Меню Рубрики

Установки и стереотипные формы поведения личности

Стереотипные формы поведения

Понятие «стереотип» (лат. твердый, отпечаток) – это широко используемое понятие в науках, посвященных изучению поведения живых систем. Понятие стереотип используется в этологии, психофизиологии и социальных науках. В социальных науках стереотип принимает широкое семантическое понятие, как определенный «ритуал» или «традиция». Каждое научное направление дает свое определение понятию стереотип. Этологи, изучающие поведение животных дают следующее определение:

Стереотип – это фиксированный набор наследственно обусловленных двигательных актов (инстинктивных движений)[3]

В целом, стереотип можно рассматривать как результат адаптивного поведения индивида. Однако стереотипное поведение животных в большей степени опирается на генетические программы, в сравнении с динамическим стереотипом человека. Каждое животное обладает своим набором фиксированных движений и очень ограниченной способностью к развитию новых. Этолог Роберт Хайнд указывает на то, что стереотипное поведение животных ограничено возможностями строения тела и физиологическими особенностями нервной системы. Например, голосовой аппарат певчей птицы непригоден для воспроизведения некоторых звуков, а строение тела гиппопотама делает физически невозможным хождение на двух ногах.

Стереотипные последовательности движений у животных являются основным компонентом инстинкта и представляют завершающий акт или набор «эндогенных движений» по концепции инстинкта Конрада Лоренса. Примерами подобных стереотипных форм поведения является плетение сети из паутины, строительство плотин у бобров, гнезд у птиц и т.д. Самка канарейки особыми движениями проталкивает полоски материала в стенки своего гнезда. Если птице не предоставить ни места для гнезда, ни материала, то она все равно делает эти движения, сидя на дне клетки.

Стереотипное поведение можно рассматривать как комплекс фиксированных действий (КФД), представляющий собой набор сложных движений, образующих организованную последовательность[4]. Считается, что комплекс фиксированных действий не связан с индивидуальным опытом, и осуществляются с первого раза. Еще один пример, стереотипное поведение серого гуся (рисунок 3). При выпадении яйца из гнезда гусь вытягивает шею и дотягивается клювом до земли по другую сторону яйца, хотя эффективнее было бы откатывать его от себя, а не к себе. Специфические стимулы, запускающие КФД, получили название «знаковых стимулов».

Рисунок 3 – Серый гусь возвращает яйцо, выкатившееся из гнезда (по Э. Меннингу 1982)

Самцы трехиглой колюшки, защищая свою территорию, реагируют на строго специфический признак самца своего вида – красное брюшко. Если на территорию, занятую этой рыбой, поместить точную модель самца, но с брюшком другого цвета, агрессивного столкновения не произойдет. Модель же с красным брюшком будет подвергнута яростному нападению. Такие стимулы подходят к соответствующим поведенческим реакциям, как ключ к замку, высвобождая весьма сложные акты поведения, без специального обучения. В обычном состоянии КФД находятся под влиянием активного торможения. (В. Детьер и Э. Стеллар, 1967). Эти стимулы снимают блокирующие механизмы в нервной системе самца и тем самым способствуют проявлению соответствующей инстинктивной реакции. Этот механизм снятия блока К. Лоренц назвал «врожденной схемой реагирования». В настоящее время более распространен предложенный английскими этологами термин «врожденный разрешающий механизм» (innate releasing mechanism).

Раздражители, при действии которых происходит срабатывание «врожденного разрешающего механизма», получили название релизерами. Они весьма разнообразны по своей природе и могут быть адресованы любому из анализаторов. Специфические вещества – половые аттрактанты, феромоны, улавливаемые готовыми к размножению половыми партнерами, выступают как ключевые раздражители в половом поведении многих насекомых, амфибий и ряда млекопитающих. У многих животных и птиц в качестве ключевых стимулов полового поведения выступают морфологические признаки – особенности окраски тела, специальные структуры (например, гребни и хохолки у птиц). Видоспецифические звуковые стимулы – пение, крики угрозы или ухаживания – также будут ключевыми раздражителями для фиксированных комплексов инстинктивных действий у животных разных видов. Особую категорию ключевых стимулов составляют видоспецифические комплексы движений. Примером могут служить брачные демонстрации, позы угрозы и подчинения, приветственные ритуалы и т.д. Подробное изложение современных представлений о врожденном разрешающем механизме можно найти в книге Меннинга (1982).

[1] Мотивированный мозга (1987 г)

[3] Хайнд Роберт. Поведение животных. М. : Мир, 1975, 856 (с. 28)

[4] Батуев А.С. Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем СПб. : Питер, 2009 – С.110

источник

Установки и стереотипные формы поведения

Существуют различные виды стереотипов. В частности, различают
автостереотипы, отражающие представления людей о самих себе, и гетеростереотипы, отражающие представления о другом народе, другой социальной группе. Например, то, что у своего народа считается проявлением расчётливости, у другого народа – проявлением жадности. Люди воспринимают многие стереотипы как образцы, которым надо соответствовать. Поэтому такие фиксированные представления оказывают довольно сильное влияние на людей, стимулируя у них формирование таких черт характера, которые отражены в стереотипе.

Стереотипы могут быть индивидуальными и социальными, выражающими представления о целой группе людей. К социальным стереотипам относятся как более частные случаи этнические, гендерные, политические и целый ряд других стереотипов.
Стереотипы можно также разделить на стереотипы поведения и стереотипы сознания. Стереотипы поведения – это устойчивое, регулярно повторяющееся поведение социокультурной группы и принадлежащих к ней индивидов, которое зависит от функционирующей в этой группе ценностно-нормативной системы. Они находятся в тесной связи со стереотипами сознания. Стереотипы сознания, как фиксирующие идеальные представления ценностно-нормативной системы, выступают основой для формирования стереотипов поведения. Стереотипы сознания создают модели поведения, стереотипы поведения внедряют эти модели в жизнь.
При анализе стереотипов необходимо учитывать как отрицательные, так и положительные психологические последствия стереотипизации. С одной стороны, выводимая из стереотипа схема суждения о другом человеке нередко действует как предубеждение. Возникая в условиях дефицита информации, социальный стереотип часто оказывается ложным и играет консервативную роль, формируя ошибочные представления людей о происходящем, деформируя процесс интерпретации происходящего и характер межличностного взаимодействия.

Любой социальный стереотип, оказавшийся верным в другой и, следовательно, неэффективным для решения задачи ориентировки личности в окружающем социальном мире. С другой стороны, наличие социальных стереотипов играет весьма существенную роль в социальной жизни по той простой причине, что без них, при отсутствии исчерпывающей информации о происходящем или наблюдаемом невозможны были бы ни адекватная оценка, ни адекватный прогноз. Во-первых, стереотип позволяет резко сократить время реагирования на изменяющуюся реальность; во-вторых, ускорить процесс познания; в-третьих, предоставить хоть какое-то первичное основание для ориентировки в происходящем. Стереотипы облегчают понимание. Несмотря на упрощение и схематизацию, стереотипы выполняют необходимую и полезную функцию в психологической регуляции процессов межличностного понимания. Это оказывается возможным потому, что в стереотипе объем истинных знаний нередко превышает объем ложных.

Читайте также:  Установка защиты на шевроле спарк

Как таковые свойства стереотипов изучены недостаточно в работах и
западных и отечественных исследователей. Однако, на наш взгляд, все же можно выделить ряд свойств, наиболее часто упоминаемых в психологической литературе.

Исследование двух последних функций позволит, по мнению Тэжфела,
создать теорию социальных стереотипов. Он подчеркивает, что социальной
психологией, историей и просто житейским опытом уже накоплен большой эмпирический материал, свидетельствующий о том, что на уровне группы социальные стереотипы действительно выполняют указанные функции. Немецкий исследователь У. Квастгоф выделяет следующие функции стереотипов:
– когнитивная – генерализация (иногда чрезмерная) при упорядочении
информации – когда отмечают что-либо бросающееся в глаза. Например, при усвоении чужой культуры на занятиях иностранным языком приходится одни стереотипы (регулирующие интерпретацию речи) заменять другими;
– аффективная – определенная мера этноцентризма в межэтническом общении, проявленная как постоянное выделение «своего» в противовес «чужому»;
– социальная – разграничение «внутригруппового» «внегрупповому»:
приводит к социальной категоризации, к образованию социальных структур, на

которые активно ориентируется в обыденной жизни.

В рамках лингвистических исследований стереотипы трактуются как
особые формы хранения знаний и оценок, т.е. концепты ориентирующего
поведения. В стереотипизации исследователи видят ядро механизма традиции и этническое своеобразие культуры. Ментальные стереотипы фиксируются языком или иным семиотическим кодом (например, зрительными образами).

Они имеют: внегруппового, что ведет к социальной категоризации и образованию структур, на которые люди ориентируются в обыденной жизни.

Стереотипы массового поведения.

Слух представляет собой быстро распространяющееся по неформальным каналам сообщение, в основе которого лежит подлинный факт, но которое отличатся по содержанию от этого факта, и несет в себе оттенок нереальности, предположительности. Надо сказать, что слухи могут распространяться в любых обществах, но только в массовом обществе они являются наиболее характерной чертой социальных взаимодействий. Многие исследователи отмечают, что большинство наших неофициальных бесед состоит из передачи слухов. В каждом разговоре с соседями, сотрудниками или просто с людьми, не равнодушными к судьбам России, делам правительства или проблемам российского искусства, неизбежно обсуждаются слухи, что способствует их распространению. При этом людей мало удовлетворяет обсуждение подлинных фактов, особенно распространяемых через официальные каналы информации. В ходе восприятия и усвоения подобной информации людей интересует не истинность слуха, а лишь его правдоподобие. Однако большинство людей склонно усваивать и распространять самые неправдоподобные слухи, полагая, что «дыма без огня не бывает». Желание людей знать подробности значимых для них событий является основой происхождения слухов.

Последствия воздействия слухов в массовом обществе бывают весьма велики. Так, слух может подорвать репутацию политического деятеля, представить высоко моральное аморальным, дискредитировать какую-либо деятельность, создать или, наоборот, разрушить положительный имидж организации, продукта или услуги. Именно высокая степень влияния слухов на политическую жизнь и на отдельные части рыночной среды обусловливает настоятельную необходимость изучения слухов и использования их в управлении институциональным и рыночным окружением организации.
Определяя механизм действия слухов, американские исследователи
Г.Оллпорт и Л. Постмен в своей работе «Психология слуха» отмечают, что
большинство слухов рождается не в ходе интересной и содержательной беседы, а благодаря желанию услышать пикантную или необычную новость. Человек с большей вероятностью воспринимает слух и верит в него, если оправдываются его ожидания в отношении предмета слуха, например неприязнь, или снимается эмоциональное напряжение. Так, люди, которые придерживаются прокоммунистической политической ориентации, испытывают нелюбовь к демократически настроенным лидерам и недовольны переменами в обществе, будут помнить, повторять и распространять слухи, позорящие и дискредитирующие своих политических соперников и их действия. Средства массовой информации могут легко породить или поддержать эти слухи путем, например, высказывания спорных или непроверенных предположений. Такие действия являются основой построения или, наоборот, размывания имиджа политика, партии или движения в политической среде. В сфере рынка совершаются подобные действия в отношении имиджа формы, деятельности или товара.

В ходе передачи и распространения слухи постоянно изменяются и
бессознательно искажаются людьми в направлении поддержания собственных позиций. Члены массового общества некритически воспринимают слухи и верят им, если они входят в систему их представлений, верований или если они эмоционально объясняют природу социальных явлений. Примерами таких слухов можно считать выделение из членов общества «лиц кавказской национальности», постоянно возобновляемую оценку деятельности отдельных политических лидеров и т.д.

Существование стереотипов носит двойственный, противоречивый характер. С одной стороны стереотипы значительно упрощают процессы познания и творчества, позволяя широко использовать имеющиеся знания и навыки, представляющие собой сложный комплекс стереотипов, а с другой – они же ограничивают нашу возможность познания нового, выходящего за рамки привычных понятий или противоречащего им.

Сам по себе процесс стереотипизации ни плох и ни хорош, он выполняет объективно необходимую функцию, позволяя быстро и достаточно надежно категоризировать, упростить социальное окружение индивида, рассматривание социальных стереотипов только с негативной стороны является, по крайней мере, не объективным.

Таким образом, стереотипы влияют на способ прохождения информации, ее отбора (например, об ингруппе обычно запоминается наиболее благоприятная информация, а об аутгруппе – наиболее неблагоприятная). Стереотипы вызывают ожидания определенного поведения от других, индивиды невольно пытаются подтвердить эти ожидания. Стереотипы рождают предсказания, склонные подтверждаться (поскольку люди невольно «отбирают» модели поведения других людей, согласные со стереотипами). Стереотип всегда далек от собственного опыта. В современном обществе основным источником стереотипов все чаще становятся соответствующим образом подобранные сообщения СМИ.

Читайте также:  Установка автокондиционеров на автобусы

Дата добавления: 2015-06-26 ; Просмотров: 2467 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Установки и стереотипы

Для описания избирательности и направленности нашего восприятия психологи ввели в научный оборот (а произошло это событие еще в 1920-е гг.) понятие установки. В современной психологии она обозначает неосознанное состояние, предваряющее и определяющее развертывание любых форм психической деятельности, некую готовность человека совершить что-либо. И не просто готовность как предрасположенность к действию, поскольку она может быть вполне пассивной, находиться в ожидающем режиме. Установка свидетельствует о заинтересованности индивида сделать что-то важное для него. Стало быть, она включает и мотивацию человека, и мобилизацию его душевных сил. Установка больше походит на нацеленность к действию, решительность.

В СССР теория установки широко разработана Д.Н. Узнадзе и его школой. Узнадзе отмечал, что решающее значение имеет прошлое каждого человека, та ситуация, в которой протекала его жизнь и в которой он воспитывался, те впечатления и переживания, которые имели особенный вес для него. В силу этого у каждого человека выработаны свои, отличные от других фиксированные установки.

Затем понятие установки перекочевало в социальную психологию и социологию, где обозначало субъективные ориентации индивидов как членов группы (общества) на те или иные общественные ценности и социально принятые способы поведения (У. Томас, Ф. Знанецкий).

Установка обеспечивает устойчивый и целенаправленный характер протекания деятельности, служит средством ее стабилизации и развития в заданном направлении. Она определяет наше отношение к тому или иному событию, человеку, инновации. Негативная установка школьника к домашним заданиям обеспечивает соответствующее отношение к ним, а родителям — головную боль.

Если установка не определяет идеологическую направленность нашего восприятия (говорят — она ценностно нейтральна), то другая разновидность избирательного восприятия (а на его базе и представления) — стереотип — весьма политизирован.

Социальный стереотип — это способность осмысливать мир в терминах своей социальной группы. Для бедных богатые — жулики, для богатых бедные — лентяи. Но для бедных бедные не могут быть лентяями, а для богатых богатые — жуликами. Стереотип формирует суждения и оценки не своей, а другой группы, которая ни в коем случае не является референтной. Другая группа — враждебная или негативно оцениваемая. «Все толстые — обязательно обжоры», но только для худых. Сами толстые думают о себе иначе.

Можно сказать иначе. Социальный стереотип — предубеждение одной группы по отношению к другой. Яркий пример — расовые, национальные, этнические, религиозные и политические предубеждения. Есть даже межпоколенные предубеждения. Старики ворчат на молодежь, а та обзывает их консерваторами. Хотя давно известно, что старики всегда ворчали на молодежь, считая, что она испорчена и развращена. Так было уже в Древнем Египте 5 тыс. лет назад, и тому сохранились документальные доказательства. Как известно и другое: молодежь разная и подводить всех под единый стандарт бессмысленно. Но человечество упорно продолжает это делать с каждым следующим поколением, несмотря на прогресс просвещения и даже вопреки внутренним здравым установкам.

Термин «стереотип» был введен в 1922 г. американским социологом У. Липпманом для описания процесса формирования общественного мнения. С тех пор термин успешно применяется для характеристики любого устойчивого образа, который складывается в общественном или групповом сознании.

Таким образом, возраст некоторых социальных стереотипов исчисляется тысячелетиями, других — столетиями и десятилетиями. Есть старые стереотипы, а есть совсем юные, только что оперившиеся. В течение 70 лет американцы (да и не только они) мыслили об СССР как об основной угрозе миру. Точно так же заставляли думать советских людей в отношении американцев. Следовательно, существует еще одна разновидность социальных стереотипов — идеологические шаблоны.

Стереотипы — универсальны, они пронизывают все сферы повседневной жизни. В этом они схожи с коллективными привычками и обычаями, с той лишь разницей, что стереотипы — область вербального поведения и мышления, а привычки и обычаи — реального поведения.

Оказывается, гнев обостряет предрассудки, которыми мы подвержены больше, чем нам хотелось бы. Американские психологи Д. ДеСтэно и Н. Дасгупта в 2004 г. показали, что состояние гнева вызывает автоматические проявления предрассудков в отношении тех, кто не является частью «своей» социальной группы. Участниками исследования стали жители Нью-Йорка и студенты, которые были поделены на группы на основании фальшивого личностного теста, который они считали нормальным. Затем их ввели в одно из трех эмоциональных состояний (гнева, досады или нейтральное), после чего им пришлось быстро классифицировать демонстрируемые им фотографии людей из их и других групп, которым предшествовали произносимые довольным или недовольным тоном слова. Таким образом, удалось добиться спонтанных и бессознательных оценок людей, принадлежащих к разным социальным группам. Как и ожидалось, среди тех, кто находился в раздосадованном или нейтральном состоянии, никакой предубежденности против членов своей группы замечено не было. Однако злость заставила оценивать представителей другой группы негативно, даже если с этой группой человек никогда раньше не встречался1.

Наличие социологического воображения проверяется вовсе не тем, в состоянии ли Вы наклепать анкету «от фонаря». А тем, что Вы в состоянии понять, что анкета — это инструмент решения соответствующих задач. Пусть даже от Вас не требуется провести исследование (как Вы пишете), а нужно предоставить всего лишь анкету — это не избавляет Вас от необходимости поставить задачи. Знаете, бывают исследования без цели, без задачи. и без результата. Не надо бы пополнять ряды таких «профессионалов».

С точки зрения психологии стереотипы выполняют несколько важных функций.
Во-первых, стереотипы — обыденные аналоги научных умозаключений. Иначе говоря, логической основой является подведение части под общее, распространение свойств, характеризующих целый класс явлений, на каждое отдельное явление. Логической формой стереотипа служит суждение с квантором всеобщности. Стереотип — обычное, массовое суждение людей об окружающем мире: «зимой всегда надо топить печку», «зимой всегда надо одеваться теплее». Причастие «всегда» указывает как раз на квантор всеобщности. Социальным этот стереотип делает то обстоятельство, что значительная часть наших суждений обращена к социальной среде. С их помощью мы каталогизируем людей по социальным слоям, классам, группам, сословиям и т.д. и, следовательно, наделяем конкретного человека теми свойствами, которые ранее мы приписали его социальной группе.

Читайте также:  Установка ветрогенератор для дачи

Во-вторых, стереотип — некритическое суждение, выполняющее функцию не столько отражения объективной реальности, сколько функцию психологической защиты от нее. Вас обидела женщина, и вот готово суждение: «все женщины — стервы». В глубине души вы понимаете, что не правы: не все, а лишь та, с кем вам довелось столкнуться, т.е. из всего класса женщин надо выделить лишь отдельных особей, принесших вам несчастье. Но ваша обида требует не справедливости, а объяснения того, почему так происходит, и оправдания злости на происходящее. Я обижен на них, потому что они — плохие; я — правый, а они — виноватые. Стереотипы — некритические суждения об окружающих явлениях, не просто суждение, они — наш защитник, слуга, друг, помощник. Нам нужна не правда, а оправдание. Стереотип тут как тут: он подготовил для вас оправдание: не вы, а женщины — стервы. Таким образом, социальный стереотип — это один из инструментов психологической защиты.

Сэр Чарльз Дарвин, кстати, никогда не утверждал, что человек произошел от обезьяны. Он сказал лишь, что обезьяна является ближайшим родственником человека.

В-третьих, стереотип выполняет функцию упрощения и сокращения информации. Как и другие мыслительные схемы, он служит инструментом сокращения описания социальной реальности. Стереотип «упаковывает» информацию о внешнем мире в удобные для вас формулы. Тем самым он предупреждает и ориентирует вас, причем в очень сжатые сроки. Он говорит вам: «Осторожно! Все армяне — хитрецы, а все мужики — кобели!» Срабатывают ваши защитные механизмы, мобилизуются интеллектуальные ресурсы, и, как знать, может быть, благодаря этому вы не совершили еще одной ошибки, не допустили рокового промаха. А может быть, и наоборот — поддавшись обаянию стереотипа, вы неправильно за несли явление в свой реестр: именно эта женщина, которую вы считаете стервой, может быть верной спутницей вашей жизни. Но этого уже никогда не проверить — вы расстались с ней, предупрежденные своим «бдительным стражем».

Социальный стереотип — перенесение свойств, присущих отдельным людям, на всю категорию или группу — класс, слой, нацию: «все чеченцы — преступники», «на Западе хорошо, а здесь плохо», «раньше дети были лучше» — распространенные стереотипы. Стереотипы составляют фундамент наших рациональных суждений об окружающем мире. Они — самая универсальная, экономическая и эффективная форма, в которую «упаковывается» социальная информация. У социального стереотипа по крайней мере три составляющие:

  • логические операции подведения частного под общее (операция обобщения), перенесения признаков одного объекта на другой, обратная обобщению операция конкретизации. Таким образом, стереотип создается методом индукции, а применяется методом дедукции;
  • психологический механизм формирования стереотипа — видимо, тот же, что и у навыков, т.е. путем повторения. Кроме навыков в стереотипе присутствуют установка (готовность действовать шаблонным образом в новых ситуациях), психологическая защита (оправдание собственных поступков), мотивация (примерно то же, что и защита, т.е. оправдание своей правоты), механизм релаксации («предприниматели — жулики, а я не жулик и мне от этого легче») и др.;
  • социологическое, или социальное содержание — совокупность значений, смыслов и оценок, выработанных группой, но усвоенных (интериоризованных) индивидом.

О третьей составляющей, включающей в себя и социально-психологические компоненты стереотипа, надо поговорить подробнее. Стереотип отражает статус, т.е. социальное положение человека в обществе, плюс его оценку. К примеру, я не являюсь предпринимателем — не хватило способностей, желания или средств, — хотя, быть может, немного завидую, но обязательно «премного» осуждаю, поскольку знаю, как все вокруг: большие состояния у нас сколачиваются нечестным путем. Как интеллигент, я должен осуждать тех, кто выбрал подобную жизненную стратегию. Поскольку нечестное обогащение — массовое явление, моя психика заготавливает шаблон, т.е. объяснительную и одновременно осуждающую схему: все предприниматели — жулики. Но сам предприниматель думает иначе. Он считает, что основной способ обогащения — трудолюбие, предприимчивость и организаторские способности.

Что такое рай? Старый английский дом, китайская кухня, американская зарплата и русская жена. Что такое ад? Старый китайский дом, английская кухня, русская зарплата и американская жена.
Старая американская пословица

Следовательно, подсказывает его логика, все предприниматели — честные и трудолюбивые люди. Таким образом, у него совсем иной шаблон мышления. Причем, в оправдание себя он приведет множество исторических примеров и немалую статистику. И окажется прав. Но правы и те, кто осуждает капиталистов. Доводов у них не меньше. А какую позицию должен занять социолог? С одной стороны, он — интеллигентный человек, представитель того большинства в России, которое осуждает олигархов и капиталистов, с другой — он вполне здравомыслящий человек, желающий избавиться от предрассудков и стремиться к объективной истине.

Задача, скажем прямо, не из легких. И справляются с ней далеко не все. Достаточно почитать социологическую литературу — более чем наполовину она содержит оценочные и негативные суждения то ли в адрес отдельных социальных групп, то ли в адрес всей системы российского общества.

Они пронизывают всю нашу духовную жизнь. Являясь продуктами жизненного опыта, сами организуют и направляют этот опыт. Социальные стереотипы — обыденные аналоги научных умозаключений.

источник