Меню Рубрики

Установки и стереотипы воспитания

Мальчики не плачут, а девочки не злятся: как стереотипы в воспитании влияют на жизнь

С двух-трех лет родители начинают говорить детям вещи, которые они много раз слышали от своих родителей. В чем опасность этих высказываний и чем их можно заменить, рассказывает психолог Виктория Мелихова .

Стереотипы запрещают детям чувствовать

Среди популярных стереотипов воспитания детей тот, что мужчину надо воспитывать с самого рождения. Надо учить подавлять слезы, быть сильным и мужественным.

«Ну и чего ты расплакался? Ты же мальчик, мальчики не плачут. »

«Подумаешь. Ударился он. Не обманывай, не больно. И не реви!»

«Распустил тут нюни, кто же из тебя вырастет? Так и будешь всю жизнь чуть что за маму прятаться?»

В интернете я нашла статью о том, что слезы — это слабость. Их ребенку могут позволить только мама или бабушка. Однако дети «распускаются», и как только видят маму, сразу начинают плакать по пустякам. В статье есть опасения, что ребенок до конца своих дней будет плакать по малейшему поводу, не сможет защитить семью. По мнению автора статьи мальчика должен воспитывать настоящий мужчина, и все «сопли без повода» отец должен подавлять на корню.

Девочке можно плакать. Но вот бегать, прыгать, резвиться, радоваться жизни, гулять, пачкаться, кричать, злиться — запрещено.

«Ты же девочка, ты должна вести себя хорошо. Чего ты не слушаешься?»

«Девочка должна быть послушной, не надо злиться. Фу, как некрасиво! Как плохо! Какая нехорошая девочка».

«Разве девочки так носятся?»

«Чтоб в девять дома была! Ну и что, что все гуляют, они пацаны, им можно».

Как жить, когда часть эмоций табуирована? Каким взрослым может стать «неплачущий мальчик» и «хорошая девочка»? И что заставляет родителей придерживаться таких стереотипов при воспитании мальчиков и девочек ?

Слезы — проявление разных чувств

Стереотипы рисуют нам образ мужчины в виде сильного человека, который в любой ситуации сохраняет холодный рассудок, руководствуется разумом, который не имеет никаких эмоций. Это робот, который запрограммирован выполнять определенные функции.

Но человеческий организм, мужской или женский, устроен одинаково. У всех есть чувства, эмоции, глаза, слезные железы, которые периодически наполняют глаза слезами. И не потому, что человек слаб, или «не мужчина», а просто потому, что он человек. Он живой. Он чувствует, обижается, радуется, злится, ему бывает одиноко, бывает грустно, бывает страшно. Он может чувствовать отчаяние, горе, бессилие. И ему как-то нужно справляться с этими непростыми чувствами. И природа придумала механизм в виде слез. «Поплачь, легче станет». Слезы очищают, выводят на поверхность те чувства, которые так сложно держать в себе.

Но вот перед нами двухлетний малыш. Он еще не знает о существовании эмоций и чувств, он не знает их названия, он просто чувствует, что ему очень и очень плохо. Он не умеет сдерживать чувства, он еще не знает, как с ними обращаться, откуда они берутся. Ему кажется, что никто в мире не чувствовал того, что происходит с ним. Он чувствует, что ему настолько плохо, что он разрушит себя и всех вокруг.

Природа придумала механизм в виде слез. «Поплачь, легче станет». Слезы очищают, выводят на поверхность те чувства, которые так сложно держать в себе.

Слезы — единственный доступный ему инструмент, с помощью которого он может заявить, что с ним что-то не так. Что ему больно, грустно, что он злится, что ему что-то очень нужно. Вот как много чего стоит за обычными стереотипными «капризами» детей.

Так чему же тогда учится малыш, которому говорят «нельзя плакать»? Ребенок воспринимает это, как посыл, что нельзя чувствовать. Вообще ничего. Нельзя хотеть, нельзя обижаться, нельзя злиться, нельзя грустить. Ему не объясняют, что с ним происходит, не учат, как с этим справиться, а просто заставляют подавлять, оставляя наедине со всем ужасом, который творится в его душе.

Непережитые эмоции остаются с человеком

Невыраженные эмоции никуда не исчезают. Они так и остаются жить внутри в виде этого неназванного ужаса. Как же жить с таким чувством? Вот и приходится ребенку, а потом и взрослому, полностью подавлять чувства. Человек теряет связь с собой, он не понимает, что с ним происходит, он не может это выразить. И становится такой взрослый черствым, жестоким, все свои переживания заедает, закуривает или запивает алкоголем. Все что угодно, только не чувствовать. И снова непрожитые эмоции никуда не деваются, со временем переходят в гипертонию, мигрень, онкологию, бронхит, инфаркт, инсульт. Непрожитые эмоции не уходят и не исчезают, они начинают «пожирать» человека изнутри.

Эмоции могут переходить и из внутренней психической жизни человека во внешнюю, принимая форму случайных событий. Так девочка, которую с детства учили быть тихой, не злиться, слушаться старших и сильных, не сможет противостоять насилию. Ее учили быть хорошей, она не может разозлиться и на того, кто поднимает на нее руку или хочет изнасиловать, она даже и не поймет, что по отношению к ней совершаются противоправные действия, ведь ее учили слушаться, не перечить, не спорить. Она просто не умеет защищать себя, она не чувствует, когда нарушаются ее физические и психологические границы.

И становится такой взрослый черствым, жестоким, все свои переживания заедает, закуривает или запивает алкоголем. Все что угодно, только не чувствовать.

Раздражение, злость, ненависть, не найдя выхода, копятся внутри, перерастая в ненависть ко всем вокруг и к самому себе. Так появляются убийцы и самоубийцы. А ведь когда-то, приняв чувство ребенка, назвав его, научив выражать его конструктивно, можно было направить эту энергию в мирное русло.

Ребенок, которому всю жизнь внушали, что он не должен злиться, может вырасти с хроническим чувством вины. Ведь он чувствует, что не может не злиться. А значит он плохой. Он бессознательно ищет наказание, и регулярно его находит. В виде травм, несчастных случаев, близкого-тирана или начальника, который вечно придирается. Ведь он плохой, а значит, заслуживает наказания.

Взрослые отвергают детские эмоции — как и свои собственные

Все взрослые когда-то были детьми. И скорее всего, их воспитывали так же. Запрещали, стыдили, подавляли. Очень трудно быть чутким и отзывчивым по отношению к ребенку, когда самого в детстве научили подавлять все свои чувства.

Кроме того, взрослый может просто не выдерживать чувств ребенка, не понимать их. Ведь как много нужно знать и уметь: понять, что чувствует ребенок, как-то справиться с этими чувствами в себе, перевести на понятный для ребенка язык, озвучить, принять ребенка и его чувства. Намного проще отвергнуть их существование, просто запретить плакать, а значит чувствовать, переживать, просить.

Читайте также:  Установка интернета на wince

Детские эмоции вызывают очень много чувств у взрослых, поднимают свои собственные непереработанные и непрожитые чувства, которые копятся с детства. Не каждому под силу такой колоссальный труд. Куда проще сказать, что все это капризы, слабость, сопли. Куда проще просто запретить.

Чувствовать — значит проживать эмоцию и называть ее по имени

Часто родители малышей начинают переживать, а не вырастет ли ребенок маменькиным сыночком, чересчур женственным и плаксивым, если позволять ему в детстве плакать, не жалеть для него внимания и ласки. Желанием самостоятельности и способности постоять за себя для ребенка родители оправдывают свою эмоциональную сдержанность.

Но как ребенок научится заботиться о себе, успокаиваться самостоятельно, чувствовать себя уверенно и спокойно, если он не чувствовал этого в детстве? В раннем возрасте внимания и ласки много не бывает, вне зависимости от пола ребенка. Это возраст, когда ребенку жизненно необходима любовь и забота мамы и папы. Впитав ее в большом количестве, ребенок учится справляться со своими чувствами, становится самостоятельным. Если потребность в любви и заботе не удовлетворена, в этом случае ребенок может еще очень долго проситься к маме на ручки, как бы надеясь получить то, что ему недодали. Но если он получил необходимое сполна, постепенно такая потребность будет ослабевать.

Действительно, странно представить взрослого мужчину, заливающегося слезами по любому поводу. Но если просто разрешать ребенку плакать, он все равно не научится контролировать свои слезы. А контроль над ними он получает только в придачу к контролю над чувствами, который идет за осознанием и проживанием этих чувств.

Поэтому лучшее, что родитель может сделать для плачущего ребенка, — это крепко обнять, дать понять, что, не смотря ни на что, он рядом, он любит малыша, он принимает его любым, со всеми чувствами, со всеми слезами. Затем нужно понять, какая эмоция стоит за слезами ребенка, и назвать ее понятным для него языком. «У тебя забрали игрушку. Ты очень расстроен. Ты злишься на Сашу, который забрал ее, ведь ты хотел поиграть с ней».

Нужно понять, какая эмоция стоит за слезами ребенка, и назвать ее понятным для него языком. «У тебя забрали игрушку. Ты очень расстроен. Ты злишься на Сашу, который забрал ее, ведь ты хотел поиграть с ней».

Через понимание и проживание эмоций, сперва при поддержке взрослых, а затем и самостоятельно формируется способность контролировать свои чувства. Теперь это уже не просто слезы. Теперь это звучит так: «Мне очень обидно. До такой степени, что хочется плакать». Поэтому, умение отказаться от стереотипов в воспитании ребенка очень важно.

Хочется плакать. Но вот плакать или нет, это уже решаю я сам. Эмоция не подавляется, она осознается и проживается. Она поддается контролю. Она больше не страшна. Можно сдержаться, например, на работе, а дома, оставшись наедине с собой дать волю слезам. Теперь не эмоции руководят человеком, а человек получает контроль над эмоциями.

источник

Вредные стереотипы воспитания

Стереотипное поведение досталось нам по наследству от предков. Воспитывая детей, родители часто слепо следуют им, не осознавая последствия и не анализируя свои действия. Какие же стереотипы в воспитании скорее вредны, чем полезны?

Стереотипы запугивания

Как часто мы говорим детям: «Не бегай – упадешь!», «Не прыгай – ударишься!», «Не лезь на горку — разобьешься!». Каждый родитель сможет вспомнить еще десяток подобных фраз. Такие предостережения крайне вредны. Ребенок хочет познавать мир и родителям нужно направлять его интерес, а не убеждать в том, что вокруг одни опасности. В результате вырастают апатичные дети, у которых нет интереса к жизни, а любая инициатива вызывает страх негативных последствий. Взрослые должны мягко и ненавязчиво контролировать ребенка, но не запугивать его, подавляя стремление к новому.

В тех случаях, когда это действительно необходимо, стоит четко и ясно объяснить последствия некоторых действий, например, рассказать, чем чревато общение с незнакомыми людьми или игра со спичками.

Стереотипы запрещения

Родители часто требуют от детей выполнения необоснованных запретов. Например, не позволяют баловаться или громко смеяться. А что плохого в том, что ребенок радуется жизни и показывает свои эмоции? Также нельзя запрещать малышу обманывать – у дошкольников так развивается фантазия, кричать и бегать – так он выплескивает свою энергию. Прежде чем что-то запретить ребенку, стоит подумать – а действительно ли это опасно и может нанести ему вред? Вместо запретов лучше организовать для детей безопасную среду, чтобы они не могли серьезно пораниться, когда бегают или достать опасный предмет, когда роются в ящиках шкафа.

Позиция запрещения всего, что неугодно взрослым приведет к бунту в старшем возрасте и потере контакта с ребенком.

Гендерные стереотипы

К ним относятся устойчивые стереотипы, связанные с полом ребенка, вроде утверждений, что «мальчики не плачут», а «девочки не дерутся». Конечно, стоит воспитывать детей в соответствии с их половой принадлежностью, но в этом вопросе стоит проявить некоторую гибкость. Маленький мальчик – еще далеко не мужчина, почему бы ему и не поплакать? Тем более, мужчины, способные выражать свои эмоции, по статистике дольше живут и строят крепкие семейные отношения. А девочке иногда совсем неплохо уметь постоять за себя. И, тем более, нет ничего плохого в том, что мальчик немного поиграет с куклой, а девочка иногда любит покатать машинки. Часто встречается стереотип о том, что мальчикам нужно меньше ласки, чем девочкам, нельзя баловать будущих мужчин поцелуями и объятиями. На самом деле проявления родительской любви крайне важны для ребенка любого пола. Мальчик, которого в детстве не обнимали и не жалели, не умеет выражать свои эмоции, проявлять заботу об окружающих, ему сложнее строить отношения с противоположным полом.

Гендерные стереотипы воспитания часто приводят к печальным последствиям во взрослом возрасте. Например, если девочку в детстве учили быть послушной и ласковой, ей тяжело отстаивать свое мнение, она не умеет отказывать людям, даже когда отказ пойдет ей на благо. Такое воспитание пришло к нам из тех времен, когда делом жизни женщины были только дети и ведение домашнего хозяйства. В современном мире девочки, воспитанные в подобном ключе, часто упускают шанс построить карьеру или реализовать свой талант из-за того, что боятся проявить твердость характера. А мужчина, считающий, что возить коляску и менять подгузники – женское дело, лишен радости заботы о своем ребенке и вряд ли станет хорошим отцом.

Читайте также:  Установка бортового компьютера классику

Стереотипы сравнения

Нет на свете ребенка, которого бы родители не сравнивали с кем-то из сверстников. И, как правило, сравнение не в пользу малыша. Соседский Петя или одноклассница Света – такие умные, уроки делают вовремя, дома помогают, спортом занимаются. Родители думают, что ребенок будет пытаться догнать «соперников» и стать лучше их. Но постоянное негативное сравнение приводит только к снижению самооценки, неуверенности в своих силах и ненависти к «хорошим» детям. Взрослые должны поддерживать ребенка, укреплять его веру в то, что у него все получится.

Стереотип чрезмерного обожания

Иногда родители убеждены, что детей необходимо постоянно хвалить и поощрять. Когда ребенок получает похвалу за каждое свое действие, а близкие взрослые называют его самым умным и красивым, малыш привыкает к такому отношению. И в будущем его ждет разочарование – ведь мнение других людей может не совпадать с мнением родителей, а на жизненном пути его не всегда ждет одно одобрение. Это не значит, что детей нельзя хвалить, просто похвала должна быть обоснованной. Кроме этого, не стоит культивировать в малыше убеждение, что он лучше других. Например, не нужно говорить девочке: «Ты — самая красивая в классе!», лучше сказать: «Тебе очень идет это платье!».

Стереотипы родительского опыта

Очень часто родители стремятся к тому, чтобы дети повторили их опыт. Например, если папа и мама – успешные врачи, их родители были успешными врачами, то и судьба ребенка заранее предрешена: он должен учиться на пятерки и поступить в медицинский университет. При этом планы и наклонности детей не принимаются во внимание, взрослые убеждены, что счастлив наследник будет только в том случае, если повторит их жизненный путь. Либо, наоборот, у родителей жизнь не сложилась, и они пытаются исправить ее на своих детях. Например, заставляя ребенка учиться только на одни пятерки, если папа пренебрегал учебой и считает свое поведение в молодости причиной нынешних проблем. У этого стереотипа есть и еще одна оборотная сторона – когда родители реализуют в детях свои несбывшиеся мечты. Мама мечтала стать балериной, поэтому дочь через «не хочу» занимается танцами, хотя мечтает рисовать. Папа по здоровью не попал на военную службу, поэтому сын со слезами отправляется в кадетский корпус.

Дети, вынужденные повторять опыт родителей, в будущем либо смиряются с выбором старших и осваивают нелюбимую профессию, либо в один прекрасный момент бросают ее и начинают искать свой путь. Так появляются люди, в среднем возрасте отказавшиеся от успешной карьеры, и начавшие жизнь с чистого листа.

Родителям стоит всегда прислушиваться к детям – они не обязаны повторять чей-то путь или реализовывать чужие мечты, каждый человек имеет право прожить свою собственную, неповторимую, жизнь.

источник

5 педагогических стереотипов, которые родителям стоит пересмотреть

В воспитании ребенка всегда есть место страху перед ошибкой. Приучишь к рукам, будешь всю жизнь носить. Будешь потакать слезам мальчика, у тебя вырастет нытик. Если будешь позволять девочке отстаивать свою точку зрения, то она никогда не выйдет замуж.

Вот таких заблуждений в нашей голове очень много. Даже если родители придерживаются современных взглядов на воспитание, всегда есть окружение, которое напомнит, “а как надо правильно”.

Надежда Монастырская поделилась своими размышлениями на тему распространенных родительских страшилок, которые портят их отношения с детьми.

Родительские страшилки

В одном черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме жил-был злой, невоспитанный, грубый, несамостоятельный, избалованный, необразованный сорокалетний мальчик в памперсе.

Сегодня мне бы хотелось поговорить о стереотипах воспитания, разрушающих отношения между родителями и детьми. И наверняка все, написанное ниже, для многих из вас – очевидность и банальность. А я этому очень рада! Но при этом, вероятно, многим из вас это знание приносит много печали в столкновении с повседневным окружением, особенно со старшим поколением. И возможно, мои доводы, размышления, личные примеры пригодятся тем, чью уверенность в правильности своих действий это воинствующее повседневное окружение может пошатнуть. Кому не хватает пока внутренних аргументов, кого (как меня, признаюсь) достаточно легко вышибить в позицию ребенка, заставить сомневаться напористым вторжением в личное пространство. Я не буду ссылаться на авторитетные источники, здесь мне интереснее будет проанализировать свой личный опыт (как бывшего ребенка и как родителя), или просто обратиться к разумным закономерностям, сказать себе: «Стоп! А с чего я вообще взяла, что…»

Итак, вот они, педагогические мифы, которые держат в страхе и заставляют отказаться от собственной интуиции, говорящей об истинных потребностях ребенка. Все они давят именно на страх, ведь ошибиться в вопросах, касающихся детей, которые зависят только от тебя, – это очень страшно, тут уже целый снежный ком из вины, стыда, переживаний за будущее (впрочем, у каждого свой букет). И что самое печальное, многие из этих стереотипов, в конце концов, разрушают отношения родителей с детьми, в той или иной мере отдаляют их друг от друга, лишают со-настройки и эмпатии.

Если давать ребенку то, что он хочет, он захочет еще большего, и рано или поздно сядет на шею и свесит ножки.

Чтобы развенчать этот миф, надо сконцентрироваться именно на слове «хочет». На самом деле, больше всего на свете ребенок хочет, чтобы его родители его любили, видели и слышали. И в этом смысле слишком много дать ребенку невозможно. Утолив голод привязанности, ребенок вряд ли будет просить “добавки” – у него же столько важных дел!

Слишком много игрушек, похвалы, свободы, развлечений и т.д. – а вот тут уже вопрос в том, зачем мы это даем, что вкладываем в эти дары. Представьте себе три одинаковые на первый взгляд, но очень различающиеся по сути ситуации:

  1. Ребенку регулярно покупают игрушки родители, так как они очень заняты, круглые сутки на работе, и таким образом они выражают свои чувства к нему.
  2. Игрушки покупают, потому что не выдерживают требовательных истерик «хочу, хочу, хочу. ».
  3. У ребенка довольно большое окружение из родственников, друзей семьи и так далее, и всем им хочется оказать какой-то знак внимания, приходя в гости.

Все эти ситуации будут очень разными, и “проблемные последствия” будет создавать не обилие игрушек, а тот контекст, в котором оно возникает. А в контексте здоровых отношений, надежной привязанности, способности родителей помогать ребенку мириться с тщетностями и адаптироваться к жизни – такой, какая есть, – избыток чего-то вряд ли сыграет роковую роль.

Читайте также:  Установка карбюратора 21083 на иж 2126

Некоторые родители запрещают что-либо, отказывают ребенку в просьбе в воспитательно-профилактических целях, опираясь на полуосознанное опасение “если я буду все разрешать – разбалую”. Какие-то дети после этого просто перестают спрашивать разрешения, а начинают ставить перед фактом. И вот тогда “воспитывать” их становится по-настоящему трудно. Других детей это приводит к выученной беспомощности, и это уже становится их проблемой, которую они уносят во взрослую жизнь в виде такой же полуосознанной установки “а зачем совершать какие-то телодвижения, если все равно свыше “не разрешат”.

Если жалеть ребенка из-за каждой ерунды, он вырастет плаксой.

И снова стоит задуматься над тем, что значит «жалеть». Я бы сказала, что если человек чем-то огорчен, ему стоит посочувствовать. А чем ребенок не человек-то? Сочувствовать – то есть разделить с ним его чувства, не отвергая. Не оставляя наедине с ними. Но не тревожиться больше, чем он сам. Вот сами скажите, по-честному, вас когда-нибудь утешало в моменты уныния это позитивное и ободряющее: “Ну что ты паришься из-за ерунды?! А ну, прекращай!”.

У меня пока родительский стаж совсем маленький, но я вот что скажу. Мальчик мой довольно чувствительный и мамский. Когда ему был год, он мог реветь из-за каждой ерунды, и заботливое окружение все выжидало, когда же я с ним как с мужчиной-то буду. А я жалела, сочувствовала. Но не переживала, не нервничала, а просто была готова принять его огорчение. И вопреки прогнозам этого заботливого окружения, плачет он сейчас гораздо меньше и успокаивается гораздо легче. Хотя, по их меркам, все же плакса, наверное. Но то, как он меняется и взрослеет, гораздо важнее того, каков он по сравнению с другими детьми. И не потерять способность чувствовать, разрешать себе это делать – тоже важно.

Кстати, если год назад на “я ударил пальчик”, необходимо было человека обнять, погладить, поцеловать и дать грудь, то уже полгода назад стало хватать мимолетного символического поцелуйчика. А однажды так не хотелось отрываться от игры, что сам себе палец поцеловал, тут же успокоился и продолжил.

Говорить ребенку, что ты сейчас уйдешь, несмотря на слезы, – это издевательство. Лучше уйти незаметно, когда он чем-то увлечен.

Виной этому мифу снова недостаток эмпатии, или даже элементарной логики. Уходя, пока ребенок чем-то увлечен, мы безусловно избегаем ситуации с горькими слезами в нашем присутствии. Но дальше-то что? Достаточно ведь просто поставить себя на место ребенка. Была мама, и вдруг исчезла, хотя ничего не предвещало катастрофы. А вдруг она не вернется? И можно ли ей теперь доверять? И вообще, может не стоит расслабляться, мир такой непредсказуемый – надо все время быть начеку.

Снова сошлюсь на опыт с годовалым сыном. С мамой и бабушками у нас прямо борьба была за это право ребенка быть в курсе происходящего. Меня чуть ли не садисткой считали. А тем временем малыш очень быстро перестал огорчаться, потому что из раза в раз ситуация повторялась – мама обещала вернуться и возвращалась. Бывает, конечно, и сейчас тоже, что не хочется отпускать маму, а маме очень надо уйти. Но сочувствующий взрослый помогает пережить это огорчение. Сочувствующий, а не обманывающий и отвлекающий.

Одно из первых слов, которое должен говорить малыш – “спасибо”.

Признаться, я и сама какое-то время под влиянием этого мифа придавала значение младенческой вежливости, и даже разыгрывала сценки про то, как Веня говорит “спасибо” и “пожалуйста”… пока не увидела, насколько все это ему глубоко фиолетово. Ну не понятно это еще малышу! И в момент, когда ему чего-то будет очень сильно хотеться, он все равно будет это требовать. Поэтому единственное, на что стоит обращать внимание, – это на свою собственную вежливость, причем как при ребенке, так и без него. На искреннюю вежливость, как выражение бережного и уважительного отношения к окружающим.

Это, конечно, совсем не тот миф, что способен разрушить отношения с ребенком, но повод задуматься, на что стоит тратить родительские усилия.

Без наказаний воспитание невозможно.

Это утверждение работает в условиях, когда родители не чувствуют того, что происходит внутри ребенка, не понимают, что им движет. Тогда, безусловно, никаких инструментов, кроме манипуляций, угроз и, соответственно, наказаний (чтобы угрозы не стали пустым звуком), им и не остается. Но если попытаться быть ребенку помощником, а не контролером, призвать на помощь своего внутреннего ребенка, чтобы он подсказал, что может ребенок чувствовать в той или иной ситуации, наказания вряд ли понадобятся. Правда, есть важный момент – со своим внутренним ребенком прежде надо хорошенько разобраться, чтобы он не мстил за свое детство. Так бывает, когда наши реакции на какие-то действия ребенка импульсивны, когда мы сначала наказываем, а потом объясняем себе: “я делаю это ради его же блага”.

В моем детстве наказания еще массово были нормой, а воспитание без наказаний, по мнению большинства, могло привести только к избалованности и вседозволенности. Теперь, став родителем, я вынуждена ломать в своей голове эти стереотипы не только на уровне сознания, но и на уровне импульсов. Пока что это не трудно – пока ребенок маленький, понять и принять его очень легко. К тому же наказания ему пока совершенно не понятны, он не может связать их с причиной. Еще год назад я, под влиянием авторитета Гиппенрейтер, которая писала, что наказания (шлепки) могут иметь смысл только в случае, когда необходимо срочно ребенка остановить (например, в случае опасности) – чтобы он связал мгновенное неприятное ощущение со своим действием – пару раз попыталась таким образом воздействовать на ребенка, когда он собирался опрокинуть на себя что-то тяжелое. Ну, ему было или смешно, или обидно, но с самим запретом это никак не связывалось. Зато, если набраться терпения и внутреннего спокойствия, найти контакт с малышом – ему самому захочется послушаться. Даже уже в год! И это потрясающее зрелище. А когда что-то надо прекратить срочно, я его просто убираю от источника опасности, потому что пока что это моя зона ответственности.

Да, с малышами легче, чем с подросшими детьми. И родительского опыта с подросшими детьми я пока не имею. Но вот большой опыт наблюдений подсказывает мне, что дети, чьи родители, осознанно или интуитивно, предпочитают наказаниям естественные последствия (само собой, грамотно дозируя ответственность), находятся в гораздо более теплом и близком контакте как с родителями, так и с самими собой.

источник