Меню Рубрики

Установок вертикального пуска ракеты

Под углом к горизонту. «Калибрам» нужны установки для наклонного пуска

Появление универсального корабельного стрельбового комплекса УКСК и универсальных пусковых установок 3С14, обеспечивающих вертикальный пуск крылатых ракет семейства «Калибр», стало резким шагом вперёд в потенциальных возможностях ВМФ России. Теперь при строительстве любого боевого корабля появлялась возможность «вписать» в его конструкцию «пакет» из минимум восьми вертикально установленных ракет. Пусковые установки 3С14 можно ставить и «блоками» по несколько единиц. Россия, таким образом, получила технологии, во многом аналогичные тем, благодаря которым ВМС США резко прибавили в мощи на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века.

Создатели этой системы вправе ею гордиться.

Однако за гордостью и радостью не должен скрываться и другой факт – концентрация только на установках вертикального пуска не позволяет полностью раскрыть боевой потенциал отечественного военного флота. Вместе с 3С14 ВМФ «выплеснул с водой ребёнка» — отказался от решения, позволяющего разместить крылатые ракеты семейства «Калибр» не только на новых кораблях, или модернизируемых по сложным и дорогим проектам ТАКР «Адмирал Нахимов» и БПК «Маршал Шапошников».

Речь идёт о наклонном пуске крылатых ракет, не вертикально вверх, а под углом к горизонтали. Такое решение позволило бы устанавливать ракетные установки для ракет семейства «Калибр» на любой старый корабль, где есть соответствующие подкрепления палуб и обеспечена стойкость к нагреву от реактивного выхлопа стартового ускорителя ракеты.

Установка, позволяющая запускать «Калибры» «в наклон» разрабатывалась, существует даже индекс 3С14П, где «П» означает «Палубная». Её можно было бы ставить на любой вооружённый ракетами корабль, вместо штатного ракетного оружия. И с минимальными переделками. Но увы.

В наклон

Запуск крылатой ракеты не вертикально вверх, как сегодня запускаются наши «Калибры» и американские «Томагавки», а под углом к горизонтали, «в наклон» является более выгодным энергетически для крылатой ракеты. Причина в том, что через несколько секунд после старта, на её корпусе уже появляется дополнительная подъёмная сила, да и появление подъёмной силы на крыле происходит мгновенно после раскрытия крыльев.

Очень важным преимуществом такого способа пуска ракеты является пологая «горка» — ракета, стартующая «в наклон» не поднимается на такую высоту, на которую ускоритель поднимает ракету при вертикальном старте. Это важно потому, что при вертикальном старте противник может засечь ракету, поднявшуюся достаточно высоко, чтобы его радиолокаторы засекли её с большого расстояния – пусть и на считанные секунды. Этих секунд хватит, чтобы противник понял, что по нему наносится ракетный удар.

Ещё одной важной особенностью подобных установок, это, что они позволяют оснастить крылатыми ракетами что угодно. Это подтверждает, например, американский опыт.

Первые «Томагавки» начали поступать в ВМС ВША так называемых ABL – armored box launcher. Будучи несравнимо легче, чем стандартная на сегодня Mk.41, ABL не требуют так много объёмов под палубой – ей фактически нужны только кабели электропитания и подключения к БИУС. Она может устанавливаться на любом корабле. У американцев, правда, они были не просто наклонными, а ещё и подъёмными — так обеспечивалась возможность многократной перезарядки на корабле. Но у нас всё равно места нет, можно ставить стационарно.

Американцы, получив такую пусковую установку, сразу же стали оснащать её свои «единички» — эсминцы «Спрюэнс», атомные крейсера класса «Вирджиния» и, до определённого момента чемпиона по несению «Томагавков» — линкоры класса «Айова». Чуть позже на «Спрюэнсах» и «Тикондерогах» появились уже вертикальные установки, а потом пошла серия эсминцев «Арли Бёрк», но начиналось всё с бронированных коробочек на палубах.

И вот этот урок из прошлого наш ВМФ игнорирует полностью.

Упущенные возможности

Есть корабли, в подпалубное пространство которых установки вертикального пуска помещаются. Это, например, тяжёлый атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов». Или БПК проекта 1155 – мы ещё вернёмся к проекту их модернизации.

Менее известно, что «вертикальная» 3С14 может встать на СКР проекта 1135 вместо штатного ПЛРК «Метель» — тогда корабль вместо четырёх старых ПЛУР 85Р получил бы восемь «ячеек» в которые могли бы встать и современные ПЛУР 91Р/РТ и КР семейства «Калибр» — как ПКР 3М54, так и ракета для ударов по наземным целям 3М14.

Однако такая модернизация имеет смысл только вместе с ремонтом корабля и продлением его срока службы на существенную величину, возможность чего неочевидна.

Зато очевидна возможность установить наклонные пусковые направляющие (если бы они были) на МРК проектов 1234 «Овод».

В настоящее время эти корабли проходят ремонт с модернизацией, в ходе которого вместо ракетного комплекса «Малахит» с шестью ракетами корабли получают ракетный комплекс «Уран» с шестнадцатью.

Такая модернизация безусловно повышает их ударный потенциал при атаке надводных целей. Однако, если бы такие корабли получили «Калибры» вместо «Урана», то их ударный потенциал никак не был бы меньше, скорее наоборот – стал бы кратно больше. Но при этом они получили бы возможность ещё и атаковать наземные цели.

В настоящее время суммарный залп крылатыми ракетами всего нашего флота абсолютно недостаточен, в ВМС США такое же количество ракет может быть выпущено парой-тройкой эсминцев. При этом, в России в строю двенадцать единиц МРК проекта 1234,и две единицы кораблей проекта 1239.

Трудно определить, сколько ракет семейства «Калибр» могло бы реально поместиться на «Оводе». На корабле проекта 1234.7 «Накат», использовавшемся для испытаний ПКР «Оникс» удалось разместить 12 таких ПКР. С учётом того, что ракеты семейства «Калибр» меньше, можно с уверенностью утверждать, что примерно шестнадцать таких ракет на МРК встало бы.

Конечно, в будущем такие носители КР будут заменены наземными пусковыми установками. Но, во-первых, наземные ПУ КР не смогут атаковать корабли противника, если противник подставится, а во-вторых, всё равно МРК у нас уже есть, почему бы не придать им дополнительные возможности, сделав корабль более универсальным? Это ведь не на новые деньги тратить – корабли-то уже построены.

Примерно столько же «Калибров» можно было бы установить на каждый из двух МРК проекта 1239.

Таким образом, если бы в своё время не были сэкономлены копейки на наклонных пусковых для кораблей, и проведена ускоренная модернизация МРК, то сейчас в ВМФ было бы на 14 носителей крылатых ракет больше, и каждый из них нёс бы 16 крылатых ракет. Всего 224 ракеты в залпе.

Читайте также:  Установка автосигнализации на легаси

Аналогично можно было бы модернизировать эсминцы проекта 956. Эти корабли, как и МРК, сомнительны по своей концепции – у них очень мощное артиллерийское вооружение сочетается с мощными ПКР, но в небольшом количестве – 8 единиц на борту. ПВО прямо скажем умеренное по возможностям, а ПЛО примерно нулевое.

Корабль, таким образом, неоптимальный и уязвимый из-под воды. Наложив сюда его проблемную котлотурбинную энергетическую установку, получаем «ходячую головную боль». Но, опять, как и в случае с МРК – другие корабли такого класса будут не скоро, а этот вполне может применяться для атак надводных целей, огневой поддержки десанта и ПВО. Замена ПКР «Москит» на «Калибры» во-первых, решила бы проблему устаревания основного наступательного оружия для этого корабля, которая, признаем это, существует, во-вторых, увеличила бы его боекомплект, в третьих, также придала бы ему возможность наносить удары по берегу с большого расстояния. И вот тут уже никакой наземный комплекс с ним бы конкурировать не смог бы. Эсминец – корабль океанской зоны, имея на вооружении КР «Калибр», он мог бы наносить удары почти по любой точке планеты, причём оставаясь в глубине океанской зоны, не подходя на опасную дистанцию к берегу противника.

Предположив, что на эсминец встало бы 16 ракет, получаем ещё 32 ракеты в залпе на тех кораблях, что в строю, и, потенциально, если будет отремонтирован «Настойчивый», то ещё 16, всего 48. Вместе с модернизированными МРК двух проектов — 272 ракеты.

Но всё это меркнет на фоне возможности перевооружить ракетные крейсера проекта 1164. Размещение пусковых установок противокорабельных ракет на этих кораблях таково, что их замена на установки вертикального пуска исключается полностью. А вот замена шестнадцати огромных пусковых установок советских ПКР на компактные пусковые для «Калибров», и, возможно «Ониксов» (как на МРК «Накат») тезнически вполне осуществима. При этом трудно с ходу представить себе, сколько ракет сможет нести крейсер после такой модернизации, но речь в любом случае идёт о многих десятках единиц. И часть из них вполне может предназначаться для ударов по наземным целям.

Ещё раз стоит заострить внимание на том, что всё реализуемо технически – ракеты семейства «Калибр» могут стартовать с наклонных направляющих, для экспериментальных контейнерных пусковых установок разработан транспортно-пусковой контейнер, который может стать «базой» для разработки ТПК с наклонным пуском. Те корабли, на которых такие ракеты могли бы «прописаться» и так имеют наклонные пусковые установки, и, соответственно, выдержат нагрузки от «Калибров». Нужна только политическая воля и совсем небольшое по сравнению с прочими военными расходами количество денег.

Правда, есть и дорогой вариант.

Модернизация БПК «Маршал Шапошников» как сравнительный пример. Как известно, БПК проекта «Маршал Шапошников» в настоящее время находится на модернизации. В своё время на тему этой модернизации было немало спекуляций, и сегодня можно сказать, что «спекулянты» были во многом правы. Проект модернизации действительно, помимо всего прочего, предусматривает демонтаж одной из двух арт.установок, вместо которой будут смонтированы 2 ПУ 3С14, по восемь крылатых ракет в каждой. Штатные ПУ КТ-100 ПЛРК «Раструб» уже демонтированы. Вместо них будут смонтированы ПУ РК «Уран».

На первый взгляд, итог модернизации обещается хорошим – у корабля появляются 16 «ячеек» в которых могут быть и ПЛУР для уничтожения подводных лодок, и крылатые ракеты для удара по земле, может быть и другое ракетное оружие.

И плюсом к ним ещё и «Ураны». Минусом – потерянная пушка.

О цене пока говорить рано, скажем только, что две ПУ 3С14 на этот корабль сами по себе, это намного больше, чем миллиард рублей (с учётом корпусных работ). Цифры однажды будут озвучены, пока ограничимся тем, что перестройка всей носовой части такого корабля дешёвой быть не может.

Проблема нашего ВМФ в том, что была куда более бюджетная альтернатива.

Дело в том, что технически было возможно, слегка, на считанные градусы, изменить угол установки штатных пусковых установок КТ-100, разместить в них вместо штатных ПЛУР 85РУ по паре ТПК с ракетами семейства «Калибр».

Это было бы в разы дешевле – не понадобились бы ни 3С14, ни резка корпуса там, где они устанавливаются, вторая 100-мм пушка осталась бы на месте, доработкам подверглась бы только БИУС. Причём количество ракет в КТ-100 было бы таким же, каким у «Шапошникова», оно будет в 3С-14.

В чём были бы плюсы подобного решения? Во-первых, оно на много миллиардов рублей дешевле. Общая экономия на всех БПК, которые будут модернизироваться, была бы сравнима со стоимостью постройкой небольшого корабля или судна.

Во-вторых, остаётся пушка. БПК проекта 1155 не имеют ЗРК большой дальности. Их ЗРК «Кинжал» помимо всего прочего, имеет малую досягаемость цели по высоте – 6000 метров. Пушки АК-100 имеют более чем в два раза большую досягаемость по высоте. И при атаках корабля бомбами с самолётов, летящих на высотах более 6000 метров, именно пушки являются его единственным средством ПВО. И здесь количество стволов имеет серьёзное значение. При отражении ракетной атаки «лишний» 100-мм ствол тоже был бы к месту.

В-третьих, сроки. Простая модернизации, не связанная с обширной резкой корпусных конструкций позволила бы существенно быстрее закончить все работы с кораблём. А это для ВМФ также критично.

Кто-то возразит насчёт того, что в этом случае корабль лишается ракетного комплекса «Уран», ракеты которого должны устанавливаться на место пусковых установок КТ-100. Но ближе к корме корабля находятся устаревшие до предела и занимающие много места торпедные аппараты ЧТА-53. Никакого значения в настоящее время они не имеют. Их демонтаж позволит не только разместить в указанной зоне корабля ПУ РК «Уран» (с направление стрельбы вбок, как на западных кораблях или корветах проекта 20380), но и установить там пусковые установки комплекса «Пакет» с 324-мм торпедами и антиторпедами. Что никак не лишне для корабля, задача которого бороться с подлодками.

Читайте также:  Установка коронки на зуб анестезия

Увы, но ничего из этого уже не произойдёт, как минимум с «Шапошниковым» – точно, а зная политику ВМФ, можно гарантировать, что не произойдёт вообще.

При всём безразличии флота к вопросам экономии средств стоит озвучить эту проблему – существует техническая возможность обеспечить старт крылатых ракет семейства «Калибр» из наклонных пусковых установок. Такие установки могут монтироваться на боевых кораблях ВМФ взамен штатных. В случае же БПК проекта 1155 в качестве наклонных пусковых в принципе могут использоваться штатные ПУ КТ-100 с минимальными доработками. Но они никому в ВМФ не нужны.

Использование наклонных ПУ позволит модернизировать массу кораблей, состоящих на вооружении ВМФ, с приданием их новых возможностей, причём не дорого. Всё, что для этого нужно – быстро возобновить разработку ПУ 3С-14П и довести её до «серии», разработать проект модернизации ПУ КТ-100, доработать ТПК ракет «Калибр» под наклонный пуск, разработать новое ПО для ракеты и провести испытания.

Не просматривается никаких фундаментальных причин, по которым в этом проекте что-то могло бы всерьёз не получиться.

Установки вертикального пуска хороши тем, что они позволяют «упаковать» в заданный объём больше ракет, чем наклонные, но они уместны скорее на новых кораблях, чем на старых, на старых их применение имеет смысл в считанных случаях. В остальных и здравый смысл, и экономическая целесообразность требуют совсем другого решения.

Финансирование ВМФ в обозримой перспективе будет недостаточным, а это требует экономного подхода ко всему. Было бы очень здорово, если бы мы получали огневую мощь ценой меньших затрат денег, которых у нашей страны и так немного.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

источник

Установки вертикального пуска Российского Императорского флота (Орлы Отечества)

Доброго времени суток, коллеги. Сегодня я публикую довольно таки спорную статью. По сути она является больше справочной, и необходима для объяснения кое-каких нюансов касательно Российского Императорского флота в моей альтернативе во второй половине XX века. Нюанс этот зовется просто – УВП, или установка вертикального пуска.

Сразу как я заинтересовался современным флотом, мне стали интересны УВПшки – установки вертикального пуска. Они мне представлялись, да и сейчас представляются наиболее оптимальным способом размещения ракет различных калибров. При этом, конечно, подразумевается больше «жесткая» УВП вроде американской Mk.41, которая сама по себе компактна, и способна вместить большой выбор различных ракет. Впрочем, тотальная универсализация (запихнуть все виды ракет в одну ячейку) меня в то же время никогда не привлекала, ибо умом я понимал, что ассортимент необходимого вооружения современного корабля столь велик, что в одну дырку все не влезет, а если постараться – то получится картина похлеще немецкого порно. Собственно, американцы со своими Mk.41 все и не вместили – «Гарпуны» пришлось размещать отдельно, да и ассортимент ракет ПВО не то чтобы впечатляет. Отечественные УВП, за исключением самых современных, мне не нравятся решительно – они и места больше занимают, и весят больше. Не то чтобы разница была большой, но вот не нравится мне – и точка! Да и современные российские УВП тоже временами вызывают вопросы, хотя тут скорее альтернативная точка зрения….

В общем, одно на другое, увлеченность современным флотом вместе с любовью к УВПшкам сложились вместе – и в результате решил оснащать свой альт. флот этими установками для ракет одновременно с американцами, да и разработку начать одновременно (или даже немного раньше). В качестве цели – хочется получить…. Ну, не «Арли Берк» вместо 956-го, к примеру, но что-то около того. УВП значительно упрощают все, и не заниматься ими в моей альтернативе просто не могут. Короче, РИФ у меня будет вооружен установками вертикального пуска ракет, и в этой статье для общего сведения коллег будет предоставлена информация обо всех их типах, применяемых в моей альтернативе.

Статья будет достаточно краткая и, возможно, сумбурная – пишется она в не совсем хорошем физическом состоянии, и так как просвета пока не видно, то рискну. Отдельно будет рассказано о тех альтернативных ракетах, которые будут добавлены в моей альтернативе – конечно же, не считая тех, которые являются полными копиями реальных (за исключением способа размещения в вертикальных ячейках, а не наклонных, или балочных, или барабанных).

Ну и наконец, выражаю особую благодарность коллеге Андрею за то, что помог мне лучше проработать идею УВП для русского флота. Конечно, не во всем я его послушал, но без него у меня бы вышел самый полный.

Программа «Довод»

УВП револьверного типа С-300Ф «Форт» на крейсере пр. 1164 «Маршал Устинов».

С самого начала развития ракетного вооружения на флоте самой распространенной системой размещения ракет была балочная. При отстреле ракет, установленных на балках, из погреба подавались новые, которые требовалось установить на штатное место перед выстрелом – процесс, который занимал довольно много времени и сильно ограничивал возможности использования ракетного вооружения. Нельзя было выпустить быстро большое количество ракет по воздушным целям, и нельзя было обеспечить высокую плотность огня с одного корабля за короткий промежуток времени. Ситуация улучшилась с внедрением горизонтальных или наклонных пусковых контейнеров – однако и они имели крупный недостаток, занимая очень много места на палубе, которого под все системы и так не хватало. В то же время на подводных лодках уже начали использовать шахтное расположение ракет, которые хоть и поглощали солидные внутренние объемы корпуса, но обеспечивали достаточно высокую плотность размещения этого вооружения. Чисто теоретически, на надводном корабле такое расположение арсенала позволяло обеспечить и удобство хранения, и возможность обеспечения плотного залпа по воздушным или надводным целям, пускай и за счет некоторой стесненности внутренних помещений и увеличения размеров корабля – в общем, выгод получалось гораздо больше, чем недостатков.

В результате в 1971 году для рассмотрения вопросов УВП для кораблей при Морском министерстве была создана комиссия, в которую включили как чинов МТК, так и представителей МГШ, среди которых были и офицеры с кораблей, которые проходили службу и на учениях использовали свое ракетное вооружение. Ею были рассмотрены несколько вопросов: рациональность использования вертикальных пусковых установок, различные их варианты и стоимость подобных трудов. Результат ее деятельности был однозначным – УВП на флоте нужны, и нужны в наиболее компактном и простом виде, т.е. набором ячеек для размещения различных систем вооружения. В то же время указывалось, что размещать все ракетное вооружение в подобных установках выгодно, но одного типа ячеек будет слишком мало для использования всех типов корабельных ракет, которые находились в разработке или только планировались. В конце концов, указом Морского министра от 13 мая 1972 года была создана секретная программа «Довод», участниками которой стали многие члены бывшей комиссии, а также множество инженеров и конструкторов русского флота. Все установки, разработанные ими, позднее получили официальное название «Довод», которое закрепилось за УВП на многие годы вперед.

Читайте также:  Установка пластикового пыльника на шрус

Конструкторы сразу решили работать по нескольким направлениям:

– большие УВП для тяжелых противокорабельных ракет;

– основной тип УВП для большинства разновидностей современных ракет, включая обычные ПКР, ЗРК, противолодочные и тактические;

– легкий тип УВП для оснащения миноносцев;

– УВП для размещения зенитных ракет ближнего радиуса действия.

При этом конструкторы программы «Довод» активно взаимодействовали и с ракетостроителями – во многих случаях требовалось работать рука об руку и вносить изменения не только в конструцию будущих УВП, но и ракет. Свои проблемы были и с УВП для тяжелых противолодочных ракет – основной их тип, 85Р представлял собой торпеду, подвешенную под собственно ракетой, и запуск подобной конструкции из вертикальной шахты представлялся довольно затруднительным. Вместе с тем Морское министерство «выбило» дополнительное финансирование на свои нужды и приступило к разработке некоторых новых образцов вооружения, вроде легких ПКР П-300. Все это уже довольно скоро начало давать свои плоды – в 1976–1977 году некоторые из новых установок УВП были испытаны на специально перестроенном для этого корабле, а остальные начали проходить цикл испытаний на суше. В это же время на верфях уже начали строиться первые корабли, расчитанные под новые системы размещения ракетного вооружения.

Тем не менее, определенные проблемы программы «Довод» все еще существовали – в частности, не сразу удалось наладить пуски противолодочных ракет, да и разработчики самих новых ракет не всегда успевали за конструкторами УВП. Тем не менее, к началу 1980-х годов в строй уже начали вступать первые корабли с ракетами, размещенными в УВП. И хотя официально принятие на вооружение самих установок и ракет затянулось до конца 80-х годов, Российский Императорский флот в этом десятилетии с успехом начал проходить «большую УВПизацию», ничуть не отставая в этом от своего основного противника – США. В дальнейшем и многие другие флоты станут использовать установки вертикального пуска для размещения своих корабельных ракет, но наиболее активными их пользователями и конструкторами так и останутся русские и американцы, постоянно совершенствуя «ячейки» и их содержимое в атмосфере постоянной конкуренции за влияние в мире.

Типы установок вертикального пуска Российского Императорского флота

Те самые УВП Mk.41, которые я считаю шикарным вариантом для оснащения ими кораблей. Конечно же, при наличии других систем вооружения, ибо в одну дырку ячейку все нужные ракеты не вставишь, доказано и американцами, и русскими, да и системы управления к этому добру нужны – короче, сами по себе Mk.41 не гарантия успеха, но весьма неплохой его залог.

«Довод-А» – УВП для размещения тяжелых противокорабельных ракет. Максимальный размер контейнера [1] – 1,6×1,6×13,2 м. Предназначалась установка для ракет П-700 «Гранит», а позднее – для ракет П-1000 «Вулкан». В начале XXI века «Довод-А» модернизирован до типа «Довод-АМ», который предназначен для размещения тяжелой сверхзвуковой ракеты П-2000 «Циркон» [2]. Такие УВП размещались на кораблях большого водоизмещения, вроде крейсеров пр. 1144.

«Довод-Б» – универсальная УВП для размещения щирокого ассортимента ракет. Максимальный размер ТПК – 0,75×0,75×9,8 м [3]. Предназначается для множества типов ракет. УВП может размещаться на кораблях различного типа начиная от эсминцев и крупнее, и в зависимости от особенностей носителя может комплектоваться разным набором ракет.

«Довод-У», или «Довод-Ураган» – УВП для оснащения миноносцев [4]. Максимальные размеры ТПК – 0,6×0,6×6,5 м. Использует облегченные варианты всех основных типов корабельных ракет, что обуславливет высокую универальность использования их носителей при достаточно небольших размерах.

«Довод-К», или «Довод-Кинжал» – УВП для размещения ракет ближней дальности действия. Ячейки чрезвычайно компактны (максимальные размеры ТПК до 0,4×0,4×3,4 м), что позволяет размещать их на довольно небольших кораблях.

Само собой, указанные УВП – лишь контейнеры для хранения вооружений. СУО и РЛС для одинаковых установок могут отличаться на разных кораблях в зависимости от наличия или отсутствия места под наиболее мощные их разновидности.

Детально ракетное вооружение рассмотрено в соответствующей статье.

1) Цифры очень примерные. В смысле, конечно же они более или менее обоснованы – но во многих местах я брал с запасом или отталкивался от параметров отдельных контейнеров под ракеты, хотя УВП должны быть компактнее их.

2) Вообще, реальный «Циркон» лезет в ту же ячейку, что и «Калибр», но я решил не мелочиться, и будет у меня и обычная ПКР со скоростью 8М, или же «Циркон» будет единственным в своем роде, а современные эсминцы будут вооружаться ПКРами на базе «Калибра» – еще не решил.

3) Несмотря на то, что «Довод-Б» во многом похож на реальную установку УКСК 3С14, ширину одной ячейки я несколько увеличил для вхождения туда немного более габаритного «Москита», и с поправкой на более ранние времена.

4) В случае поставки кораблей с такими УВП на экспорт – для кораблей небольших стран широкая унификация используемых ракет (а заодно и дешевизна ПКР «Калибр» в сравнении с «Ониксом») предпочтительнее. Для РИФ, конечно же, смысла устанавливать ПКР «Калибр» вместо «Оникса» в шахты нет – хотя такая возможность, конечно же, лишней не будет.

источник

Добавить комментарий

Adblock
detector