Меню Рубрики

Установки на американских нпз

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Экономика

Нефть по 10 долларов за баррель возможна: сможет ли американская энергетическая независимость пережить нефтяную войну 2020 года? (The National Interest, США)

«Поверьте, это станет печальным днем».

Это заявление министра энергетики Саудовской Аравии принца Абдель-Азиза бин Салмана, сделанное в «черную пятницу» шестого марта на заседании ОПЕК+, оказалось верным, поскольку мировые энергетические гиганты вступают в нефтяную войну, что послужило причиной обвала цен и вызвало опасения, связанные с возможностью банкротства всей американской сланцевой промышленности.

Если энергетическая независимость Америки окажется под угрозой, сможет ли нефтегазовая промышленность страны пережить последствия этого кризиса?

«Плана „Б» нет»

После сдерживания поставок с 2017 года с целью поддержания цен на судьбоносной встрече в Вене нефтяной картель ОПЕК попытался добиться дополнительного сокращения добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки (б/с), начиная с апреля.

Предполагалось, что основные члены ОПЕК сократят добычу на один миллион б/с, а страны, не входящие в ОПЕК, в первую очередь Россия — на 500 тысяч б/с.

Еще до начала переговоров спрос на нефть уже начал падать из-за глобальной пандемии коронавируса и не по сезону теплого января. Министр нефти Ирана Биджан Зангане (Bijan Zanganeh) заявил, что на случай, если Россия или другие страны, не входящие в ОПЕК, не примут это предложение, у ОПЕК «нет плана „Б»».

Однако, по имеющейся информации, Россия отказалась в этом участвовать на том основании, что в результате дальнейшего сокращения добычи еще большая доля рынка перейдет американским производителям.

В ответ Саудовская Аравия решила наводнить рынок нефтяного сырья за счет увеличения добычи. Она планирует увеличить объем добычи на 25% до 12,3 миллиона б/с в апреле, начав ценовую войну в попытке вернуть утраченную долю рынка.

Это нефтезависимое ближневосточное королевство снизило свои апрельские продажные цены, оказав давление на Россию и других производителей, не входящих в состав ОПЕК, включая США. Соседи Саудовской Аравии также предупредили о повышении добычи — в том числе на миллион баррелей в сутки в Объединенных Арабских Эмиратах.

Статьи по теме

Нихон кэйдзай: сильные и слабые стороны России в нефтяной войне с саудитами

Defence 24: по нефти и газу Россия проиграла, но у нее появился шанс на отмену санкций

Le Point: альянс Саудовской Аравии и России неизбежен

Nettavisen: три причины падения цен на нефть, угрожающего повергнуть мир в коллапс

The Guardian: нефтяные державы дерутся, пока супермаркеты помогают людям выживать

Реакция рынка была мгновенной. 18 марта и без того низкие цены на нефть упали более чем наполовину, достигнув 18-летнего минимума и составили чуть более 20 долларов за баррель. Ранее почти десятилетие цены держались на отметке около 100 долларов за баррель, а в течение почти пяти лет нефть торговалась на уровне более 50 долларов.

По прогнозам финансового конгломерата «Морган Стэнли» (Morgan Stanley), во втором квартале 2020 года нефть марки Brent будет торговаться на уровне около 30 долларов за баррель, а другие аналитики предупреждают, что если противостояние между Саудовской Аравией и Россией продолжится, цена может упасть ниже 10 долларов за баррель.

Нефть сейчас находится под «тройным ударом», поскольку цены определяются тремя основными факторами — ценовой войной, пандемией коронавируса COVID-19 и перенасыщением рынка. И все это происходит как раз тогда, когда состояние мировой экономики находится на самом низком уровне со времен глобального финансового кризиса. Ожидается, что пандемия приведет к сокращению спроса на топливо во всем мире, по меньшей мере, на 10% процентов, однако ситуация может ухудшиться в зависимости от степени глобального кризиса.

При этом перенасыщение рынка в первом полугодии этого года может составить от 800 миллионов до 1,3 миллиарда баррелей, что консалтинговая компания «Ай-Эйч-Эс Маркит» (IHS Markit) называет «самым экстремальным за всю историю перенасыщением мирового нефтяного рынка».

«Глобальный профицит такого масштаба никогда не наблюдался, — сказал вице-президент и глава отдела нефтяных рынков лондонской консалтинговой компании Джим Буркхард (Jim Burkhard).

«До этого самый большой в мире полугодовой профицит в этом столетии составлял 360 миллионов баррелей. То, что нас ожидает, превысит эту цифру вдвое или еще больше».

24 марта американская нефть марки West Texas Intermediate (WTI) торговалась на уровне около 24 долларов за баррель, а фьючерсы на нефть марки Brent — на уровне 27 долларов за баррель на фоне ожиданий налогово-бюджетного стимулирования Вашингтоном в размере двух триллионов долларов для поддержки пошатнувшейся американской экономики.

Однако аналитики не уверены, что процесс снижения будет остановлен.

«Неизвестно, насколько серьезным будет мировой кризис», — сказал в интервью агентству «Рейтер» (Reuters) старший аналитик международной брокерской компании OANDA в Нью-Йорке Эдвард Мойя (Edward Moya).

«Вероятно, дальнейшая стабилизация цен на нефть будет невозможна».

Удар по сланцевой промышленности США

Сланцевый бум привел к тому, что в 2018 году Америка стала крупнейшим в мире производителем сырой нефти, превысив объемы добычи Саудовской Аравии и России. После предыдущего нефтяного дефицита в США, составившего в 2008 году 436 миллиардов долларов, в сентябре 2019 года американские производители обеспечили профицит, в результате чего президент Дональд Трамп заявил ранее в этом году, что «нам не нужна ближневосточная нефть».

Даже обвал цен в 2014-2016 годах, который привел к тому, что десятки американских нефтегазовых компаний объявили себя банкротами, и увольнение сотен тысяч рабочих не смогли ослабить динамику роста американской промышленности.

Будет ли на этот раз по-другому?

По оценкам международной консалтинговой компании «Вуд Макензи» (Wood Mackenzie), работающей в топливно-энергетической сфере, лишь для выхода на уровень безубыточности многим компаниям будет необходимо, чтобы средняя цена на нефть марки Brent составляла 53 доллара за баррель. Если до конца 2020 года цены на нефть марки Brent в среднем будут составлять 35 долларов, потери составят около 380 миллиардов долларов.

Читайте также:  Установка виртуалки на линуксе

«На этот раз, после пяти лет рациональных инвестиций и жесткой экономии, придется сокращать гораздо менее очевидные избыточные расходы. И привлечение капитала сейчас намного сложнее, особенно для независимых компаний США, а активность на рынке слияний и поглощений находится на рекордно низком уровне», — сказал Том Эллакотт (Tom Ellacott) из «Вуд Макензи».

«Кроме того, многие компании уже осуществили основную часть продаж очевидных активов»

По прогнозам аналитиков информационного агентства «Эс энд Пи Глобал Платтс» (S&P Global Platts), с учетом того, что компании сокращают добычу, рабочие места и инвестиции, чтобы остаться на плаву, американская промышленность в этом году недополучит около 500 тысяч баррелей в сутки и увеличит объемы до 1,3 миллиона баррелей в сутки в 2021 году.

Контекст

WSJ: США готовы договариваться о сокращении добычи нефти?

WP: ОПЕК и Россия убили сланцевый оптимизм

Bloomberg: Путин начинает войну со сланцевой нефтью США?

OilPrice: хорошая новость для России — рост добычи сланцевой нефти в США замедлился

«То, что мы не наблюдаем восстановления сланцевой промышленности США такими же темпами, как это было в цикле низких цен на нефть в 2015-2016 годы, отчасти объясняется состоянием финансовых институтов и степенью их готовности рефинансировать сланцевую промышленность США», — сказал директор международного аналитического отдела агентства «Эс энд Пи Глобал Платтс» Крис Мидгли (Chris Midgley).

«Долг со сроком погашения в 2021 и 2022 годах (20 миллиардов и 30 миллиардов долларов соответственно) придется рефинансировать, и при таких ценах это будет очень сложно».

По мнению Дейва Эрнсбергера (Dave Ernsberger), руководителя отдела ценообразования и анализа рынков агентства «Эс энд Пи Глобал Платтс», отсутствие поддержки со стороны инвесторов может оказаться катастрофическим.

«Весь сланцевый сектор на протяжении последних двух лет находился под интенсивным давлением инвесторов, требовавших обеспечивать положительный денежный поток, получать дивиденды и возвращать прибыль акционерам. Любая компания, заявлявшая, что она будет перерасходовать и значительно наращивать добычу, подвергалась „наказанию», теряя на снижении стоимости активов», — сказал он.

«Теперь, после того, что произошло за последние пару недель, практически невозможно представить, что какая-нибудь высокодоходная компания сможет что-либо рефинансировать на необеспеченном или обеспеченном рынке… Цены на облигации упали, доходность зашкаливает, они торгуются на уровне 20%-21%, так что нас ждет повальное невыполнение обязательств и банкротство».

По данным юридической фирмы «Хейнес и Бун» (Haynes & Boone), работающей в топливно-энергетическом секторе, в прошлом году было зафиксировано рекордное количество банкротств и снижения скорости активов: о банкротстве объявили 50 энергетических компаний (среди которых 33 нефтегазодобывающие компании), а в 2020 году ожидается еще больше подобных случаев, учитывая приближающуюся волну задолженностей.

Эта отрасль находится в сложном положении еще и в результате снижения производительности скважин по мере созревания сланцевых регионов. По оценке специалистов «Ай-Эйч-Эс Маркит», ежегодное снижение добычи из скважин на сланцевом месторождении Пермский бассейн (Permian Basin) составляет около 40%, и для восстановления объемов требуется увеличение масштабов буровых работ, что маловероятно, впрочем, ожидается, что количество буровых установок снизится на 30%.

Хотя за последние пять лет американским нефтедобывающим компаниям удалось сократить затраты на бурение примерно на 20 долларов за баррель, только 16 из них работают на месторождениях, на которых затраты на бурение новых скважин составляет менее 35 долларов. По оценке Федерального резервного банка Далласа, безубыточная цена для отрасли составляет 50 долларов за баррель, и в этом году большинство из них заложили в бюджет цены порядка 55-65 долларов за баррель.

«Пытаясь найти способы повышения эффективности, никогда не делайте ставку на технологии — это понадобится,… но в ближайшие полтора года ожидаются серьезные потрясения», — сказал Мидгли из «Эс энд Пи Глобал Платтс».

Завершающая фаза

Отступит ли Россия или Саудовская Аравия? По оценке «Эс энд Пи Глобал Платтс», безубыточная цена для России составляет 54 доллара за баррель, а для Саудовской Аравии — 82 доллара, а значит, в случае продолжительной ценовой войны обеим странам есть что терять.

Однако Россия накопила золотовалютные резервы, которые оцениваются в 520 миллиардов долларов, а у Саудовской Аравии самая низкая себестоимость нефти наряду с золотовалютными резервами в размере около 500 миллиардов долларов и небольшим государственным долгом. Национальная нефтяная компания «Сауди Арамко» (Saudi Aramco) известна тем, что у нее себестоимость добычи одного барреля составляет порядка 2,80 доллара, а российские компании, включая «Роснефть» и «Газпром», сообщают о себестоимости добычи менее четырех долларов.

«И Россия, и Саудовская Аравия могут пережидать это довольно долго и нескоро начнут ощущать реальный экономический ущерб», — заключил Мидгли. По оценкам аналитика, «в обозримом будущем» ценовая война продолжится (если не произойдет ухудшения рыночных условий), и скорее всего, в ущерб американской промышленности.

Однако низкие цены угрожают планам Саудовской Аравии диверсифицировать свою экономику, а снижение государственных расходов может вызвать недовольство населения репрессивными режимами во всех странах Персидского залива, а также в России и Венесуэле.

По оценкам Международного валютного фонда, даже если цены на нефть вернутся до уровня 50-55 долларов за баррель, уже к 2024 году золотовалютные резервы Саудовской Аравии сократятся до уровня пятимесячного покрытия импорта, что приведет к потенциальному кризису платежного баланса и отказу от привязки к доллару.

Америка предпринимает ответные шаги, и администрация Трампа объявила о планах закупить до 77 миллионов баррелей сырой нефти и назначает Викторию Коутс (Victoria Coates) специальным представителем по энергетике в Саудовской Аравии на фоне спекуляций о сделке между США и Саудовской Аравией с целью стабилизации нефтяных рынков. Некоторые американские законодатели призвали ввести эмбарго на закупки нефти за рубежом, а Техасская железнодорожная комиссия даже предложила ограничить добычу в Техасе, чтобы поддержать цены.

Читайте также:  Установка радиусной дверной коробки

Президент Трамп заявил, что Америка по-прежнему способна оказывать «значительное влияние на ситуацию» и еще может найти компромисс. Американскому лидеру понадобится вся его знаменитая способность заключать сделки и даже больше, чтобы осуществить то, что могло бы стать сделкой века с Саудовской Аравией, для сохранения энергетической независимости и сланцевой промышленности США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

источник

Как повлияют на нефтяников, судовладельцев и энергетиков новые правила IMO

Через месяц в силу вступят новые правила Международной морской организации (IMO), по которым все суда должны резко сократить выбросы серы, содержащейся в топливе. Учитывая огромный объем мирового бункерного рынка, изменение серьезно повлияет на РФ как одного из ведущих экспортеров дизтоплива и мазута. Нефтяники могут только в 2020 году потерять около $2 млрд из-за падения цен на сернистый мазут, а российский рынок бункеровки, ориентированный в первую очередь на иностранцев, рискует снизиться на 20%. “Ъ” разбирался в том, какое влияние IMO-2020 может оказать на нефтепереработку, бункеровку, судоходный бизнес и даже энергетику РФ.

С 2020 года вступят в силу изменения в приложении 6 правил Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов 1973 года (MARPOL). По ним содержание серы в любом жидком судовом топливе ограничивается уровнем 0,5% по массе. Топливо с содержанием серы до 3,5% с 2020 года разрешается применять лишь на судах, оборудованных скрубберами (системами очистки выхлопных газов). Это не первое ужесточение требований: в 2010 году содержание серы в судовом топливе по всему миру было ограничено 4,5%, а с 2012 года — 3,5%. В отдельных районах плавания SECA (Балтийское и Северное моря, пролив Ла-Манш, а также западное и восточное побережья Северной Америки и относящиеся к США акватории Мексиканского залива и Карибского бассейна) с 1 марта 2010 года содержание серы ограничено 1%, а с 2015 года — 0,1%. Сходные требования установлены с 2010 года для всех портов ЕС.

Однако новое ограничение примечательно масштабами — мазут с содержанием серы до 3,5% (HSFO) используется как топливо на более 70% мирового флота, ежегодное потребление превышает 200 млн тонн. Теперь же судовладельцы должны либо установить дорогой скруббер, либо перейти на альтернативы — гораздо более дорогое дизтопливо, все еще экзотический сжиженный газ или новые смеси газойлей с мазутом, которые соответствовали бы требованиям по содержанию серы.

Нефтяники в плюсе и минусе

Это печальное обстоятельство для российской нефтепереработки, которая в 2018 году произвела, по данным Минэнерго, 48 млн тонн мазута при общем объеме выпуска темных нефтепродуктов в 80 млн тонн. Содержание серы в них, как правило, значительно превышает 0,5%, поскольку большая часть перерабатываемой в России нефти является сернистой (в Urals содержание серы составляет около 1,7%).

Чтобы убрать серу из этих темных нефтепродуктов, на НПЗ должна быть установка гидрокрекинга или гидроочистки вакуумных газойлей. Но, по данным Refinitiv Kortes, общая мощность таких установок в России составляет всего 17,5 млн тонн при объеме первичной переработки более 270 млн тонн в год.

Таким образом, большей части российских НПЗ придется продолжить выпуск HSFO, хотя цены на него стремительно падают (см. график). Маржинальность производства нефтепродуктов определяет крек-спред — разница между их стоимостью и ценой нефти. Опрошенные “Ъ” участники рынка ожидают, что в целом крек-спред на мазут может упасть на $100 на тонну в 2020 году, а крек-спред на дизтопливо вырастет на $30 на тонну. В таком случае российская нефтепереработка потеряет почти $2,5 млрд маржи.

В наибольшем проигрыше окажутся крупнейшие производители мазута — «Роснефть» (потери в $1,4 млрд) и «Сургутнефтегаз» (около $0,4 млрд). Для ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти» эффект будет близким к нулю, а «Татнефть», «Газпром» и НОВАТЭК, вероятно, могут даже заработать из-за повышения цен на дизтопливо. Однако на конец ноября ценовая конъюнктура выглядит хуже прогноза: крек-спред на HSFO упал примерно на $150 на тонну с начала года, тогда как по дизтопливу почти не вырос. Соответственно, потери могут оказаться в два-три раза выше.

В то же время после «шокового» 2020 года ситуация для российских НПЗ, как ожидается, начнет улучшаться. В международном ценовом агентстве Argus ожидают восстановления крек-спреда на HSFO с минус $31,5 за баррель до минус $16,5 к 2023 году за счет увеличения числа скрубберов. Кроме того, нефтяники прилагают усилия для избавления от мазута. Вице-президент ЛУКОЙЛа Павел Жданов говорил 27 ноября, что компания в 2020 году может сократить выпуск мазута в РФ на четверть, а на своих зарубежных НПЗ — вдвое. «Газпром нефть» собирается прекратить выпуск мазута к 2024 году (подробнее см. интервью). В «Роснефти» заявили “Ъ”, что «планы технологической модернизации НПЗ «Роснефти» были разработаны с учетом рыночных трендов и предусматривают, в том числе, сокращение выпуска высокосернистого мазута», но не предоставили конкретных параметров. В «Сургутнефтегазе» “Ъ” не ответили.

Рынок бункеровки в российских портах, по оценке Минэнерго, в 2018 году составил около 10,7 млн тонн, из которых около 8,7 млн тонн пришлось на мазут с содержанием серы 3,5%. Теперь 70–80% объема, ожидают участники рынка, должно быть замещено иными видами топлива. Проблема в том, что дизтопливо, которое в РФ производится в избытке, не слишком удачная замена. Помимо более высокой цены оно плохо подходит для судовых двигателей, которым нужно более вязкое топливо. В результате при переходе на дизтопливо расход может вырасти почти до полутора раз, дополнительно придется потратиться на моторные масла. Идеальным для судоходства было бы тяжелое топливо, соответствующее требованиям IMO, но российские НПЗ из-за малого числа установок гидрокрекинга едва ли смогут произвести его в достаточном количестве.

Читайте также:  Установка подкрылок на уаз 31512

Михаил Антонов («Газпром нефть») и Алексей Медведев («Газпромнефть Марин Бункер»): «Наступит некий момент истины»

Единственная компания, которая уже сейчас выпускает тяжелое топливо с серой 0,5%,— ЛУКОЙЛ, крупнейший поставщик бункерных топлив (4,7 млн тонн в 2018 году, из них 1,7 млн тонн в розницу). «Газпром нефть» собирается начать выпуск тяжелого топлива с серой 0,5% в 2020 году, но в компании признают, что также для обеспечения потребностей своего бункерного бизнеса будут смешивать дизтопливо с мазутом. Для «Роснефти», чей «РН-Бункер» в 2018 году продал 3,2 млн тонн судового топлива, такой вариант видится единственным выходом, поскольку у компании мало гидроочищенных газойлей, которые могли бы пойти на новое топливо с серой 0,5%. В «Роснефти», впрочем, заявили “Ъ”, что «вся потребность бункеровочного бизнеса компании в судовых топливах с низким содержанием серы, соответствующих требованиям IMO, будет полностью обеспечена».

Ситуация вызывает большие опасения судоходных компаний, которые ждут в России дефицита тяжелого топлива с серой 0,5% или, как минимум, существенного роста цен. Об этом, в частности, говорил в конце марта президент Российской палаты судоходства Алексей Клявин. Поскольку речные перевозки внутри РФ еще не оправились от резкого роста цен на топливо в 2018 году, правительство решило оградить их от нового повышения цен и предлагает внести изменения в техрегламент ЕАЭС, разрешив использовать на внутренних водных путях мазут с серой 3,5% до 2024 года. По данным “Ъ”, совет Евразийской экономической комиссии может одобрить такую отсрочку в декабре. В таком случае некоторые внутренние перевозчики смогут выиграть от падения цен на сернистый мазут. Однако в целом на ситуацию в российской бункеровке эта отсрочка не повлияет — на внутренние водные пути приходится, по оценке Минэнерго, лишь 600 тыс. тонн топлива в год (менее 6% всей бункеровки в РФ).

Директор по развитию ИАА «Портньюс» Надежда Малышева о том, что ждет российский рынок бункеровки

Судьба же основного объема бункеровки будет зависеть от того, смогут ли участники рынка обеспечить конкурентоспособные цены на тяжелое топливо с серой 0,5%. Бункеровка в РФ в последние годы росла именно потому, что благодаря особенностям налогового режима (пошлины на нефтепродукты ниже, чем на нефть) российские компании могли предложить более низкие цены. В 2020 году ситуация изменится, и некоторые эксперты ожидают сокращения бункеровки в РФ на 20% (см. «Цена вопроса»). Источник “Ъ” в крупной международной судоходной компании говорит, что уже сейчас цена новых топлив с серой 0,5% в отдельных крупнейших портах России существенно превышает уровень за рубежом: «Это приводит к значимому смещению спроса на иностранные хабы, а в ближайшей перспективе может вылиться в сокращение продаж судовых топлив российских производителей и поступлений от портовых сборов с иностранных судов, заходящих под бункеровку». Речь идет о серьезных суммах: только в Восточном и Находке в 2018 году крупнотоннажные суда совершили 1,5 тыс. заходов под бункеровку, что принесло около 700 млн руб. сборов.

Сложности могут быть, особенно в первом квартале 2020 года, когда рост предложения новых топлив, возможно, будет отставать от возросшего спроса, соглашается Сергей Агибалов из международного ценового агентства Argus. Однако он не ожидает существенного провала, поскольку Россия является крупным экспортером малосернистых дизтоплива и газойля, ВГО и пр., которые могут использоваться для блендинга новых судовых топлив с серой 0,5%. Это новое топливо, по ожиданиям международного ценового агентства Argus, будет торговаться с небольшим дисконтом относительно дизтоплива с серой 0,1%.

Тем не менее судоходные компании уже активно готовят рынок к тому, что изменение правил увеличит расходы на перевозки и ставки фрахта. Так, Maersk с 2019 года ввела новую бункерную надбавку, оценивая рост своих затрат на топливо в $2 млрд в год, а всей отрасли — в $15 млрд. Аналогичные надбавки ввели и другие международные игроки — MSC и CMA CGM.

Управляющий директор Северо-Западного пароходства (СЗП) и «Судоходной компании «Волжское пароходство»» (входят в UCL Holding Владимира Лисина) Юрий Гильц ожидает роста расходов на топливо минимум на 10%. В Fesco также допускают, что «есть определенная вероятность роста стоимости» морских перевозок, отмечая при этом, что стоимость топлива зависит от динамики цен на нефть больше, чем от других факторов. В компании подчеркивают, что экономичные суда в новых условиях получат преимущества: «Некоторые старые суда не смогут конкурировать, установка скрубберов на них не окупится. Как результат, они пойдут на лом, что может привести к дефициту тоннажа и росту ставок фрахта». Но в UCLH и в Fesco, которые используют в основном сухогрузы и контейнеровозы, не планируют переходить на СПГ-топливо, что решило бы проблемы с уровнем серы. Затраты на модернизацию судов под СПГ или строительство нового флота слишком высоки. «Совкомфлот», перевозящий нефтеналивные грузы, остается единственной российской компанией, которая сделала ставку на СПГ.

Но у новых правил есть и неожиданные выгодоприобретатели — те, кто использует дешевеющий мазут. По оценкам международного ценового агентства Argus, в Татарстане для крупных ГРЭС мазут стал на 20% выгоднее газа. Пока большинство крупных энергокомпаний всерьез не рассматривают смену топлива. В «Т Плюс», в частности, заявили, что «стоимость мазута в регионах присутствия снизилась не настолько, чтобы электростанции могли везде использовать его с маржинальным замещением по отношению к газу». В компании уточнили, что рост потребления мазута возможен при снижении цен до уровня первого квартала 2016 года. Судя по ценам на СПбМТСБ, это уже почти произошло — сейчас средняя цена в европейской части РФ составляет 5,3 тыс. руб. на тонну против 15,5 тыс. руб. в ноябре 2018 года и 4–4,5 тыс. руб. в первом квартале 2016 года.

Юрий Барсуков, Анастасия Веденеева, Полина Смертина

источник

Добавить комментарий