Меню Рубрики

Установки личности в конфликте

Каким образом могут вызывать конфликт установки личности?

Важным фактором возникновения конфликта являются установки личности, образующие идеальные типы индивидуальности. Причиной конфликта в этом случае может быть противоречие между различными идеальными типами индивидуальности, если они выражены достаточно ярко. Так, например, взаимодействие теоретического человека с экономическим уже с самого начала таит в себе опасность конфликта в силу их противоположных внутренних жизненных устремлений. Для теоретического человека процесс его деятельности является самоцелью. Он знает лишь одну страсть — страсть к проблеме, к поиску истины. Его переживания оторваны от реальной жизни. Он может отчаяться от невозможности объяснить какое-либо явление и ликовать от чисто теоретического открытия, хотя оно не связано ни с какой материальной выгодой и, более того, может убить его в будущем. Этот человек живет как бы вне реального времени и пространства. Экономический человек во всех своих жизненных связях на первое место ставит выгоду, полезность. Для него все становится средством поддержания и наилучшего устройства реальной жизни, борьбы за существование. Из всего он стремится извлечь максимальную выгоду, пользу. Таким образом, этот тип прямо противоположен теоретическому человеку, ибо это практический человек. Понятно, что при их взаимодействии при выполнении какой-либо совместной работы им будет трудно найти «общий язык».

Такие же проблемы и противоречия возникнут, по всей вероятности, и при взаимодействии эстетического человека с экономическим человеком, с политическим человеком и другими типами, личностей. Нетрудно представить, например, какие отношения могут возникнуть в межличностном общении между религиозным человеком, для которого ведущей жизненной установкой являются любовь к ближнему и альтруизм, и политическим человеком, для которого установкой является власть над другими.

Следует сказать, что конфликтность и противоречивость установок существуют между всеми выделенными Э. Шпрангером типами людей: теоретическим, экономическим, эстетическим, социальным, политическим и религиозным (см. тему 4). Хотя между отдельными типами она проявляется в большей степени, а между другими — в меньшей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10590 — | 7789 — или читать все.

источник

УСТАНОВКА В КОНФЛИКТЕ

Взаимоотношения сторон, вовлечённых в противостояние, их взаимопонимание и в конечном счёте возможность разрешения конфликта самым существенным образом зависят от нравственно-ценностных установок сталкивающихся субъектов. Нравственно-ценностная установка — это, коротко говоря, способ соотнесения субъектом собственной самоценности с самоценностью оппонента. Таких способов, предельно обобщая, можно различать четыре (см. Табл.1). Субъекту, действующему в соответствии с установкой раболепия, будет свойственно стремление подладиться под оппонента, подчиниться ему, признать его превосходство. Раболепный субъект часто готов каяться в существующих и несуществующих грехах. Вспомним хотя бы Хайяма:

«Не ставь ты дураку хмельного угощенья,

Чтоб оградить себя от чувства отвращенья:

Напившись, криками он спать тебе не даст,

А утром надоест, прося за то прощенья»

Противоположная раболепию, высокомерная установка — другая крайность. Она характеризуется крайней неуважительностью, заносчивостью. Здесь как бы подпитывают друг друга неадекватно высокая самооценка и ценностная слепота. Задачей своей (не обязательно даже осознаваемой) такой субъект ставит подчинение или по крайней мере унижение оппонента. Такой тип хорошо описан В. М. Шукшиным в рассказе «Срезал».

Нигилистическая установка представлена целым арсеналом вариаций — от бытового «ни себе, ни людям» и до возвышенного самопожертвования, на которое шли российские народники-бомбисты или японские камикадзе. При всей неоднозначности названных поведенческих проявлений общим в них выступает орудие: деструктивизм. Будь это ситуативный выплеск эмоций, истерика, бунт или, напротив, следствие обдуманной решимости — они ничего нового не создают, проблему не решают.

Наконец, последняя из четырёх перечисленных в таблице 1 установок — паритет. Общение при помощи этой парадигмы отвечает сущности нравственного способа освоения человеком действительности, субъект бережно вплетает свою самоценность в ткань бытия. Причём установка такая вовсе не означает некритичности. Как раз наоборот, достоинство и уважительность к себе и другому предполагают, что субъект проявляет объективность, требовательность, заинтересованность и ответственность. В этом плане паритетная установка отличается ото всех остальных наивысшей созидательностью, культуросообразностью. Для профессионала, занятого в сфере общения, сугубо важно не изменять этой установке ни при каких обстоятельствах.

ПРАКТИКА РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ

Большой практический интерес и поучительность представляет известный в психологии тест К.Томаса, дающий возможность определить наиболее характерные для опрашиваемого способы разрешения конфликтных ситуаций (текст опросника дан в Приложении 1).

В результате опроса и подсчёта выборов становится видно, какой из пяти сценариев разрешения конфликтных ситуаций (а именно — соперничество, избегание, приспособление, компромисс или сотрудничество) и в какой степени свойствен для субъекта, опрошенного по данному тесту.

Максимальное число выборов того или иного способа поведения в конфликте — 12. В соответствии с этим считается, что показатель 8 — 12 характеризует ярко выраженную склонность к данному способу поведения; при 5 — 7 выборах способ присущ субъекту в значительной степени; при 1 — 4 — склонность выражена слабо. К.Томас пользуется не только количественным, но и графическим пояснениями к своим рассуждениям. Он помещает пять названных способов конфликтного поведения в двухмерную модель, ограниченную осями напористости и кооперации (Рис.13):

Читайте также:  Установка барьера от тараканов

По логике Томаса ни избегание, ни приспособление, ни соперничество, ни компромисс не ведут к конструктивному взаимодействию. Избегание не даёт выгод никому. И приспособление, и соперничество означают проигрыш для одной из сторон. Ну а при компромиссе в проигрыше оказываются обе стороны, поскольку вынуждены идти на взаимные уступки.

Не совсем правда ясно, каким образом вообще при несовпадающих интересах возможно сотрудничество без взаимных уступок. Очевидно, в понимании К. Томаса компромисс всегда вынужден, уступки не могут быть добровольными. Впрочем не будем полемизировать ни с американским автором, ни с Н.В.Гришиной, адаптировавшей опросник , тем более, что нам как раз важно стремление к конструктивности общения. Более того, нас интересует нравственно-ценностная конструктивность общения.А для этих целей предложенная Томасом двухмерная модель очень удобна и показательна.

В подтверждение можно было бы достроить предложенную К.Томасом модель, продолжив каждую из осей в область отрицательных значений. В этом случае картина получится приблизительно следующей (Рис 14):

На пересечении осей в точке, соответствующей нулю вертикальной оси, мы обнаружим апатию, а нуль горизонтальной оси будет соответствовать равнодушию. По соседству с точкой пересечения осей в трёх дополненных

нами секторах будут локализованы установки со слабо выраженными неприязнью, брезгливостью, негативизмом. Зато остальные точки пространства, по аналогии с точками, выделенными К.Томасом, прорисовываются достаточно отчётливо (см. Рис. 8). Как представляется, предложенное нами, дополненное и детализированное изображение вариантов разрешения конфликтной ситуации даёт более отчётливую картину межсубъектного взаимодействия и с ещё большей , чем у К.Томаса, очевидностью убеждает в необходимости искать взаимоприемлемые поведенческие стратегии. Ведь хотя и существуют многочисленные яркие примеры нравственно-оправданных, даже достойных восхищения поступков, локализуемых в деструктивных зонах, — нельзя не заметить, что все они порождены стечением ещё более мощных деструктивных обстоятельств, — как правило, военным противостоянием. Муций Сцевола, Зоя Космодемьянская, Иван Сусанин и им подобные герои — при всём трепетно возвышенном к ним отношении — не могут рассматриваться как учителя повседневности.

ПОИСКИ ВЗАИМНОЙ ПРИЕМЛЕМОСТИ

За всяким конфликтом, как мы определили ранее, стоит столкновение ценностей. Значит, во взаимоприемлемом решении должно быть достигнуто некое уравновешенное сочетание ценностей противостоящих сторон. А разговор о какой бы то ни было уравновешенности невозможен без уяснения того, что с чем мы собираемся уравновешивать.

Пересказывая логику К.Томаса, мы без комментариев использовали формулы типа «внимание к интересам другого», «внимание к своим интересам». Теперь пришла пора дать некоторые пояснения. Очевидно, что за ценностным отношением субъекта к тем или иным явлениям можно обнаружить «онтологическую подкладку» и «психологическую упаковку».

«Онтологической подкладкой» выступают потребности, которые могут быть выстроены в ряд:

«Психологическая упаковка» принимает форму:

Понятно, что если мы ищем объективности в ситуации, где сталкиваются интересы различных субъектов, то нам прежде всего нужно опираться на объективно значимые потребности, а не на субъективное, нередко искажённое их преломление.

В поисках большей объективности можно выявить ещё один ряд, указывающий ценностную иерархию:

— потребности здоровья и комфорта,

— потребности свободы, развития, смысла.

Причём оказывается, что сам субъект волен распоряжаться обстоятельствами своей жизни, так что иной раз может предпочесть потребность свободы более фундаментальным потребностям здоровья и даже безопасности. Что впрочем не даёт права другим людям, субъекта окружающим, вступающим с ним в противоречивые взаимоотношения, уценивать его фундаментальные жизненные потребности. В этом заключена нравственно-ценностная сущность гуманных взаимоотношений.

В рамках гуманных отношений недопустимо, чтобы, например, человек, ищущий удовольствий, наживы, заполняющий досуг, то есть реализующий свои потребности свободы, попирал чьи бы то ни было ценности здоровья или безопасности (например, включая в ночное время мощную радиоаппаратуру на полную громкость или тем более сбывая наркотики).

Стало быть, там, где сталкиваются разноуровневые ценности, — предпочтение должно отдаваться более фундаментальным. Но, с другой стороны, надо учитывать и то, что конфликтующие субъекты часто выступают не в равных «весовых категориях» — обладают неравноценными авторитетом, заслугами перед окружением. Отсюда поправка на социальный контекст, что отсылает нас к проблематике сюжетов, рассмотренных в лекциях о справедливости и нравственной оценке. Здесь же ясно, что при любых обстоятельствах необходимоименно сочетание интересов, а не манипулирование одними в угоду других. Покуда в обществе имеется хоть один нераскаявшийся грешник, пока хоть один оштрафованный считает себя несправедливо обиженным, там сохраняется почва для злобы, мстительности, деструктивизма.

Язык общения в конфликте мог бы представлять собой самостоятельную тему для отдельного исследования, столько здесь интересных ракурсов и хитросплетений. Но для нашего теперешнего рассуждения главное — нравственно-ценностные аспекты этого языка. И потому выскажем только некоторые соображения, напрямую относящиеся к сути рассматриваемого вопроса.

Всем известна старинная русская поговорка, которая гласит: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт». А многие ли задумывались над тем, что ключевое слово здесь, может быть, вовсе не «дурак», а «заставь»? Попробуем переосмыслить эту фразу и начать её другим глаголом – не «заставь», а, скажем, «научи». Тут как-то само собою выходит, что и конец фразы придётся переоценить и переделать. То есть выясняется, что проблема была в ненайденном адекватном языке общения. Причина многих и многих конфликтов лежит именно в этом.

Читайте также:  Установка автоверсии навител навигатор

Другая проблема. Не так давно в центре нашего города, на одной из его красивейших улиц можно было следить за необычной полемикой. На стене Академии русского балета какой-то чудак вывел кирпичом: «Rus nordicheska» — надпись скорей малоумную, чем провокационную. Но — дело сделано! — и кто-то неравнодушный к судьбам Отечества не прошёл мимо. Замеченную фразу на латинице жирно перечеркнули и рядом начертали страстное: «Русь святая!». Здесь можно было бы, наверное, грустно улыбнуться, констатируя, что благие чувства не всегда находят достойную форму выражения, да вот незадача — полемика этим еще не была исчерпана. Некоторое время спустя слово «святая» оказалось зачёркнутым, и над ним появилась поправка: «подлая». Конец пустому настенному препирательству, опошляющему сам предмет спора, положил ремонт. Здание выкрашено, и, будем надеяться, гений К.Росси примирил патриотов разного толка.

И ещё о памятниках, и опять с грустной констатацией. Прокатившаяся по распадавшемуся Союзу кампания сноса памятников — ярче некуда показывает уровень культуры, достигнутый «новой исторической общностью». Ломать — не строить! Чтобы опровергнуть, превзойти тот официозный стиль социалистического реализма, который и вправду многим набил оскомину, нужно было бы творить, а здесь — раз, и готово! Будто и не было бесчисленных безвкусных гипсовых, мраморных, бронзовых изваяний.

Единственным утешением здесь, пожалуй, могла бы служить формула, применённая в начале минувшего века М.Ганди. Он тогда писал о благотворном «перемещении народного гнева с людей на предметы» (7). Впрочем утешение это слабое. Действительно, лучше, если погибнут памятники, а не люди. Но. Так можно договориться и до рассуждений типа: «Да, убивали. Но могли ведь и больше!». Лучше — вообще не уничтожать.

Итак, мы выяснили про нравственно-конструктивные способы разрешения конфликтов, про взаимно-уважительные установки, может, и не очень много, но достаточно, чтобы стало ясно: тому, кто не желает из локального конфликта сделать глобальный, из кратковременного — затяжной, бурный и т. п. — следует исключить из оборота язык высокомерия, оскорблений, угроз. Даже если твой оппонент опускается до недостойных приёмов полемики, нельзя забывать, что это — его выбор. И если тебе не нравится такая дикая форма общения, ни за что не позволяй себя унизить. В случае же, если не удалось сдержаться, винить нужно прежде всего себя. Тем более, что существует немало способов снять раздражение, и, оказавшись в трудной ситуации, нужно вспомнить хотя бы один из них.

НЕСКОЛЬКО СПОСОБОВ СНЯТЬ РАЗДРАЖЕНИЕ

Часто советуют в конфликтной ситуации взять себя в руки, не давать волю чувствам. Вместе с тем далеко не каждому удаётся использовать

рациональныйспособ избавиться от раздражения. Заключается он в том, что человек обиженный, разгневанный и т. п., словом, попавший в конфликтную ситуацию, — пытается её проанализировать: найти причины неприятного положения дел, отыскать оправдание оппоненту, перебрать возможные варианты выхода, извлечь уроки для себя на будущее.

Эмоциональныйспособ состоит в том, что человек не пытается анализировать ситуацию, а просто ставит её рядом с чем-то заведомо более значимым. Обесценив ситуацию, а может быть и оппонента (скажем, можно представить, как обидчик уменьшается до размеров спички — на такого даже смешно обижаться!), нетрудно избавиться от раздражения.

Энергетическийспособ предполагает, что огорчённый берётся за какое-то тяжёлое физическое дело — рубит дрова, стирает вручную бельё, бегает трусцой или работает на тренажёрах. Кстати говоря, здесь происходит не просто вытеснение образа неприятной ситуации, — медиками подробно описываются химические процессы, в которых организм находит удачное применение адреналину, возникшему из-за раздражения.

Для тех, у кого неплохо работает воображение, можно посоветовать защитныйспособ, который существует во многих разновидностях. Суть его такова, что он позволяет обеспечить профилактику конфликта. При возникновении опасности спора, столкновения можно заранее позаботиться и, например, вообразить, что на тебя надет стеклянный колпак (или стакан, или что над тобою раскрыт оберегающий зонтик и т.п.). В случае же, если профилактика запоздала и раздражение уже возникло, — неплохо помогает «заземление». Чтобы «заземлиться», достаточно на короткое время коснуться, например, батареи и представить себе, что непрошенная энергия уходит прочь.

Иногда предлагается также символическийспособ. Думается, однако, что к нравственно-оправданным процедурам его отнести едва ли можно. В самом деле, казалось бы, резиновая кукла с лицом директора компании или соломенное чучело политического противника — могут быть объяснены как громоотвод агрессии. Но подчеркнём — здесь всё же имеет место агрессия. Чёрное слово проклятья, воткнутые в восковую фигурку булавки, или сожжённый государственный флаг недружественной страны — даже если не верить в магическую силу подобных действий, — оказывают разрушительное воздействие по крайней мере на утешающуюся подобным образом личность. Лучше уж на этот скользкий путь не становиться.

Читайте также:  Установка кондиционеров в буйнакске

Человек — существо сложное. В его целях, чувствах, мотивах согласия ничуть не больше, чем в межличностных хитросплетениях. Можно сказать, что когда среди сталкивающихся мотивов, ориентаций, переживаний попадается хоть один нравственно-ценностный фактор, — имеет место внутриличностный нравственный конфликт. Допустим, сталкиваются склонность и долг, мнение окружающих и собственная нравственная оценка, высокая цель и — увы — недостойные её средства. Ещё сложнее взаимодействие, когда должны быть соотнесены не две, а несколько ценностей. Чем не конфликт, например, ситуация, когда человеку приходится выстраивать взаимоотношения с большим числом непохожих друг на друга людей.

Про внутриличностный конфликт тоже можно утверждать, что он носит кратковременный или затяжной характер, что он бывает вялотекущим или бурным, локальным или глобальным. Здесь тоже имеют место объективные факторы (в том числе неожиданно открытые стороны характера или какие-нибудь слабости). Встречаются тут и субъективные факторы (типа мелочности или, напротив, беспринципности). Даже могут обнаружиться социокультурные факторы — у так называемой маргинальной личности, находящейся на стыке социальных или временных субкультур.

Человек может оказаться в конфликте со своей ценностной системой координат — когда в результате самооценки вдруг обнаружит себя ниже приличествующего самоуважению уровня. И здесь вступят в действие механизмы, упомянутые нами при описании межсубъектных взаимодействий, когда многое зависит от созидательной или разрушительной изначальной ценностной установки. И во внутриличностном конфликте тоже реальны, но малополезны обида или гнев, упрёк, тем паче месть.

Для того, чтобы жить в ладу с самим собою, нужно принять нравственно-конструктивную установку, соответствующую паритетной в межсубъектных взаимоотношениях. Она предполагает уважительность и требовательность, не допускает крайностей самодовольства и самобичевания, противостоит цинизму.

В работе над собой, аналогично тому, как это случается в отношениях между разными субъектами, вполне возможны варианты избегания, приспособления, компромисса, насилия. Столь же очевидно и то, что наиболее достойной, а не только продуктивной, будет стратегия, использующая сочетание действующих стремлений, планов, надежд — в конструктивной зоне. Деструктивными выходами, очевидно, следует признать конформизм, уход в одиночество или в небытие.

Чтобы благополучно разрешать внутриличностные конфликты, человеку нужно хорошо ориентироваться в своих потребностях (но не путать их с прихотями), уметь найти меру плановости и импровизации, реализуя потребности безопасности, здоровья, комфорта, свободы.

Раздражение во внутриличностном конфликте всего удачнее снимать при помощи рационального и энергетического способов из числа выше описанных. Смысл нравственной конструктивности заключается для внутриличностного столкновения в сохранении нравственной целостности и достоинства.

Итак, заключаем. Вся жизнь человека — это безостановочное выяснение отношений с окружающим миром и самим собой. Конфликтов могло бы не быть только у существа с предельно примитивным внутренним миром. Что же касается нашего уровня бытия, то, пожалуй, можно перефразировать слова С.Л.Рубинштейна (8) и сказать, что значительность личности, её нравственный облик определяются тем, насколько значительны конфликты, в которые она вовлечена, и каковы способы их разрешения.

Никакая наука не сможет исключить из человеческой практики ситуации, из-за которых испытывается обида, стыд, ревность, разочарование, возмущение. Никакая наука не сможет застраховать нас от внешних ударов судьбы и от внутренних горьких открытий. Но наука, в частности этика, в состоянии подсказать человеку пути, на которых он скорее всего будет меньше, чем где бы то ни было, испытывать муки раскаяния. Может объяснить, что, начав обретение ценностного самосознания, человек призван не бросать этого дела на полпути уже хотя бы потому, что внутренние и внешние конфликты лучше всего переживают те, чьё положение в мире имеет прочные ценностные привязки — основы и ориентиры.

Нет жизни бесконфликтной. Нет конфликтов, не разрешимых нравственно-оправданными средствами. Да, в конфликтах ставятся на карту главные человеческие ценности. Но иначе эти ценности и не отстоять.

1. Словарь русского языка: В 4-х томах. — 2-е изд., испр . и доп., т.2 — М.: Русский язык, 1982; с. 96

3. «Санкт-Петербургские ведомости», 7 августа 1993 года

5. цит. по: Звёздный путь (Энциклопедия мудрости) — М.: Экономика, 1993, с. 72

6. См., например, Букалов А.В., Бойко А.Г. Соционика: Тайна человеческих отношений и биоэнергетика. — Киев: Соборна Украина, 1992; Овчинников Б.В., Павлов К.В., Владимирова И.М. Ваш психологический тип. — СПб: Андреев и сыновья, 1994; Филатова Е.С. Соционика для вас. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 1993

7. Горев А.В. Махатма Ганди. — М.: Международные отношения, 1989, с.113

8. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. — М.: Издательство АН СССР, 1959, с.12.

Опросник, созданный К.Томасом и адаптированный для нашей страны Н.В.Гришиной, приводится по изданию: Лучшие психологические тесты. — Петрозаводск: Петроком, 1992, с. 173 — 176.

Дата добавления: 2014-01-20 ; Просмотров: 1725 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник