Меню Рубрики

Установки психолога на клиента

Сопротивление клиента, или кто кого переиграет

Во время сеанса иногда возникает сопротивление клиента, вызванное, как правило, его основной проблемой. С одной стороны, и жить с нею он уже не в состоянии, а с другой — и разрешать подсознательно не желает. Клиент зажат в тисках между первым и вторым, а психотерапевт всеми силами пытается вытащить его оттуда, перебирая различные техники и приёмы. Множество примеров существует на данную тему. Например, великовозрастный сын, единственный ребёнок у матери-одиночки сидит дома целыми днями и не занимается трудоустройством.

На приёме выясняется, что мать держит под контролем его поведение и сознание на протяжении всей жизни, проявляя чрезмерную заботу и внимание — отсюда и следует отсутствие самостоятельности сына. Итак, психолог обращается к ней на приёме: «Будем разрывать отношения с ребёнком? Будем его отпускать?». Женщина может выдать на уровне сознания утвердительное «Да«, а в глубине подсознания всё равно цепляться за «Нет«. Вполне закономерно, что впоследствии вы вновь встретитесь с её сопротивлением, когда начнёте применять соответствующие техники и приёмы, ибо мать продолжает держаться за сына и сохранять ту позицию, которую сама же установила.

Таким образом, изначальная цель, предложенная психологом и поддержанная клиентом, не совпадает с реальными целями матери, которая по-настоящему не желает «порвать» с ребёнком. Тут и проявляется ваше мастерство как психолога: либо вы тянете за уши клиента, как осла к водопою, подбирая технику за техникой, либо останавливаете рабочий процесс и вновь повторяете контрольный или провокационный вопрос. «Вы действительно хотите отпустить сына?» — этот же вопрос, спустя «круг» проделанной работы, заставляет посетителя глубоко задуматься и, возможно, вытащить истинный ответ из подсознания — «Да» или «Нет». Здесь и получается, что клиент «зажат в тисках» между сомнительным, туманным, пугающим «Да» и привычным, но тупиковым, опостылевшим «Нет». Как ему в данном случае помочь? Сказать: «Ну давай же, давай…». Или же подойти с другой стороны и спросить: «Как вы можете измениться, чтобы сын вёл себя как взрослый?». Альтернативные варианты, полученные во время сеанса, послужат тем самым «спасательным кругом» для того, чтобы окончательно не быть придавленным «тисками» собственной проблемы. Хотя вместо «спасательного круга» вполне можно использовать «спасательную шлюпку», дабы клиенту отплыть подальше от тонущего корабля в виде существующей проблемы, то есть проработать его другие сферы жизни. Мы можем выяснить для начала следующее: «Для чего вы не желаете отпускать сына? Например, всплывёт тема одиночества: «Я держу сына, чтобы не чувствовать себя одинокой…». Тогда через вопрос — «Что необходимо сделать, чтобы не чувствовать себя одинокой и при этом отпустить сына?» — мы выводим клиента на другие непроработанные сферы жизни, которые способны явиться «ключом».

Вариантов множество, а суть одна: не тяните клиента за уши и не подгоняйте в спину — предоставьте ему возможность меняться самому. Данная конкретная ситуация служит лишь наглядным примером, и на месте зависимости матери к сыну могла бы стоять любая другая проблема.

Правильная работа психолога с клиентом осуществляется на уровне «взрослый-взрослый». Ваша внутренняя установка изначально должна быть следующей: клиент обладает всеми необходимыми ресурсами для собственного изменения. Однако, если перед вами сидит «ребёнок», не желающий брать ответственность за свою жизнь, с детства привыкший к опеке, то работа на данном этапе коммуникации претерпевает кое-какие затруднения.

Во-первых, у психотерапевта где-то на глубинном уровне может автоматически включится «родитель». Это важно заранее осознавать и отдавать себе отчёт, чтобы «не попасться». Во-вторых, данное отношение «ребёнок-родитель» является своего рода манипуляцией — вспомните себя в детстве! Манипуляции ребёнка порой доходят до совершенства, с годами всё лучше оттачиваются, пока со временем не переносятся на близких, друзей, знакомых, супругов и на психотерапевтов в том числе. Поэтому «не ведитесь» на манипуляции и постоянно сохраняйте собственную позицию «Я — взрослый».

Помимо «детей», к вам на приём будут приходить и «родители» со своими установками и правилами, традиционно начинающимися со слов «надо», «должен», «обязан», «так положено», «никак иначе» и т.д. Взрослый же человек выступает с позиции «Я», берёт на себя ответственность за происходящее, учитывая как «родительские» установки, так и потребности «ребёнка».

Не обязательно на приёме это проговаривать, но важно вывести ваши отношения с клиентом на уровень «взрослый-взрослый», где «взрослый» принимает конкретные решения, двигается вперёд, понимает и меняется, позволяет случаться и доверяет.

В позиции «взрослый-взрослый» не находится места играм и манипуляциям. Если клиент ведёт игру, вы можете «подыграть» ему и включить в тот или иной момент «родителя» или «ребёнка», например, с целью получения доверительных отношений, а далее через позицию «следую, следую, следую, веду» вы плавно переводите его в роль «Я — взрослый». Постоянно осознавайте происходящее на уровне «здесь и сейчас».

Некоторые организационные моменты

  1. Важно понимать, хочет ли клиент по-настоящему решить проблему или ему просто необходима «скорая помощь». Если нужно проработать отдельный элемент, например, конкретное негативное чувство, то тоже можно браться. Главное — отдавать себе отчёт в том, что вы делаете. Лечить проблему и убирать симптомы — это разные вещи. Однако, если клиент готов к реальным внутренним изменениям, то желательно рассматривать его в целом, а не просто работать с отдельным элементом его личности. Ведь вы не слушаете музыку по отдельности — сначала включаете звуковую дорожку с вокалом, потом идут ударные, затем бас-гитара и компьютерные эффекты. Нет. Всю музыку воспринимаете целиком! Во взаимодействии «психолог-клиент» вы словно выступаете в роли дирижёра, точно знающего, как целостно звучит мелодия души, чтобы она «зацепила» многих ценителей классической музыки. Ибо состояние души клиента непосредственно влияет на его окружение. А тут клиент в лице музыканта пришёл к вам с расстроенным тромбоном (проблемой) и пытается ещё доказать, что его звучание очень даже ничего вместе с акустической гитарой без одной струны. Тогда-то вы садитесь за музыкальный инструмент, настраиваете его, натягиваете струны на гитаре и принимаетесь показывать молодому и неопытному музыканту (клиенту), как по-настоящему должна звучать мелодия века — и на душе клиента становится хорошо. «Вдруг я начал чувствовать себя по-другому и осознавать нечто важное…» — подтверждает он. Думаете, после этого он вернётся к расстроенному тромбону? Если вернётся, то будет пугать его звучанием своих соседей, а если примет настоящую музыку, то выступит на большой сцене перед многотысячной публикой (принятие мира)! Конечно же, с плохим слухом никто не пустит «музыканта» на сцену, зато ваш отточенный слух должен менять и «переворачивать» жизни людей. На наличие «слуха» клиента можно проверить следующим образом.
  • Пример из практики.

Женщина находится в любовной зависимости от женатого мужчины. Встречаются на протяжении пяти лет. Ссоры, неоднократные расставания, унижения. Я проверяю: «Мы начинаем работать при условии разрыва отношений. Если есть конкретное решение, то приступаем, если нет — расходимся».

И вот тут-то начинает играть «расстроенный тромбон» — «Ну, я не знаю… А вы можете мне помочь принять такое решение… и т.д. «. Ясно, что клиентка не готова меняться, усидеть на двух стульях ей тоже вряд ли удастся. Расставание есть символ изменения и перехода в иную «мелодичную» реальность, где играет целый оркестр, а не одинокий тромбон. Как правило, с такой клиенткой эффективного сотрудничества не получится. Допустим, вы сможете убрать негативные «звучания» в музыке в виде эмоций, настроив музыкальный инструмент, и тем самым отсрочить изменения, но рано или поздно она вновь вернётся к расстроенному тромбону. Какую музыку предпочитаете слушать вы, дорогой читатель? Будете каждый раз настраивать посетителю музыкальный инструмент или подыщете другого «музыканта» в свой оркестр?

  1. Проверкой на серьёзность работы с вами может быть перенос встречи со стороны клиента. Если у него вдруг возникли неотложные дела на время приёма, значит, неотложные обстоятельства для клиента важнее работы с проблемой. Клиент либо не желает заниматься её решением (вспоминаем вторичную выгоду!), либо отсутствует сама проблема. Я, как правило, прекращаю сотрудничать с таким человеком, а если это первая встреча, то не будет никакого переноса. Вообще, обращайте внимание на мельчайшие подробности в поведении клиента ещё с начала разговора по телефону, когда он только позвонил вам. Знаете, это как звенья одной цепи, постепенно ведущей к разрешению ситуации. Любой пазл имеет определяющее значение — без него не сложится полная картина взаимодействия «психолог-клиент».
  2. Зачастую клиент начинает диктовать условия. Например, при первом обращении по телефону скажет следующим образом: «мне удобно тогда-то и тогда-то…», или «вы должны…», или «главное в моей проблеме — это…» и т.д. Любая позиция клиента, когда тот ставит себя выше вас, когда он знает, как лучше с ним работать, недопустима. Клиент в данном случае не приходит за помощью, а желает за счёт «опускания» психолога поднять собственную самооценку. Вернёмся к примеру с дирижёром. Вы играете концерт в филармонии, а тут внезапно кто-то поднялся с места, взошёл на подмостки и заявил: «Вы не так играете!». А потом достал свою расстроенную балалайку и поразил всех присутствующих «необыкновенным» мастерством. Скажите такому клиенту: «Если сами знаете, как лучше, то помогите себе самостоятельно…«. При согласовании встречи с «наглым» клиентом я назначаю приём в неудобное для него время, при условии, что у меня такая возможность есть. Например, если клиент говорит, что ему удобно во вторник в 17:00, то я перевожу встречу на 11:00 среды. «Готовы? Тогда не забудьте свою «балалайку» — проверим, что с ней можно сделать», — если клиент реально занят в среду, но продолжает настаивать на встрече, то данный выбор в пользу работы с психологом говорит о том, что он действительно готов. Соответственно, отказ говорит об обратном. Есть уважительные причины и в том, и в другом случае, поэтому к каждой ситуации нужно подходить индивидуально.

Главное, дирижёр — мастер собственного дела, и не надо навязывать ему своего звучания и темпоритма.

  1. Готов ли клиент платить назначенную сумму? Степень важности проблемы для клиента характеризуется его готовностью платить деньги, соответственно, его заинтересованность и «включённость» в работу увеличиваются. Что касается размера оплаты, то, по законам рынка, цена определяет качество. Как говорится, за что платите, то и получаете! Снижение цены ещё не гарантирует вам бешеный наплыв посетителей, скорее, напротив, низкая цена способна вызвать у людей дополнительные подозрения в низком качестве предоставляемых услуг. Запомните, друг мой, по вашим ценам приходят соответствующие клиенты!

Высокая стоимость услуг обеспечивает профессиональному психологу богатых посетителей, не в плане финансового достатка, а в плане уровня развития, привыкших получать по жизни качественный результат. Более того, для вас не должно иметь значения, к какому слою общества относится клиент, какую должность при этом занимает, сколько зарабатывает и т.д. Никаких градаций, он для вас просто Клиент, а его деньги — инструмент воздействия. Поэтому, плата за психотерапию — есть элемент психотерапии. В конце приёма понаблюдайте за клиентом: с каким чувством он расстаётся с деньгами, помнит ли он об оплате или вовсе позабыл, а также понаблюдайте за собой, ждёте ли вы финансового вознаграждения, и есть ли неловкость момента. Довольно показательная ситуация, характеризующая готовность клиента и вашу позицию психолога.

Читайте также:  Установка и подключение магнитол

источник

Деятельность психолога-консультанта на подэтапе. «Коррекция установок клиента»

«Коррекция установок клиента»

Задача психолога-консультанта на этом подэтапе будет вы­полнена, если в сознании клиента обозначится следующая це­почка событий: а) чувство или переживание клиента, дли­тельно существующее или периодически возникающее в связи с логикой развития отношений, толкающее его на то, чтобы добиваться достижения своих целей и удовлетворения своих потребностей (в любви, власти, понимании, ощущении ценно­сти прожитой жизни и т. д.); б) неадекватные средства, изби­раемые для реализации этих целей, приводящие к сложности во взаимоотношениях; в) негативная реакция партнера, часто усугубляющая проблемы клиента.

Например, женщина хочет помочь своей дочери найти достойное место в жизни. Она волнуется из-за того, что судь­ба дочери может сложиться печально. Она хочет, чтобы дочь больше времени проводила дома, более осмысленно относи­лась к своей жизни, начала серьезно учиться, оставила ком­панию друзей с отклоняющимся поведением. Таковы чувства этой женщины, потребности, цели. Возможно, она их не осознает или не вполне осознает. Подчас ей хочется просто отомстить дочери за свои страдания, и она забывает про бо­лее глубокую эмоциональную подоплеку своего поведения и своих страданий, забывает про свои цели. Она зачастую просто увлечена процессом «домашней войны». Бывает, что родители в такой ситуации настолько взволнованы и напря­жены, что постоянно, на протяжении нескольких лет совер­шают одни и те же повторяющиеся действия, которые не только не приводят к желаемым результатам, а наоборот, ве­дут процесс социализации ребенка в обратном направлении. Они плохо осознают свои цели, смысл своих действий, их по­следствия для себя и окружающих. И вот первым этапом по­мощи этим людям будет реконструкция в их сознании эле­ментов представленной выше цепочки. Первым элементом цепочки представлений, которую мы должны воссоздать в сознании клиентки в данном случае, будут ее эмоции, тре­вога, цели, потребности. Мы должны помочь ей осознать, что ее действия вызваны тревогой за судьбу дочери, что ее целью является нормальная судьба дочери — ее здоровье, образова-

ние, успешная социализация в обществе, высокий уровень развития личности, нормальная семья в будущем и т. д. Это первый элемент цепочки.

Перейдем теперь ко второму элементу цепочки, воссоздавае­мому в сознании клиентки, — средства, которые она использует для того, чтобы помогать своей дочери. Каждый вечер эта жен­щина разыскивает свою дочь по ночным клубам, со скандалом привозит ее домой, где скандал продолжается. Если дочь задер­жалась дома, эта женщина каждые 15 мин заглядывает в ком­нату дочери: — что дочь делает? Регулярные проверки карма­нов, обзванивание подруг, попытки не выпускать дочь из дому еще ни разу не увенчались успехом. Водила дочь к экстрасен­су, пыталась поставить на учет в милиции. Желательно со­брать максимально полный список средств, с помощью кото­рых родитель пытается или пытался спасать своего ребенка. Собрать это необходимо прежде всего для того, чтобы роди­тель осознал, что он, по сути, делает на протяжении послед­них нескольких месяцев или нескольких лет. То есть вслед за целями и лежащими в основе их эмоциональными пережива­ниями клиенту необходимо осознать свои реальные действия и соотнести их со своими целями. Эти реальные действия — вто­рой элемент цепочки.

И, наконец, третий элемент выстраиваемой цепочки — ре­зультаты. Добилась ли мама за последние несколько лет же­лаемого? Улучшилось ли поведение дочери? Нет, оно даже ухудшилось. Так много активности, но эта активность не привела к желаемому, наоборот, еще более отдалила его. Дочь прореагировала на активность матери усилением деви-антного поведения, что только усугубило материнские пробле­мы. До прихода в консультацию мать могла этого не осозна­вать, она вся в плену текущих задач: что сделать, чтобы дочь сегодня вечером не ушла из дома, где ее реальнее сегодня но­чью найти, откуда взять денег на такси, наконец, найти дочь, чтобы высказать ей всю свою обиду, а главное — как плохо те­перь сложится ее, дочери, жизнь. Мы ставим клиента перед этим фактом: вот чего он хочет, желает, вот что он делает, а вот к чему это реально приводит.

Зачем мы делаем это? Зачем мы выстраиваем в его сознании эту цепочку событий? Для того, чтобы изменились установки клиента на неэффективное поведение, чтобы он осознал их не-

эффективность, чтобы начал искать более эффективное пове­дение применительно к своей ситуации. В этом и состоит суть коррекции установок клиента.

Для того, чтобы успешно выстраивать в сознании клиента ра­зобранную выше цепочку событий, психолог-консультант мо­жет использовать разные средства, приемы. Перечислим неко­торые из них.

  1. Акцентуирование противоречий рассказа клиента, т. е. подчеркивание их, делание их заметными, осознаваемыми, ана­лизируемыми.
  2. Переформулирование и переструктурирование ок­ружающей клиента реальности при помощи комментариев -интерпретация ситуации клиента на основе личного опыта или теоретических знаний.
  3. Постановка клиента в рефлексивную позицию, т. е. предложение клиенту посмотреть на происходящее глазами других участников ситуации и оценить с их позиции собст­венное поведение.
  4. Открытая конфронтация с клиентом и его деструктив­ными действиями, если ничто иное не в силах пробить его много­численные психологические защиты, а его поведение наносит вред окружающим.
  5. Помещение клиента в такую ситуацию, которая помог­ла бы ему получить новый значимый опыт, призванный изме­нить его деструктивные поведенческие установки. Домашнее за­дание, которое позволило бы клиенту осознать деструктивность своих действий.
  6. Пересказ клиенту основных реалий его рассказа, час­тые резюме (повторения в сжатом виде основных фактов, фигу­рирующих в рассказе клиента, и чувств, с ними связанных). Цель — создать условия для того, чтобы клиент сам задумался над своей ситуацией, погрузился в нее глубже и смог сам сделать необходимые выводы.
  7. Анализ эмоциональной подоплеки происходящего, ин­терпретация и обсуждение реалий эмоциональной жизни клиента.
  1. Самораскрытие психолога-консультанта, которое пред­полагает сообщение клиенту о своих чувствах по поводу его за­труднений, рассказ о своем собственном или известном и лич-ностно значимом опыте преодоления подобных проблем.

Более подробно на этих и других приемах ведения консуль­тативной беседы мы остановимся впоследствии в рамках кур­сов «Концепции и методы психологической помощи» и «Пси­хология семьи и семейное консультирование», когда будем изучать теоретический и социальный контекст, в рамках кото­рого они возникли.

Таким образом, результатом работы психолога-консультанта на первом подэтапе третьего этапа психологического консульти­рования будет в той или иной степени выраженное непринятие прежних способов поведения в проблемных ситуациях, установ­ка на поиск новых, более конструктивных, отвечающих реали­ям возникшей ситуации способов поведения. Переход собствен­но к коррекции поведения — начало второго подэтапа третьего этапа консультативной беседы.

источник

Психолога-консультанта

В предыдущем разделе мы говорили об условиях, обеспечивающих эффективность консультативной работы. Причем основной акцент был сделан на освещении профессионально важных качеств психолога-консультанта и основополагающих принципах организации консультативного взаимодействия. Личностные качества психолога, таким образом, можно рассматривать как своеобразный психологический ресурс, который потенциально, будучи включенным в деятельность, способен обеспечить успех в работе с клиентом. Принципы же консультирования задают определенные профессионально-этические стандарты, соблюдение которых является непременным условием любого профессионального взаимодействия психолога с клиентом. В данном разделе речь пойдет скорее об эмоциональной составляющей технологии консультативного контакта, о тех правилах и профессиональных действиях, соблюдение и выполнение которых способствует созданию особого климата доверия и взаимопонимания между клиентом и консультантом, а в конечном итоге – и успеху консультирования в целом.

Ориентация на понимание, на установки клиента.Информация, которую пере­дает психолог, должна быть понятой и адекватно воспринятой человеком, с которым он работает. Нужно учитывать не толь­ко интеллектуальный уровень клиента, но и возможные социокультурные отличия, различия в “когнитивных системах” восприятия и переработки информации. Говорить следует “на языке клиента”, начиная с употребления тех слов, которые встречаются в его высказываниях и кончая использованием его смысловых семантических единиц. Необходимо стремиться понять вещи так, как их понимает клиент, уловить тот смысл, который он вкладывает в ту или иную фразу, и работать именно с ним. Только тогда консультативное разъяснение затруднений достигнет цели, психологическая информация станет частью убеждений человека, превратится в руководство к действию.

Открывая мир переживаний своих клиентов, наблюдатель­ный консультант не может не отметить, что при всей индиви­дуальной неповторимости проблем, есть нечто закономерное в том, как люди представляют свой внутренний опыт другому человеку. Представители нейро-лингвистического программи­рования, исследовавшие эти закономерности, пришли к выво­ду, что человек имеет несколько способов восприятия и репре­зентации накопленной им информации. Условно основные режимы восприятия информации можно обозначить как зритель­ный (вижу), слуховой (слышу), кинестетический (чувствую). Каждый из режимов у различных людей может превалировать над други­ми (тогда человек лучше репрезентирует свой внутренний мир в каком-либо одном из режимов).

То, в какой сенсорной модальности человеку лучше работается, можно определить, внимательно наблюдая за ним (глаз­ные доступы), слушая и анализируя его речь (сигнальные сло­ва). Если клиент в своем рассказе использует много зритель­ных образов, которые он как бы видит, подымая глаза вверх, жестом и словом рисует картины того, что происходит или происходило сним, то можно сделать вывод, что он преимущественно исполь­зует зрительный канал получения и репрезентации опыта, т.е. является визуалом. Ключевыми словами при этом являются: “вижу”, “наблюдаю”, “проиллюстрирую”, “выглядит”, “посмотрите”, “покажите”, “картина”, “яркий” и др. Аудиальный режим работы демонстрируют те, у кого глаза двигаются преимущественно в горизонталь­ной плоскости, а речь изобилует предикатами, отражающими “звучащую действительность” (“слышать”, “говорить”, “бе­седа”, “звук”, “тон” и т.д.). Люди, мыслящие в телесных ощущениях, будут использовать слова типа “чувствую”, “схва­тываю”, “гладко”, “цепко”, “рана”, “контакт” и т.д. Их на­зывают кинестетиками.

От того, в каком режиме преимуще­ственно работает клиент, зависит и его способ “думания”. Например, визуалы могут думать сразу о многих вещах, представлять себе множество картин, совмещатьих, подстра­ивать что-либо, добавлять или изменять. Им легче менять свои внутренние установки, изменяя “картинку”, сконструирован­ную благодаря взаимодействию с консультантом. Аудиалам, мыслящим линейно, переходя от мысли к мысли в определен­ном темпе, поможет почувствовать себя лучше снижение ско­рости мышления, последовательная обработка мысли за мыс­лью. Кинестетики, напротив, ориентируются не на плавное перетекание мыслей или образов, а на свои ощущения, интуи­цию, предчувствия и тому подобное. Чтобы как-то изменить их мироощущение, необходимо научить их больше доверять своим предположениям и предчувствиям.

Читайте также:  Установка карбюратора 21083 на фольксваген пассат

Подстраиваясь под тот или иной режим работы, консуль­тант тем самым повышает эффективность взаимодействия, укрепляет контакт с партнером по общению. Таким образом, удается скорее сориентироваться в новой для него картине мира, да и комментарии психолога получают дополнительную дей­ственность и силу.

Замечено, что успешность консультации во многом зависит от того, как быстро возникает согласованность и симметрич­ность действий между клиентом и консультантом. Многие консультанты подчеркивают роль отзеркаливания (процесса возвращения клиенту аспектов его собственного невербально­го поведения) и отражения (процесса возвращения клиенту его чувств, которых он, может быть, и не замечает в себе). Эти процессы помогают не только преодолеть барьеры принятия и понимания, но и дают ценную информацию, с которой можно конструктивно поработать в дальнейшем.

Приходится принимать во внимание и то, какие ожидания имеет клиент относительно консультации. Избранная тактика беседы, предлагаемые решения должны быть адекватны не только данной про­блеме, но и невысказанным установкам данного человека. Не нужно силой навязывать ему то, что вы считаете необходимым, даже если ваше решение не лишено объективности. Ведь если клиент “не созрел”, например, для разбора каких-то своих вытесненных проблем, акцентирование на них внимания может привести к сопротивлению. С сопротивлением тоже можно работать, но иногда полезнее сначала “пойти на поводу” ожиданий клиента, который пришел за советом, пониманием, возможностью выговориться, а затем подвести его к работе над скрытыми проблемами.

Формирование доверительных отношений.Формирование доверительных отношений — едва ли не важнейшее условие эффективности консультирования. Это вера клиента в действен­ность психологической помощи. Добиваться доверия необхо­димо всеми возможными способами. Люди, ищущие помощи у консультанта или психотера­певта, находятся в состоянии тревоги, а порой и страха. Вначале они не знают, что ждать от консультирования и консультанта. Тем не менее, они приходят на консультацию со своими пробле­мами и надеждой на понимание. Если с самого начала кли­ент отнесется к консультанту с доверием, то в процессе консультирования он станет смелее делиться своими чув­ствами, мыслями, страхами, которые не так легко обсуж­дать с чужим человеком. Если клиент не проникнется дове­рием, работа консультанта будет неэффективна и бессмыс­ленна.

Успешность созда­ния терапевтического климата во многом обусловлена личностными качествами консультанта и его отношением к консультиро­ванию. При этом необходимо выполнять следующие условия:

— необходим искренний интерес к людям и подлинное желание помогать им. Нельзя забывать, что клиенты тонко чувствуют, интересуется ли консультант ими по су­ществу или только как объектами исследования;

— во время консультирования все внимание следует уде­лять клиенту, нельзя заниматься посторонними делами (на­пример: разговаривать по телефону, разрешать входить в ка­бинет коллегам и обсуждать с ними какие-то, пускай даже важные вопросы, витать в мыслях за стенами кабинета и т.п.);

— надо предоставить клиенту максимальную возмож­ность высказаться. Он приходит к консультанту не выслу­шивать поучения и мудрые советы, а рассказать о гнетущих и затруднительных аспектах своей жизни;

— не следует проявлять излишнее любопытство, вынуждая клиента испытывать неудобство. Консуль­тант не должен походить на детектива. Важна лишь та ин­формация о клиенте, которая необходима для понимания его проблем;

— следует помочь клиенту почувствовать себя непри­нужденно во время консультативных встреч. Для этого кон­сультант должен проявлять дружелюбие, искренность, есте­ственность, суметь войти в положение клиента;

— к проблемам клиента необходимо относиться без осуж­дения. Консультант должен не оценивать, а слушать, слы­шать и понимать. Когда консультант искренне и естественно демонстрирует установку “принятия”, клиент чувствует себя понятым и заслуживающим уважения.

Большую роль в общении психолога с клиентом играет его умение к эмпатийному взаимодействию. Проявление эмпатии в общении означа­ет, что консультант чутко и точно реагирует на переживания клиента, словно это его собственные переживания. Подразу­мевается его способность “вжиться” в субъективный мир клиен­та и понять смысл разных событий в этом мире. Такое “вхождение” должно быть безоценочным, не разделяющим содержание иного мира на правильную и неправильную, хорошую и плохую части. Безоценочная установка консуль­танта позволяет клиентам в большей мере принимать и себя. Когда консультант точно и старательно идентифицирует разнообразные чувства — злобу, страх, враждебность, тре­вогу, радость, — клиент имеет возможность лучше услы­шать и понять себя.

Эмпатия означает способность консультанта не только со­переживать, но и понимать клиента. В этом смысле эмпатическое познание осуществляется, прежде всего, эмоционально, через сопережи­вание клиенту. Эмпатия помогает консультанту разобраться в при­чинах недостаточной откровенности клиента: о чем-то клиент не говорит, поскольку этому препятствует бессознательное сопротивление, что-то просто скрывает и о чем-то не расска­зывает из-за опасений не быть услышанным. Войдя в мир другого человека, консультанту в то же время важно оста­ваться автономным от клиента, т.е. сохранить самость. Поэтому сопереживание консультанта клиенту никогда не должно быть тотальным, а только частичным и времен­ным. Это процесс, в котором консультант частично испытывает чувства клиента, одновременно сохраняя необходимую отстранен­ность.

Эмпатическое понимание можно показать клиенту самы­ми разными способами — молчанием, отражением чувств, удачной и своевременной интерпретацией, рассказывая ка­кую-нибудь историю, точной метафорой и т.п. Однако эмпатия не сводится к простой технике выражения своего интереса. Уникальная способность консультанта к эмпатии состоит в своеобразном видении клиента — умении вникнуть в его поведение и чувства и на основании интуи­ции понять, что клиент говорит откровенно и о чем умалчи­вает и т.д.

Для создания и укрепления консультативного контакта очень важны техники одобрения и успокоения. Одобрение и успокоение являются одними из основных приемов нерефлексивного слушания. В зависимости от ситуаций консультант может выразить понимание, одобрение и поддержку короткими фразами или междометиями. Такие фразы побуждают клиента продолжить повествование. Например: “Продолжайте, это интересно”, “Да, понимаю”, “Так” и т.п. Другим важным компонентом поддержки клиента является успокаивание, которое позволяет клиенту поверить в себя. Это тоже короткие фразы, выражающие согласие типа: “Очень хорошо”, “Не волнуйтесь из-за этого”, “Вы правы”, “Конечно”, “Я знаю, что будет тяжело, но Вы не только можете, но и обязаны это сделать” и т.п. Ошибкой в применении техники успокаивания клиента является чрезмерное употребление данных приемов, что превращает консультанта в своего рода психологическую “подпорку” для клиента, увеличивая его зависимость от консультанта.

Активное слушание.Активное слушание является важным компонентом и условием эффективности рефлексивного общения. Рефлексивное общение — общение, ориентированное на понимание и принятие собеседника, уважение к его личности, безоценочное реагирование на его мысли, чувства, высказывания и эмоциональные состояния.

Слушание — активный процесс, хотя бы потому, что при видимой внешней пассивности слушателя требует от него до­вольно значительного внутреннего напряжения, умения от­влечься от собственных мыслей, внимательно следить за сло­вами и переживаниями другого человека. Рефлексивное слушание является видом слушания с объективной обрат­ной связью для говорящего в виде заинтересованных вопросов-уточнений и интерпретаций, служащих критерием точно­сти восприятия услышанного. Этот прием помогает клиенту наиболее полно выразить свои чув­ства. Уметь слушать рефлексивно — значит расшиф­ровывать смысл сообщений, выяснять их реальное зна­чение.

Активное слуша­ние предполагает овладение приемами, которые помогают по­нять и запомнить сказанное. С умения цепко придерживаться нити разговора начинается любая профессиональная психоло­гическая работа. Вот почему приемы и техники активного слу­шания и понимающего (рефлексивного) реагирования обобщен­но называют “метод базовых психотерапевтических навы­ков”.

Раскроем сущность некоторых из приемов активного слушания.

Выяснение, уточнение – это обращение к говорящему за уточнени­ями: “Пожалуйста, объясните это”, “В этом ли состоит проблема, как Вы ее понимаете?”, “Не повторите ли Вы еще раз?”, “Я не понял, что Вы имеете в виду” и др. Оно помогает сделать сообщение понят­ным, способствует более глубокому осознанию информации. Вообще получение информации о клиенте и побуждение его к самоанализу невозможны без умелого опроса. Чтобы спровоцировать собеседника на дополнительные объяс­нения, нужно сказать, например, так: “Уточните, пожалуйс­та. ”; “Я не понимаю, что Вы имеете в виду. ”; “Что Вы хоте­ли этим сказать?”; “Объясните подробнее. ”, или поставить соответствующий вопрос. Чаще всего в психологическом кон­сультировании используются вопросы таких типов: закрытые, открытые, прямые, опосредованные, лично направленные, безличные и др.

Закрытыминазываются такие вопросы, отвечая на которые собеседник может одним словом подтвердить или отрицать сказанное. Например: “Вы согласны с вашими коллегами?” — “Да (нет)”.

Открытыминазываются вопросы, на которые собеседник не может ответить коротко “да” или “нет”. Например: “Что именно вызывает Ваше несогласие?”; “В чем заключаются противоречия в отношениях с Вашими коллегами?”.

Открытые вопросы дают клиенту возможность делиться своими заботами и чувствами. Они передают ему ответственность за беседу и побуждают его исследовать свои установки, мысли, чувства, поведение. Выделяются следующие основные моменты, когда используются открытые вопросы:

А. Начало консультативной беседы (“С чего сегодня Вы хотели бы начать?”; “Какие психологические труд­ности Вас привели ко мне?” и др.).

Б. Побуждение клиента продолжать или дополнять сказанное (“Что Вы почувствовали, когда это случилось?”; “Не можете ли добавить что-нибудь к тому, что уже сказали?”).

В. Побуждение клиента проиллюстрировать свои проблемы примерами, чтобы консультант мог лучше их понять (“Не сможете ли Вы рассказать о какой-либо конкретной ситуации?”).

Г. Сосредоточение внимания клиента на чувствах (“Что Вы чувствуете, когда все это произошло с Вами?).

В прямыхвопросах тема или проблема выражена открыто, непосредственно. Например: “Хотели бы Вы перейти на дру­гую работу, в другой коллектив?” В опосредованных вопросах интерес того, кто спрашивает, открыто не выражен. Напри­мер: “Если бы Вы по каким-либо причинам временно не рабо­тали, то вернулись бы Вы на прежнее место работы?” Нако­нец, вопрос может быть обращен прямо к лицу, с которым разговаривают (лично направленный), например: “Лично Вы довольны подобными условиями?”, или может требовать не­определенного ответа, например: “Насколько удовлетворитель­ными могут считаться подобные условия?”.

Достаточно информативен для психолога тип опосредованных проективных вопросов. Собеседника про­сят ответить или высказаться от своего имени в какой-то кон­кретной или воображаемой ситуации либо ответить за другого человека или группу людей. Например: “Вообразите себе, что вы встретили себя нынешнего через несколько лет, что бы вы сказали себе по поводу этих событий, о которых мы сегодня говорим?”.

Неплохих результатов можно достичь, используя технику коротких вопросов.С помощью этой техники каждый момент разговора, в котором ощущается необходимость в дополнитель­ной информации, можно сделать вопросительным. Этого можно достичь, если изъять ключевое слово этого момента из предыду­щей фразы и повторить его с вопросительной интонацией или сопровождая вопросительным словом “Что?”, “Как?”, “Поче­му?”.

Хотя постановка вопросов и является важной техникой консультирования, следует избегать чрезмерного опрашивания. Большая склонность расспрашивать во время консультирования превращает беседу в обмен вопросами-ответами, клиент начинает ждать, чтобы консультант спросил еще о чем-нибудь. Частые вопросы заставляют консультанта принять ответственность на себя за ход и тематику обсуждения. Кроме того, чрезмерное расспрашивание переводит беседу от эмоционально окрашенных тем к обсуждению фактологии жизни, уничтожает “подвижный” характер беседы.

Читайте также:  Установка кулера для cpu

Частое использование вопросов может насторожить собеседника и даже отбить охоту отвечать. Вопросы, начи­нающиеся с вопросительного слова “почему”, наименее целе­сообразны, так как могут восприниматься как скрытое обвинение, порицание и, зачастую, вызывают защитное реа­гирование. Поэтому лучше использовать вопросы, вмонтиро­ванные в предложения, так называемые скрытыевопросы, например: “Не лишним будет поговорить о чертах характера Вашего мужа”, “Хотелось бы выяснить, что в Ваших отноше­ниях остается недосказанным” и т.д.

Можно упомянуть еще несколько правил, которые следует иметь в виду, задавая вопросы клиентам:

— вопросы “Кто, что?” чаще ориентированы на факты, поэтому они увеличивают вероятность фактологических ответов;

— вопросы “Как?” ориентированы в большей степени на внутренний мир человека;

— надо избегать постановки одновременно нескольких вопросов;

— не следует один и тот же вопрос задавать в разных формулировках (клиенту не ясно на какой из вариантов надо отвечать);

— нельзя вопросом опережать клиента (например вопрос “Все ли хорошо ладится?” Чаще всего побуждает клиента дать утвердительный ответ).

Отражение содержания и чувств: перефразирование и обобщение. Перефразирование высказываний клиента в беседе — это передача собеседнику его же сообщения, но словами того, кто слушает. Парафраз особенно полезен в случаях, когда психо­логу приходится проверять, правильно ли он понял собеседни­ка, особенно тогда, когда чувствуется, что клиент имеет труд­ности при формулировании мыслей. Перефразирование про­воцирует человека на развитие собственной мысли, но касает­ся лишь того, что было сказано открыто. Кроме того, перефразированием и обобщением информации психолог показывает клиенту, что его слушают и понимают. Перефразирование может начинаться такими словами: “Если я Вас правильно понял, то. ”; “Другими словами, Вы полагаете, что. ”; “По­правьте меня, если я ошибаюсь относительно. ”.

Перефразирование имеет следующие цели:

— показать клиенту, что консультант очень внимателен и пытается его понять;

— выделить основную мысль клиента, повторяя его слова в сжатом виде;

— проверить правильность понимания мыслей клиента.

Применяя данную технику, нельзя искажать или заменять смысл слов клиента, а также дословно повторять его высказывания. Перефразированию подлежит только основная мысль клиента.

Резюмирование (обобщение) прием активного слушания, который заключается в подытоживании сказанного собеседником. В обобщении(или резюмировании) выражается основная идея нескольких, мало связанных между собой утверждений или долгого и запутанного высказывания. Резюмирование помогает соединить воедино основные фрагменты разговора, еще раз проверить правиль­ность и точность понимания переданной мысли. Начинается оно с тех же слов, что и перефразирование, но несет мысль более полную и обобщенную. Например: “То, что Вы прежде сказали, может означать. ”; “Ваши основные идеи, как я по­нимаю, заключаются в том. ”; “Если подытожить то, что Вы сказали. ” и т.д.

Обобщение помогает клиенту систематизировать свои мысли, вспомнить о том, что было сказано и способствует последовательности консультирования. Ситуации, в которых чаще всего применяется обобщение, следующие:

— структурирование психологом начала беседы, чтобы объединить ее с предыдущими беседами;

— клиент говорит долго и запутанно;

— одна тема беседы уже исчерпана и намечается переход к следующей теме;

— стремление психолога придать некое направление беседе;

— стремление в конце встречи подчеркнуть существенные моменты беседы и дать задание для самостоятельной работы.

Отражение чувств тесно связано с перефразированием высказываний клиента. Разница лишь в том, что при перефразировании высказываний основное внимание уделяется содержанию, а при отражении чувств – тому, что скрыто за этим содержанием. При этом важно обращать внимание на баланс (дисбаланс) чувств и фактов в консультативной беседе. Нельзя, поддавшись азарту выспрашивания, не замечать или игнорировать чувства клиента.

Существует правило, что при вопросе о чувствах клиент часто рассказывает факты из жизни, но если спрашивать о событиях, то практически нельзя услышать что-либо о чувствах. В связи с этим вопросы о чувствах должны быть приоритетными для консультанта. Отражая чувства клиента, психолог должен учитывать все эмоциональные реакции собеседника, эмоциональный тон, позу, мимику и т.п. Обобщая чувства клиента, важно обращать внимание на полярные чувства к значимым объектам любви или ситуациям. Для более точного отражения чувств следует использовать многие понятия, определяющие разнообразные чувственные нюансы.

Анализ контекста, выяснение скрытых мыслей и чувств.Для того чтобы отражение чувств клиента стало возможно, необходимоистинный смысл его эмоций и откликов. Речь в данном случае идет о выяснении скрытых мыслей и чувств. Не зря восточная мудрость гласит: “Слушай, что говорят люди, но понимай, что они чувствуют”. Рефлексирование переживаний и чувств нередко бывает более информативным, чем содержательная сторона разгово­ра, потому что чувства в большинстве случаев остаются истинными и неподдельными. Они теснее связаны с тайными, скрытыми в глу­бине души, неосознанными влечениями и желаниями.

Естественно, заметить разницу между чувствами и содер­жанием, которое вкладывается в сообщение, не легко. Но эта разница в работе консультанта приобретает решающее значе­ние. Замечать чувства партнера по общению можно по-разному. Во-первых, нужно обращать внимание на слова и выражения, которые он употребляет для определения чувств, например: “Я разгневался”; “У меня не было настроения”; “Я страдаю” и т.д. Большую эмоциональную нагрузку в речи несут также предлоги, наречия, прилагательные, глаголы, определяющие отношения. Проследим действия психолога на примере отрывка одного из диалогов с клиентом1 .

Клиентка: Я очень возмущена тем, что моя дочь стала базарной бабой в прямом смысле этих слов. Ушла с работы, которую имела по окончании вуза, и теперь занимается коммерцией — продает цветы на базаре. Говорит, что так больше зарабатывает.

Психолог: Ваша дочь могла заработать те же деньги, работая по специальности? (Закрытый вопрос.)

П.: То есть Вы согласитесь, что в современных условиях дочь приспособилась к жизни лучше, чем Вы ей предлагали. (Перефразирование, достижение согласия.)

К.: В общем, так. Но приспособление к условиям жизни — это еще не все.

П.: Что Вы имеете в виду? (Открытый вопрос, выяснение.)

К.: Если дочь нигде не работает, какой пример она подает своему сыну?!

П.: Вы хотите сказать, что Ваша дочь изнывает от безделья? (Парадоксальный вопрос.)

К.: Как раз нет, ей приходится очень много и тяжело работать, но это труд, как бы точнее выразиться. не для души, а для примитивного самообеспечения. Своего сына она уже с 3 лет таскает за собой (он не ходит в детсадик), полуголого и часто голодного. Видели бы Вы, какой у него аппетит, когда он приходит к нам. (На глазах у женщины появляются слезы.)

П.: Воспоминания о внуке вас растрогали. Вы, наверное, очень переживаете за него. (Интерпретация эмоционального состояния клиентки, присоединение через сочувствие.)

В этом отрывке психолог почти ничего от себя не добавляет, он просто внимательно слушает и концентрирует внимание клиентки на том, что она говорит. Добиться такого эффекта ему помогает использование приемов активного слушания. Их названия выделены курсивом. Вот какое продолжение имел вышеизложенный диалог:

Психолог: Вы чувствуете, что Ваша дочь уделяет своему сыну и Вашему внуку мало внимания. (Резюмирование, уточнение глубины переживаний).

Клиент: Мы с мужем жили ради ребенка. Интересы дочери были для нас главными. И я не думала, что она станет такой черствой.

П.: Черствой. (Техника коротких вопросов). В чем проявляется ее черствость? (Акцентирование эмоционально насыщенного слова).

К.: С тех пор, как стала самостоятельной (замужество, потом развод — все “решения” принимала сама), ее поведение становится все более жестким и вызывающим. Даже ребёнка у нас оставляет нечасто — хочет продемонстрировать силу и независимость.

П.: В Ваших словах проскальзывает неприкрытая обида на дочь. Она не оправдала Ваших ожиданий. Вы ощущаете по этому поводу дискомфорт. (Перевод разговора в новую плоскость — плоскость чувств).

Как видим, уточнение эмоционально насыщенного слова может вывести на уровень отсутствующих в рассказе переживаний, обнажить затаенные обиды и претензии. С помощью таких поворотов в разговоре психолог объективизирует другие стороны проблемы, осуществляет переход в новую плоскость ее обсуждения.

Во-вторых, нужно следить за невербальными реакциямипартнера по общению, а именно за мимикой, интонацией го­лоса, позой, жестами и т.п. Эта диагностическая по своему содержанию информация дает психологические ключи к по­ниманию истинных чувств партнера, так как мало поддается сознательному контролю. Наиболее информативно расхожде­ние между тем, что человек говорит, и тем, что демонстрирует его невербальное поведение. Существует даже термин для обо­значения таких явлений: конгруэнтная и неконгруэнтная ком­муникация.

Конгруэнтной является такая коммуникация, в которой все сообщения, вербальные и невербальные, соответствуют определенному передаваемому значению. Заметив какое-то несоответствие (например, смущенную улыбку тогда, когда речь идет совсем не о веселых вещах, жесткость, зажатость фигу­ры, сжатые руки, сопровождающие рассказ о любви и т.д.), психолог может поинтересоваться, чем вызвана такая реак­ция и, вероятно, получит дополнительную информацию для размышления.

В-третьих, чтобы почувствовать, что переживает человек, не лишним будет вообразить себя на его месте. Сопережива­ние помогает точнее идентифицировать и воссоздать эмоции собеседника, проникнуться его состоянием. Однако проблема не только в том, чтобы идентифицировать переживание клиента, важно акцентировать его внимание на их осознании. Перейти к этой части разговора можно, пользуясь такими вводными фразами: “Мне кажется, что Вы ощу­щаете. ”; “Что Вы переживали, когда. ”; “Опишите Ваши чувства в ту минуту”; “Когда и как Вы почувствовали это впервые?”.

Не всегда человек в состоянии рассказать консультанту что-то определенное. В таких случаях психолог помогает клиенту актуализировать свои чувства, используя специальные при­емы и техники психологического воздействия. К таким тех­никам принадлежат: техника альтернативных формулиро­вок, т.е. специфическая подсказка вариантов переживаний, которые могли бы возникнуть в обсуждаемой ситуации, с тем, чтобы стимулировать деятельность собеседника, дать ему при­мер для описания своих эмоций; техника уточнений “глуби­ны переживаний”, помогающая клиенту заглянуть в еще не изведанные уголки собственных чувств (Ю.Е. Алешина, 1993).

Поддержание мотивации долговременной работы. Иногда низкий терапевтический эффект консультирования предопре­деляется невозможностью продолжить сотрудничество с кли­ентом (часто не из-за уважительных, а вследствие чисто ситу­ативных причин). Думать об этом следует уже на первой встре­че. Необходимо позаботиться о формировании достаточной мотивации для долговременной и систематической работы. Для этого возможно использование следующих приемов: а) предупреж­дение в начале первой беседы о целесообразности повторных встреч; б) фиксирование внимания на положительном эффек­те уже на первой встрече; в) формулирование нерешенных за­дач, которые предстоит решить в дальнейшем; г) ориентация на постепенность изменений, происходящих в психологии че­ловека; д) формирование положительного эмоционального от­ношения к консультации.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Добавить комментарий