должность.

Хорошая жена. Для 61,2% опрошенных студенток хорошая жена обладает такими характеристиками как: добрая, ласковая, заботящаяся о муже и детях, умная, любимая мужем, красивая женщина.12,3% респонденток считают что «хорошая жена»: ласковая, любящая и заботящаяся о муже и детях, образованная, модная женщина, может иметь любовника.

Большинство — 76,4% респондентов мужского пола -представляют хорошую жену как верную, заботящуюся о муже и детях, вкусно готовящую, красивую, непьющую, некурящую женщину.1,2% студентов считают, что «хорошая жена» — это «мастер на все руки», вкусно готовит, домашняя, заботится о муже и детях.

Заботливая, верная, неработающая, темпераментная, вкусно готовящая, ухоженная женщина — образ «хорошей жены» у 19,9% респондентов-мужчин.

2,5% опрошенных студентов в группе важнейших социальных характеристик данной статусной позиции указали: заботливая мать, умная, сформировавшаяся как личность, образованная, любимая женщина. Так представляют «хорошую жену» 26,5% студенток: заботливая мать, жизнерадостная, деловая, желанная любовница, верная, образованная.

В подтверждение первой гипотезы о том, что стереотипы мужчин о самих себе и женские представления о мужчинах часто не совпадают, можно привести тот факт, насколько сильна дифференциация представлений о мужчине — «главе семьи» и мужчине — «руководителе» между респондентами мужского и женского пола.

То, что никто из студентов не видит на статусных позициях «руководитель» и «независимый человек» именно женщину, свидетельствует о традиционной консервативности мужских представлений. В сравнении с ними, женский взгляд, раскрытый в описании статусных ролей и социальных характеристик, присущих женщинам-представительницам данных социальных позиций — трансформирован, феминизирован, неархаичен.

Тот факт, что только 2,5% мужчин-респондентов указали, что хорошая жена — это сформировавшаяся как личность, образованная и умная свидетельствует о примитивных патриархальных образцах мышления.

Среди качеств, наиболее желательных для «хорошей жены», общей для для обоих полов чертой, вошедшей в группу важнейших, оказалась забота о муже и детях.

Упоминающееся у большинства студентов качество «хорошей жены» — вкусно готовит — не указала ни одна студентка.

Образованность и материальная обеспеченность — общие для обоих полов критерии независимых мужчин и женщин. Большинство респондентов мужского пола, представляющих именно мужчину — как независимого человека, не указало образованность в числе основных характеристик, указав при этом необремененность семьей.

Совершенно нетипичные для идеального типа, но сформировавшиеся у 18,5% девушек оценки «главы семьи»: невнимательный, неверный, деспотичный, непостоянный, но предпочитающий добродетельную и верную жену мужчина. Такие характеристики отсутствовали у молодых людей.

В такой динамично развивающейся социальной среде, как студенческая, трансформация традиционных мужских и женских ценностей и установок — требование времени и изменяющихся в нем условий функционирования социума.

Процесс обновления и изменения аттитюдов в молодежной среде в контексте маскулинности/феминности представляет собой динамичную смену традиционных, архаичных представлений о гендерных ролях с тенденцией к дальнейшей трансформации, где женщины наиболее типичные носители меняющихся гендерных стереотипов.

Исследование представлений студентов о статусных позициях в поло-дифференцированном социальном контексте позволяет определить систему социальных ценностей и установок современной молодежи, которые тесно взаимосвязаны с их гендерными стереотипами.

Рассмотрим наиболее распространенные суждения о распределении ролей в семье.

Подтверждением глубокого проникновения в массовое сознание стереотипа о том, что женщина, карьера и семья — не совсем совместимые понятия, служат ответы на вопрос «Согласны ли Вы с тем, что, если муж делает карьеру, то жена должна создавать ему для этого условия?». Подавляющее число участвовавших в опросе (75,2%) согласны с этим утверждением. В то же время лишь 14,2% мужчин и 13,9% женщин полагают, что если жена делает карьеру, то муж должен создавать ей условия. Еще 40,1% допускают такую возможность. 21,7% опрошенных полагают, что условий создавать женщине не следует. Таким образом, в случае, если карьеру делает мужчина, считается естественным, что «создание условий» для этого ложится на плечи супруги. Ситуация, когда карьеру делает женщина, для российской действительности не типична, поэтому о создании ей благоприятных условий говорит незначительное число опрошенных.

Исследование показало, что большинство респондентов считает обязанностью женщины проявлять заботу о других членах семьи. Так, 69,5% опрошенных, в том числе большинство женщин, согласились с утверждением, что «если женщина будет заниматься политикой, то интересы семьи будут ущемлены». В то же время лишь 11,2% считают, что «если мужчины будут заниматься политикой, то интересы семьи будут ущемлены». Подавляющее же большинство (54%) полагают, что интересы семьи в этом случае не пострадают.

Полагаем, что ответы на эти вопросы свидетельствуют об устойчивых представлениях о роли и месте женщины и мужчины в семье и обществе. При этом практически не выявлено гендерных различий в суждениях респондентов. И мужчины, и женщины убеждены в том, что от женщины во многом зависит благополучие семьи. И если она сосредоточит свое внимание на карьере, то не сможет дать детям и мужу столько заботы и внимания, сколько традиционно требует от нее общество. Слабая включенность мужчин в жизнедеятельность семьи рассматривается как норма, поэтому семья не выступает в общественном мнении препятствием для карьерных устремлений мужчины.

Читайте также:  Установка tor для чайников

Подтверждение этим суждениям мы находим и в ответе на вопрос «Считаете ли Вы, что домашнее хозяйство — предназначение женщины?». 68,9% респондентов- среди них мужчины и женщины — ответили утвердительно.

85,9% опрошенных единодушны во мнении, что «женщина значительно больше занята семьей, домашним хозяйством, чем мужчина». Приведенные данные свидетельствуют также о том, что в провинциальной семье гендер-ные стереотипы в большей степени влияют на характер семейных отношений, чем в городских.

Обратимся к анализу реальных практик распределения внутрисемейных ролей. Ниже приведены данные о распределении домашних обязанностей между супругами.

Как видим, в современной семье в значительной мере сохраняется традиционное ращделение ролей между мужчинами и женщинами при ведении домашнего хозяйства. Однако наметилась тенденция к повышению уровня совместного выполнения домашних работ.

Программа проведенного исследования предполагала выявление степени устойчивости стереотипа о том, что мужчина как «кормилец и глава семьи» обязан материально обеспечивать семью, внося большую долю в семейный бюджет. Однако подобные представления были поколеблены в советский период, поскольку принципиальным постулатом марксистско-ленинской концепции равенства полов являлось равное участие в общественном производстве и мужчин, и женщин.

Результаты проведенного опроса показали, что звучавшие в постсоветский период призывы вернуться к патриархальной семье (муж — кормилец, жена — хранительница домашнего очага) не возымели действия.

На вопрос «Какая модель формирования семейного бюджета Вам импонирует?» 57,7% ответили, что должны зарабатывать оба супруга.

Более половины опрошенных (52,1%) считают, что и семейным бюджетом должны распоряжаться оба супруга; 12% отдают эту «привилегию» мужу, 27,7% — жене. Данные результаты также показывают, что женщина активнее, чем мужчина, выступает в определении жизненной стратегии семьи. Однако власть, которой обладает женщина, носит мифический характер. Как справедливо отметили авторы монографии «Окно в русскую частную жизнь», именно женщина обладает способностью «растягивать семейный бюджет на покрытие всех нужд» посредством всяческой экономии, планирования расходов до мельчайших деталей и т. д. Вследствие этого понимание о раскладе властных полномочий в семье имеет принципиально иной оттенок, чем в случае властных отношений в обществе.

В целом данные исследования подтверждают репрезентативность патриархальных стереотипов о распределении ролей в семье среди жителей Северного Кавказа. Складывается противоречивая ситуация — все возможности самореализации женщин в публичной сфере не снимают с их плеч груза семейных обязанностей. Видимо, пока еще преждевременно говорить о формировании в России двухкарьерного типа семей.

Женщина с молчаливого согласия своего супруга попрежнему властвует в большинстве сфер внутрисемейной жизни — распоряжается бюджетом, ведет домашнее хозяйство, занимается с детьми. И в мужском, и в женском социумах такое распределение ролей пока не встречает противодействия.

Для изучение общественного мнения о положении женщин в современном обществе, нами было проведено еще одно исследование.

Методика этого социологического исследования заключается в следующем: опрос проводился с помощью анкеты, как в индивидуальной, так и групповой форме. Анкета по своей структуре состоит из открытых и закрытых вопросов.

В ходе социологического исследования было опрошено 1200 респондентов.

Возрастная структура мужчин:

Возрастная структура женщин:

В итоге среди опрошенных респондентов преобладают лица молодого и предпенсионного возраста (64,5%).

Таким образом, в социальном положении среди респондентов преобладают служащие, ИТР и предприниматели.

Представленные ниже вопросы, которые были заданы респондентам, касались основного предназначения женщин в обществе.

В условиях экономического кризиса, падения жизненного уровня подавляющего числа россиян женщины вынуждены работать, и работа является важной жизненной ценностью наряду с традиционной для них ценностью — семьей (впрочем, как и для мужчин, что подтвердили результаты опроса). Респондентам был задан вопрос: «Что для вас важнее всего: работа и карьера, семья, работа и семья одновременно?»

Таким образом, в настоящее время для большинства женщин (69%) и мужчин (77%) приоритетными остаются одновременно работа и семья. Следующий вопрос коснулся согласия — несогласия респондентов с традиционной ролью женщины в обществе. Результаты опроса показали, что на степень согласия — несогласия респондентов влияют такие факторы, как пол, образование, род деятельности. Так, среди опрошенных женщин (67%) почти в 2 раза больше, чем среди мужчин (32%), не согласных с «естественным», традиционным взглядом на предназначение женщины. Чем выше образование у респондентов, тем чаще они выражали несогласие с мнением, что «женщина не должна работать, а ее предназначение — семья, муж, дети».

Наиболее традиционно воспринимают идеальную роль женщины мужчины — рабочие (43%), мужчины — студенты (37%) и мужчины — предприниматели (20%). Среди опрошенных женщин наименее традиционно рассматривают женскую роль респондентки, занятые в сфере бизнеса (26%). По-видимому, на это оказывает влияние и характер их работы.

Таким образом, результаты опроса показывают, что мужчины (57%) придерживаются более традиционного взгляда на основное предназначение женщины, а сами женщины неоднозначно определяют социальную роль женщины. Доля женщин из различных по роду деятельности групп, не согласных с традиционной ролью женщины, неодинакова: женщин — рабочих 9%, женщин ИТР 13%, студентки 21%, женщин — служащих 10%, женщин — предпринимателей 26%, женщин — домохозяек 3%.

Прочно укоренившиеся в общественном сознании стереотипы «семья и женщина», «карьера и мужчина», возвели стену из «невидимого» кирпича, которой, казалось бы, нет, но в тоже время она существует, мешая женщине реализовывать себя в карьерном и личностном росте.

На такое положение дел влияет множество факторов, в том числе и осознание неравенства шансов в отношении профессионального роста у мужчин и женщин. Когда респондентам был задан вопрос, имеют ли мужчины и женщины в реальности одинаковые шансы для профессионального роста и продвижения, то 36% мужчин и 54% женщин констатировали, что шансы не равны, а 10% мужчин и женщин затруднились ответить. Причем, чем выше образование опрошенных, тем больше доля респондентов считают, что шансы не равны.

На вопрос: «Является ли Ваш пол препятствием на пути карьерного роста», ответы распределились следующим образом: 100% мужчин считают, что их пол не препятствует карьерному росту; иная картина наблюдается среди ответов женщин на данный вопрос: «Да, является» -39%; «Нет, не является» -44%; «Затрудняюсь ответить» -17% женщин. Если провести анализ данного вопроса на основе возрастного среза, то можно увидеть, что более уверенно себя чувствует молодое поколение и женщины среднего возраста.

Когда респондентам был задан вопрос: «Кого вы хотели бы видеть руководителем: мужчину или женщину?», 75% опрашиваемых ответили, что мужчину. Возможно это результат устоявшегося стереотипа о том, что женщина не может быть хорошем руководителем. В настоящее время число женщин — руководителей невелико: из 60 млн. занятых женщин лишь 1,5 млн. руководителей.

В анкете был поставлен вопрос: «Кому проще устроится на высокооплачиваемую работу?» 77% респондентов ответили, что проще устоится мужчине, чем женщине, а 23% респондентов считают, что легче устроится женщине.

В обыденном сознании существуют негативные стереотипы относительно работающей женщины (якобы занятость женщин оказывает отрицательное влияние на детей, на отношения в семье и т.д.) Такие представления в определенной мере формируют чувство вины у работающих женщин, препятствуют ее профессиональной самореализации. В связи с чем респондентам был задан вопрос: «Если женщина работает, это оказывает негативное влияние на семью, детей, или работа не оказывает неблагоприятного влияния».

Таким образом, данный стереотип не находит своего подтверждения среди женщин, т.к. большинство (58%) считают, что работа не оказывает неблагоприятного влияния на семью и детей. Думается, что этот стереотип установили мужчины, чтобы женщина, как и прежде не могла стать конкурентом мужчинам в карьерном и личностном росте.

Результаты разных исследований показывают, что дети работающих матерей в меньшей степени впадают в крайности (они не так агрессивны и не слишком заторможены), лучше успевают в школе и обладают более развитым чувством собственного достоинства, чем дети домохозяек.

В заключение хотелось бы выяснить насколько в настоящее время опрашиваемые чувствуют себя социально защищенными. На вопрос: «Как вы оцениваете в настоящее время свою социальную защищенность?» были получены следующие результаты:

Из выше изложенного можно сделать вывод, что женщина (36,8%) в настоящее время чувствует себя менее социально защищенной чем мужчина (18%). Это объясняется тем, что переживаемый российским обществом кризисный этап реализации экономических реформ затронул такие важные сферы жизнедеятельности, как воспроизводство и здоровье людей, уровень и качество жизни, занятость, духовно — нравственное и психологическое состояние населения. В первую очередь от этого пострадала женская часть населения, так как она оказалась менее социально защищенной со стороны государства.

Ратифицированная СССР в 1981 году Конвенция ООН 1979 года о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин официально закрепила равное положение между мужчиной и женщиной, но все же в настоящее время это не означает, что в нашей стране полностью преодолены негативные и патриархальные стереотипы относительно роли женщины в обществе. Изменение гендерных стереотипов — процесс длительный и сложный. Тем не менее происходит постепенная трансформация взглядов относительно социальной роли женщины в сторону их эгалитаризации (равенства). Такие факторы, как пол, возраст и образование, оказывают наиболее существенное влияние на изменение гендерных представлений и установок.

На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1) В настоящее время для большинства женщин (69%) и мужчин (77%) приоритетными остаются одновременно работа и семья.

2) Результаты опроса показали, что на степень согласия — несогласия респондентов с «естественным» предназначением женщин влияют такие факторы, как пол, образование, род деятельности. Среди опрошенных женщин (67%) почти в 2 раза больше, чем среди мужчин (32%), не согласных с «естественным», традиционным взглядом на предназначение женщины. Чем выше образование у респондентов, тем чаще они выражают несогласие с мнением, что «женщина не должна работать, а ее предназначение — семья, муж, дети».

3) В настоящее время для мужчин и женщин приоритетными являются одновременно семья и работа.

4) Процесс обострения социально-экономических проблем в обществе отразился на снижении жизненного уровня и в целом на ухудшении социального положения женщин. Анализ опроса показал, что социально незащищенными на сегодняшний момент остаются женщины, 36,8% женщин считают, что вообще социально не защищены.

источник